Многодетную семью в Вологде переселили в аварийное жилье

Вологжанка Елена Пушникова с гражданским мужем и тремя детьми давно уже мыкается по чужим углам и два года судится с городскими властями. Многодетной семье по программе переселения из аварийного жилья выделили в Вологде «однушку», но потребовали доплатить за нее сначала 480, а затем - 700 тысяч рублей, после чего выселили обратно в разрушенный дом. 

Так выглядит на данный момент общежитие на Мохова, 45, и сюда выселили многодетную семью, у которой не оказалось средств на доплату за однокомнатную квартиру.
Фото Игоря Аксеновского

Снести общежитие за свой счет 

В 2013 году 33-летняя Елена Пушникова, беременная вторым ребенком, тяжело разводилась с мужем. Она ушла жить в комнату в общежитии на улице Мохова, 45. Чуть позже Елена встретила новую любовь, и в семье появился третий малыш. И жить бы да радоваться, но все испортил квартирный вопрос.

- Общага была «убитая». Утешало одно - это почти центр города, а главное, рядом с мамой: мыться и стирать мы ходили к ней да практически у нее и жили, - делится многодетная мать. - Свою 20-метровую комнату я, конечно, обклеила, подкрасила и обставила, а вот остальные площади удручали: разрушенные лестницы, жуткая постирочная с единственным краном, напрочь засоренная канализация. Часть комнат и вовсе была заколочена: кто-то из их обитателей пил, кто-то сидел в тюрьме. Активных и вменяемых соседей было мало, с ними-то мы и начали бороться за капитальный ремонт дома. Управляющие компании менялись, сопротивлялись, отнекивались, а потом вдруг выяснилось: еще в 2011 году половина здания была признана аварийной. 

В сентябре 2015-го (не без наших усилий) этот статус получил и весь дом.

И началась другая битва: за переселение из аварийного жилья. Вологжанка вспоминает: в 2019 году ее, как и других жильцов, вызвали в администрацию, где сначала предложили снести здание за свой счет. Затем спросили, согласна ли семья на другую квартиру с доплатой. Если площадь будет не меньше - согласна, ответила Елена, подписав нужные документы. И вскоре Пушниковым выделили «однушку» (31,3 квадратного метра) в новостройке на улице Беляева, 32. Правда, городу это жилище обошлось в 1,1 миллиона рублей, поэтому Елене предложили доплатить 479 тысяч. Вот тут-то и начались разногласия. 

Елена Пушникова

Изъять нельзя оставить

- По заказу городских властей независимый оценщик провел экспертизу. Он сравнил стоимость подобных объектов и вывел среднее афирметическое. В итоге нашу комнату в общаге оценили в 628 тысяч рублей, а общую площадь жилья - в 23 квадратных метра, - рассказывает многодетная мать. 

- У другого оценщика, которого наняли мы, получились другие цифры: 32 квадрата (с учетом вспомогательных помещений: кухни, рекреаций, постирочной) и 1,7 миллиона. При этом «наш» эксперт использовал специальную формулу, где учтены и земля под домом, и упущенная выгода жильцов: помещения перед их приватизацией город (как собственник) должен был отремонтировать за свой счет, а он этого не сделал. И это уже не говоря о том, что из центра Вологды нас переселили на самую окраину… 

В сентябре 2020 года Елена через суд попросила признать недостоверной оценку недвижимости, представленную администрацией Вологды, а также снять с ее семьи полумиллионную доплату. Но эти требования городской суд не удовлетворил. А вот суд второй инстанции, напротив, семью поддержал: он вынес решение изъять аварийную комнату у матери с детьми, а взамен без всяких доплат предоставить однокомнатную квартиру на Беляева. Но с этим чиновники не согласились, и опять последовали процессы. На одном из них была назначена судебная экспертиза: спорную недвижимость оценили уже в третий раз. И вот что выяснилось: за время тяжб комната в старом общежитии подорожала до 848 тысяч рублей, «однушка» в новостройке - до 1,6 миллиона, а разница между ними перевалила за 700 тысяч. Таких денег семье взять было неоткуда, в итоге по решению суда ее выселили из квартиры обратно в уже расселенное общежитие. 

- Чего я только не наслушалась на этих процессах! Меня укоряли, мол, вы же видели, что покупаете комнату в развалюхе. Более того, открыто звучало, что я сделала это намеренно, дабы обогатиться, заведомо зная о том, что жилье аварийное. А я устала повторять, что этого мы не знали, - сетует Елена Пушникова. - И все это время мы были вынуждены платить еще и за содержание новой квартиры, в которой не жили… 

Не выдержали нервы 

В новостройке на Беляева, рассказывает вологжанка, они хранили часть вещей. Еще часть вывезли к маме, а кое-что осталось в общежитии. Правда, комнату в расселенном здании обокрали: воры сняли даже батареи и входную дверь (Елена по этому поводу обращалась в полицию). Где взять денег на ремонт? Почему здание было открыто для бомжей и воров? И как в нем жить с детьми, если дом давно уже отключен от всех сетей и коммуникаций? 

Временами переселенцы живут у Елениной мамы. Летом большая семья поселилась на даче, а зимой, когда в доме замерзла бочка с водой, мать с детьми перебралась в съемную квартиру (а это опять же расходы). Теперь они живут в поселке Майском. Там четырехлетняя Саша ходит в детский сад, а Даша и Даня (им 9 и 12 лет соответственно) учатся в местной школе. 

- Я не скандалистка и не сутяжница, - говорит Елена Пушникова. - Но жить в аварийном доме на Мохова (а это наше единственное жилье!) без света, воды и тепла невозможно. Увы, другой жилплощади у нас нет. И денег нет, и сил уже нет бороться. К примеру, одна моя соседка по общаге сдалась - доплатила администрации за квартиру: не выдержали нервы. А две другие семьи, как и мы, по-прежнему судятся с городскими властями. Вариантов у нас немного: либо ждать, когда найдется застройщик, готовый снести общежитие и возвести на этом месте новый дом, либо продолжать споры с чиновниками. Вот почему на днях мы обратились в Верховный Суд.

Перспективы есть?

В администрации Вологды в ответ на запрос «КС» специалисты пояснили: в рамках Программы № 5 по переселению граждан из ветхого и аварийного жилья, которая реализуется с 2019 года, Фонд реформирования ЖКХ представил методические рекомендации. Там значится, что «собственникам предоставляется жилье, равноценное изымаемому аварийному», а если их стоимость не совпадает, то разницу обязан доплатить переселенец.

Чиновники подчеркивают: жилье для переселенцев приобреталось в Вологде по цене 36,2 тысячи рублей за квадратный метр, что ниже рыночной стоимости. С 2019 года четыре семьи уже доплатили за новые квартиры от 200 до 500 тысяч рублей. Еще пять семей отказались платить - дело дошло до суда. В итоге два переселенца суд проиграли, один выиграл, а по двум решения пока не приняты. 

Если же гражданин отказывается от новой квартиры с доплатой, то он может получить компенсацию за свою прежнюю. В Вологде с 2019 года на это согласился 61 собственник аварийных объектов недвижимости. 

Такая же перспектива есть и у Пушниковых - получить 848 тысяч рублей за комнату, сообщили нам. Помимо этого, многодетной матери могут дать жилищную субсидию по программе «Молодая семья», где она числится под номером 1 в списке кандидатов. Получение выплаты предполагается в 2022 году, сообщили в городской администрации.

Комментарий

Нателла МАЙОРОВА, адвокат семьи Пушниковых:

- Я вовсе не уверена, что моя подзащитная сможет участвовать в программе господдержки молодых семей. Там жесткие правила: возраст до 35 лет, доход, достаточный для получения ипотечного кредита, а также включение в состав участников программы. На словах Елену включили, а как в действительности, мы не знаем: ни одного официального документа на этот счет она не получала.

К тому же эта программа никак не связана с программой переселения граждан из аварийного жилья, в которой, кстати, ни слова не сказано о доплатах с собственников изымаемых квартир. Мы говорили об этом на суде, но наши доводы не были услышаны. Кроме того, мы пытались привлечь к участию в деле органы опеки (ведь собственниками комнаты в аварийном общежитии являются и двое несовершеннолетних детей Елены, права которых она отстаивает в первую очередь), но их представитель появился лишь однажды.

Нас не вызывали в суд кассационной инстанции, дело было рассмотрено без нас, нам не направили решение суда. 

Что касается решения вселить семью обратно в разграбленный дом без окон, дверей и инженерных сетей, то это, с моей точки зрения, просто противоречит здравому смыслу.

Источник: Красный север
Автор: Ольга Бурчевская

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

Яндекс.Метрика