Что тянет вологжан на съемочную площадку?

Четыре года назад я снялся в фильме - и все: жизнь разделилась на «до» и «после». Впервые своими глазами увидел кинозвезд, своими ушами услышал магическое «Камера, мотор!», а в роль красноармейца вжился так, что долго еще не мог прийти в себя: на работу и в магазин ходил почти маршем, - вспоминает вологжанин Алексей Пекарь. - Тогда-то я и загорелся идеей «нести кино в массы». 

Фото: Красный север

Каждого десятого расстрелять

Тогда, в 2018 году, все вышло случайно: знакомые Алексея Пекаря предложили ему «засветиться» в эпизоде фильма «Обитель». На работе вологжанин взял неделю за свой счет и отправился на съемки в Кириллов. Там он пообщался с Владимиром Стекловым, Александрой Ребенок и другими известными киноактерами, понял, что они не из космоса, а из такого же теста. В массовке вологжанину досталась роль красноармейца в лагере для заключенных. По сценарию каждого десятого он выводил на расстрел. В их числе оказалась и героиня Александры Ребенок. Как это хрупкую девушку грубо вытолк­нуть из строя?! - растерялся статист. «Смелее, иначе тебя заменят», - «подбодрили» Алексея. И он решительно рванул звезду за плечо. В готовой картине остался голос вологжанина за кадром («Восемь, девять, десять!»), тень в эпизоде и спина. Но жалеть о потраченном времени у него и в мыслях нет. 

- Это в обычной жизни у нас «день сурка» - изо дня в день, из года в год ты играешь одни и те же роли: сын, муж, работник. А там, на съемочной площадке, ты с головой погружаешься совсем в другой мир, - говорит Алекксей. - Там ты надеваешь шинель, буденовку, кирзовые сапоги, берешь в руки охолощенную винтовку и ходишь по Кирилло-Белозерскому монастырю в ожидании вызова в кадр. 

А ощущения на съемочной площадке словами не передать! Это огонь в душе и полная «перезагрузка», это то, что питает изнутри, отключает от повседневной рутины. Это то, ради чего хочется жить.

Фото: Красный север

У меркантильных нет огня в глазах

Алексей Пекарь создал в соцсетях сообщество, которое теперь знают съемочные компании Питера и Москвы. 

Только за последние три года в регионе снимали сцены для шести документальных и художественных фильмов: «Обитель» (18+), «Первый отдел» (16+), «Одна» (12+), «Прорицатель» (12+), «Леденцовъ: Наука. Трудъ. Любовь. Довольство» (6+), «Монастырь».

- Для киногостей мы что-то вроде кастингового агентства: встретим, покажем локации, подберем нужные типажи, а гримерам и костюмерам останется лишь доработать образ, - рассказывает Алексей (сам он, кстати, снялся практически во всех перечисленных фильмах). - Массовку мы собираем по всей области. Сейчас в нашей базе данных - свыше 7 800 вологжан. Это школьники, студенты, пенсионеры, безработные, бизнесмены, госслужащие. За последние три года, по примерным подсчетам, в кино снялось более 300 человек. Плата актерам массовки скорее символическая: от 500 до 2 000 рублей за съемочный день. И это если проект коммерческий, а в некоммерческих люди снимаются «за идею». Меркантильных граждан мы стараемся не брать: у них нет огня в глазах.  

Каждой картине нужны свои типажи. К примеру, для «Монастыря» искали мужчин с бородами и старомодными стрижками и женщин с простыми светлыми лицами, без татуажа, наращенных ресниц, пирсинга и пластики. 

- Киношники - люди непредсказуемые. Они могут позвонить в 10 вечера и заказать на утро нужную им массовку. В итоге ночью ты готовишь список, утром собираешь людей у автобуса, отправляешь на место съемки. Помню, как-то 9 мая (ни раньше, ни позже) для фильма понадобился церковный хор со своим (личным) одеянием. На поиск певчих ушло больше суток, - делится Алексей Пекарь. - А иногда набор типажей объявляем за несколько месяцев. Закон подлости, конечно, срабатывает и тут: когда нужны высокие статисты, откликаются низкие, когда волосатые, нам пишут лысые. «Монастырю» нужны были трудники - бывшие зэки, пожелавшие стать монахами. Неудивительно, что откликнулись местные маргиналы, половина из них наутро не пришла. Автобус на съемки уехал полупустой, и, чтобы не завалить смену, мы искали людей в Кириллове, пока транспорт полтора часа добирался туда из Вологды. 

Дрожь прятали за улыбками

Сюжет, актеры, снятые сцены - все эти сведения авторы «Монастыря» разглашать запретили. Даже режиссера никто не должен был знать, но имена Тимура Бекмамбетова, как и и Насти Ивлеевой, занятой в главной роли, все же просочились в соцсети и прессу (ведущая «Орла и решки» охотно фотографировалась со всеми подряд). 

- В полдень мы уехали из Вологды в Кириллов, а на съемочной площадке работали с полуночи до пяти утра, - вспоминает вологжанка Екатерина Николаева. - Я в то время как раз писала вузовский диплом, зациклилась на нем и очень хотела отвлечься. Случайно узнала про кастинг, пришла, отстояла в очереди четыре часа и получила роль жены бандита. Нас попросили надеть длинные светлые платья (лучше кружевные, блестящие), платки, обувь на каблуках, накраситься, взять яркие украшения, сумки. Было очень холодно. Пледы в перерывах между съемками не спасали, и мы изо всех сил прятали за улыбками крупную дрожь, пока киношники снимали по 10 дублей каждой из трех пасхальных сцен.

Очень устала на съемках: так, что даже не было сил перекусить, получить гонорар. Дома сутки приходила в себя: отсыпалась, согревалась, отъедалась. Диплому это помогло: Катя успешно его защитила и теперь готова к новым съемкам. Ценный опыт, яркие впечатления, но больше всего ей понравились люди - интересные творческие личности, готовые к любым экспериментам. 

О том же говорит и девятилетний Антон Кисаримов из Вологды: в «Монастыре» он играл Катиного сына. Третьеклассник стойко отработал холодную ночь на площадке, пообщался с кумиром-звездой, попробовал на зуб пасхальный реквизит. 

И поделился заветной мечтой: он тоже хочет стать киноактером. 

Источник: Красный север
Автор: Ольга Бурчевская

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

Яндекс.Метрика