Казус Сизова

На прошлой неделе вологодский городской суд вынес приговор журналисту Алексею Сизову. Вердикт поверг в шок профессиональное сообщество: нашему коллеге дали девять лет строгого режима.

Месть жены?

Однако журналисты Вологодской области практически едины во мнении: Алексей не виноват, а пал жертвой оговора его бывшей жены. И мнение не изменилось с тех пор, как три года назад началась эта чудовищная история. Оно подробно изложено в петиции, которую в защиту коллеги подписали региональные журналисты, когда Алексей был первый раз помещён в СИЗО по этому делу.

«15 мая 2019 года в Вологде был задержан и помещен в СИЗО журналист издания «СеверИнформ» Алексей Сизов. Он подозревается в совершении преступления по статье 132 УК РФ (насильственные действия сексуального характера). Мы считаем данное уголовное дело чудовищной ошибкой. Алексей Сизов может оказаться в тюрьме в результате оговора со стороны бывшей жены Светланы Синевой, которая на протяжении длительного времени терроризировала многочисленными судебными исками его и его семью, запрещала Алексею видеться с родной дочерью. Когда все суды она проиграла, а также была признана мировым судом виновной по статье «Побои» (потерпевшие — мать и сестра Алексея), появилось заявление о том, что Алексей якобы мог совершить насильственные действия сексуального характера в отношении ее несовершеннолетних дочерей, одна из которых — родная дочь Алексея! Преступления якобы имели место 3 года назад, когда младшей, родной дочери Алексея было всего 4 года! Почему все эти годы дети молчали и начали рассказывать об этом именно тогда, когда все остальные средства наказать бывшего супруга были со стороны Синевой были исчерпаны? Эти обстоятельства наводят на мысль о том, что несовершеннолетние дети были использованы Синевой в качестве инструмента мести бывшему супругу! Следователи долго отказывали заявительнице в возбуждении уголовного дела, учитывая все «отягчающие» со стороны Синевой обстоятельства, которые предшествовали появлению этого заявления. Месть и обида, желание наказать бывшего мужа как можно суровее — вот что движет Синевой все эти годы, и это, судя по всему, понимали даже следователи. После очередной жалобы Синевой на бездействие правоохранительных органов делу все-таки решили дать ход.

Доказательная база очень слабая — кроме показаний девочек, полученных в присутствии Синевой, и, возможно, оказанного давления с помощью наводящих вопросов, в деле нет никаких иных доказательств вины Сизова. Имеют место грубые процессуальные нарушения со стороны следственных органов. В частности, ни одно из ходатайств Алексея Сизова о проведении дополнительных следственных действий не было удовлетворено. Следствие не использует никаких возможностей для поиска доказательств невиновности Алексея!»

Психиатры отклонений не обнаружили

Журналисты потребовали провести для Сизова и Синёвой независимую экспертизу на полиграфе, а также экспертизы с привлечением специалистов ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр психиатрии и наркологии имени В.П.Сербского». И сверхопытные психиатры не обнаружили у Алексея Сизова никаких отклонений сексуального поведения. Да и показания детей Сизова, по оценкам психолога, не отличались убедительностью, создавая ощущение заученности и подготовленности.

Повторимся, дело длилось несколько лет, и на протяжении всего этого времени Алексей находился то в СИЗО, то под домашним арестом, ибо достаточной доказательной базы, кроме слов его экс-супруги, у следствия не было.
Тем не менее, Сизов был обвинён и строго наказан. И в этом, по нашему мнению, сыграли роль несколько факторов: и слабая защита со стороны адвоката Андрея Шунина, и закрытый характер суда, и возможное желание обвинения, наконец-то уже примерно наказать журналиста.

«Защититься мужчинам невозможно»

В невиновность Сизова не верят не только его коллеги, но и, например, Уполномоченный по правам человека Вологодской области Олег Димони, который заявил ТАСС сразу после вынесения приговора: «После развода бывшая жена Сизова вдруг обвинила его в сексуальных действиях в отношении их совместного ребенка и ее ребенка от предыдущих отношений. До данного уголовного дела была целая серия внутрисемейных конфликтов, судебных тяжб, бывшая супруга с боем прорывалась, претендовала также на квартиру родителей Сизова. А по опыту девяти лет своей работы на посту уполномоченного скажу, что ко мне приходили десятки уже отсидевших мужчин, побывавших в подобной ситуации после подобных обвинений. Защититься мужчинам в таких ситуациях практически невозможно».

А руководитель отдела судебно-журналистских расследований издания «Судебный репортер» Георгий Алпатов, писавший о множестве похожих судебных дел, уверен, что во всём виновата российская судебная система.
«В подобных ситуациях наказывать человека категорически нельзя, если нет других доказательств, кроме показаний потерпевших. Ведь подобные уголовные дела часто возбуждаются на основании обид бывших жен, настроения детей, которые очень внушаемы. Очень много в практике случаев, когда дети оговаривали отцов, а потом отказывались от своих показаний. Тем не менее, судьи все равно выносили обвинительные приговоры. Здесь проблема в том, что судьи не несут ответственность за вынесенные решения. В этом заключается абсурд нашей судебной системы».

По имеющимся данным, приговор Вологодского горсуда будет оспорен в апелляционной инстанции. Юристы, к которым мы обращались, считают пересмотр дела вполне вероятным, но для начала советуют Алексею сменить адвоката…

Автор: Эдуард Абрамов

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

Яндекс.Метрика