Архитектор Иван Магарёв: «Памятник архитектуры важно приспособить под современное использование, сохранив его историю»

В центре села Устье возвышается двухэтажный особняк из красного кирпича, по своей архитектуре напоминающий замок, – с высокими окнами, башенками, острыми шпилями и именным флюгером. Дом был построен в 1910 году сыновьями устьянского купца Ивана Никуличева – эта фамилия увековечена в архивах Усть-Кубинского района как известных в свое время благотворителей. Когда-то в здании размещалась торговая площадка со складским помещением, а в советское время – библиотека и контора сельхозпредприятия. В последние годы второй этаж дома был закрыт, а на первом какое-то время работал магазин.

Сейчас, после трех лет запустения, в доме постепенно наводится порядок: прошлой весной здание приобрел вологодский архитектор Иван Магарёв. После окончания магистратуры в Италии в 2019 году он вернулся в Вологду, а сейчас работает преподавателем в родном ВоГУ и занимается проектированием в строительной фирме.

По крутой многоступенчатой лестнице поднимаемся наверх, в комнаты с анфиладной планировкой, чтобы узнать о тайнах дома Никуличева и о планах на будущее его нового владельца.  

Дом купца Никуличева в центре села Устье приобрёл вологодский архитектор Иван Магарёв

Семья устьян Никуличевых владела лесопильными, стекольными, синкалево-химическим и кирпичным заводами, буксирными и товаро-пассажирскими пароходами. Торговали они хлебом и мануфактурными товарами. По размерам капитала, количеству предприятий и торговым оборотам Никуличевым не было равных ни в Устье, ни в Кадникове, ни даже в губернском городе Вологде. Будучи успешными предпринимателями, они никогда не забывали о благотворительности. Сын Ивана Никуличева Василий по торговым делам бывал в Берлине и Лондоне, состоял гласным губернской и уездной земских управ, почетным блюстителем Вологодской семинарии. Участвовал в возведении второклассной церковно-приходской школы, почтово-телеграфного отделения, народного дома, библиотеки и двух общественных садов в Устье.

Иван Магарёв

Иван, расскажи об обучении за границей и своем дипломном проекте реновации села Устье в Вологодской области.

Проработав три года после окончания Вологодского государственного университета, я решил продолжить обучение в Европе. Поступил в Миланский политехнический университет на магистерскую программу «Архитектурное проектирование», учился и жил в Милане три года, получал стипендию. Дипломный проект был посвящен реставрации исторической застройки в центре села Устье, а также развитию его инфраструктуры, в том числе разработке дизайна набережной с речным вокзалом. Это место мне хорошо знакомо, потому что мой отец родом из Усть-Кубинского района. 

Я хорошо изучил Устье в плане архитектуры и истории – многие документы удалось найти в открытых источниках. Большим удивлением для меня стало, что небольшое село в ХVIII–ХIХ веках было намного богаче Вологды. Расположенное на пересечении водных путей, оно считалось важным узлом международной торговли: пароходы с товаром шли отсюда и в Лондон, и в Париж. К примеру, у купца Ивана Никуличева в Устье был лесопильный завод, производство по изготовлению изделий из коровьего рога, а в Санкт-Петербурге на Невском проспекте – представительство. Устьянский купец сбывал свой товар на внешний рынок.

Если сравнивать Россию и Италию – как там обстоит дело с сохранением исторических зданий?

Италия – одна из европейских стран, где сохранилось больше всего памятников архитектуры. Там к ним относятся максимально трепетно, боясь внести хоть какие-то диссонирующие элементы в историческую среду. В Миланском университете есть факультеты узкой направленности, например, реставрационный. Там можно учиться в течение трех лет исключительно тому, как построить здание рядом с историческим, чтобы это смотрелось гармонично. Различие подходов в том, что в Италии действия направлены на сохранение того, что есть, а у нас в России – в большей мере на воссоздание.

Вид на село Устье с крыши дома Никуличева

В конце мая 2020 года ты приобрел особняк в центре Устья. Что тебя в нем привлекло?

Когда у меня появились денежные накопления, я решил вложить их в недвижимость и смотрел объекты в Вологде. Например, в деревянном доме на Мальцева, 3 – это дом Макаушкина, памятник деревянного зодчества – на втором этаже продавалась квартира, где можно было сделать интересный ремонт.

В течение нескольких месяцев я постоянно мониторил объявления в интернете и совершенно случайно увидел, что в Устье продается здание сельхозпредприятия за два миллиона рублей. На заставке объявления стояла фотография дома Никуличева, но сначала я даже не понял, что продается именно он. Подумал, что снимок использован для привлечения внимания – как красивый вид села. А когда убедился, что продается именно этот дом, то даже спать не мог временами, обдумывая свое решение.

Кстати, когда я писал магистерскую работу в Миланском университете и детально изучал здания исторического центра села Устье, то при виде дома Никуличева в голове мелькала мысль, как интересно было бы такой особняк приспособить под современное использование, сохранив его историю, ведь он находился в полном запустении, практически создавая вид заброшенности. И когда я наткнулся на объявление о его продаже, успокоиться было трудно. Я был так увлечен идеей купить этот дом, что у окружающих не было сомнений, что я это сделаю. Родители поначалу предостерегали, особенно мама, но друзья поддерживали. Конечно, дому требуется серьезная реставрация, постепенно выявляются всё новые «подводные камни», но я с самого начала понимал, что вложений будет немало. Кроме того, дом признан объектом культурного наследия регионального значения, и у меня как у собственника есть обязательство провести работы по его сохранению к 2024 году.

Особняк построен в псевдоготическом стиле, имеет богатый декор. Очевидно, хозяин дома был вдохновлен европейской архитектурой и захотел возвести нечто подобное для себя. Я пересмотрел много фотографий, чтобы определить, кто был его архитектором. Но ни башен, ни других элементов, похожих по стилю, не нашел. Складывается впечатление, что мастер интерпретировал их по-своему. Наверное, в этом и есть особенность дома, недаром он считается одним из самых красивых в селе Устье.

Процесс ремонтных работ

Какие чувства возникли, когда ты впервые вошел в свой «замок»? Что увидел: разруху и запустение или, наоборот, поле для деятельности?

Если смотреть на дом издалека, он выглядит монументальным и величественным. На самом деле здание небольшое – площадь обоих этажей составляет 175 квадратных метров. На первом этаже три комнаты, а на втором – четыре: они формируют круговую анфиладу, то есть последовательно примыкают друг к другу. Однако установленные временные перегородки и всевозможные стеновые обшивки «съедали» уйму пространства и придавали интерьерам конторский вид.

На полу первого этажа за долгие годы было настелено много слоев линолеума, которые пришлось снять: даже верхние слои были покрыты грибком, а общее состояние покрытия было ужасным. В одной из комнат в полу был обнаружен проем, а в нем мы нашли подвал, затопленный водой. Конечно, были удивлены, так как продавец уверял, что подвала нет, а проверить это до приобретения дома было затруднительно.

Кровля сохранилась неплохо, несмотря на то, что в одном месте чердачное перекрытие прогнило, и вода во время дождя лилась прямо по стенам и стекала по лестнице. Так что предстоит залатать дыры, подвести тепло, отремонтировать окна – и тогда можно будет эксплуатировать первый этаж, постепенно занимаясь последующим ремонтом.

В целом состояние здания не стало для меня сюрпризом, но я понял, насколько много предстоит сделать. Однако первое впечатление сгладили высокие потолки, – 3,7 метра, сохранившаяся лепнина, печи и прекрасный вид из окон на центральную часть села Устья и церковь Николая Мирликийского.

Иван Никуличев с женой

С какими бытовыми трудностями пришлось столкнуться?

В доме нет ни канализации, ни воды, ни центрального отопления – только электричество и печи. К глобальным ремонтным работам пока не приступали: на протяжении полугода мы с родителями и друзьями занимались в основном уборкой. Вывезли пять грузовых машин мусора, разобрали завалы в комнатах. С чердака сняли три с половиной тонны (!) птичьего помета – часть утилизировали, часть отдали на удобрение местным жителям.

В середине прошлого лета между домом Никуличева и соседним домом купца Смолкина я обнаружил старую выгребную яму: решил раскрыть непонятный настил, который был засыпан опилками и подозрительно пружинил, и увидел зияющую пустоту, оголившийся фундамент и значительные разрушения стены. Стоки на протяжении более сотни лет выливались прямо под фундаменты, размывали их и портили кирпичи. В итоге собственник соседнего здания этот вопрос уладил – яму засыпал и отвел стоки от исторических стен.

Внутренняя обстановка в доме купца Никуличева

По легенде в особняке находились «никуличевские бани» – так ли это на самом деле?

Вероятнее всего, знаменитые устьянские купеческие бани располагались в помещении над подвалом. Там были найдены многочисленные водопроводные отводы и следы печи, а в подвале – массивный трубопровод отводящей канализации.

Что в доме сохранилось в подлинном виде?

На первом этаже до наших дней дожили каменные сводчатые потолки – так называемые своды Монье, которые в интерьере смотрятся великолепно. На потолках второго этажа сохранилась гипсовая лепнина в виде карнизов и розеток для люстр – эти элементы, безусловно, имеют архитектурную ценность.

Дом уникален сам по себе, и, конечно, хочется сохранить его историческое своеобразие. Он построен с применением технических решений, которые актуальны и сейчас – в нем есть, например, стена с подогревом. Здание отапливалось огромными печками – из пяти печей сохранились три. Видно, что они были возведены профессионалами, а одна из печей украшена изразцами. Все они в рабочем состоянии: после прочистки системы дымоходов их можно топить.

На второй этаж ведет одномаршевая лестница – крутая и неудобная, с 24 короткими проступями. Лестницы раньше делали по остаточному принципу, чтобы сэкономить площадь: они получались крутыми, зато занимали меньше места. Тем не менее, мне нравится, как смотрятся ступени, изъеденные временем, в общем контексте дома. Я хочу оставить лестницу такой, какая она есть, но необходимо проработать ее удобство и безопасность.

Установленные в советское время перегородки и всевозможные стеновые обшивки «съедали» уйму пространства и придавали интерьерам конторский вид

Окна и двери в доме тоже особенные – одни каменные подоконники чего стоят.

Да, эти подоконники стали для меня большим сюрпризом – похожие я встречал только в Италии. На некоторых окнах уцелели подлинные кованые шпингалеты – на все окна в доме их не хватит, но на три окна, думаю, скомплектуем. Наружные рамы придется фрагментарно или полностью поменять – они будут деревянные, а внутренние оставим «родные», они находятся в достаточно хорошем состоянии. Необходимо будет только снять старую краску и обработать дерево.

Входных дверей в доме изначально было две: внешние и внутренние. Установленные сейчас внешние двери, покрашенные синей краской, в советское время были сняты с одной из комнат и поставлены взамен износившихся уличных. Их даже подпилили снизу, чтобы уместились в проем. В верхней части этих дверей раньше стояло стекло с арочным навершием. Сейчас эти двери находятся на реставрации. Внутренние двери входной группы сохранились оригинальные – они имеют традиционную филенчатую трехчастную структуру, в верхней филенке устроено узкое окно с двойным остеклением. На них предстоит заменить элементы и отремонтировать фурнитуру – петли и защелки, а затем покрыть маслом, что позволит сохранить подлинный цвет дерева.

В числе находок оказался старый кошелек с облигацией в 25 рублей

Поговорим о находках: что интересного удалось обнаружить?

Приобретая старый дом, кажется, что в нем могут сохраниться какие-то элементы утвари, атрибуты эпохи, однако дом Никуличева, прослуживший конторой больше полувека, – не тот случай. Пока из интересного – только вьюшка от печки предположительно середины ХIХ века, пара печных железок и шпингалеты. Ни монет, ни медалей – ничего такого не находили. Даже когда открыли затопленный подвал, нашли фантики от конфет уже российского производства. За панелями ДВП, которые закрывали чугунные радиаторы, оказался старый кошелек с облигацией в 25 рублей. Конечно, никакой ценности она не представляет. На первом этаже, снимая со стен листы ДВП, мы обнаружили следы утраченной печи – видимо, ее разобрали, когда помещение приспосабливали под магазин.

А еще во время исследования дома удалось найти потайную дверь. Между домами купцов Никуличева и Смолкина есть пристройка. В доме Никуличева второй этаж пристройки занимает маленькое помещение, в советское время там оборудовали туалет, изнутри он был обклеен утеплителем. Сняв его со стен, мы обнаружили два окна и дверь, ведущую в соседнее здание. Очевидно, раньше пристройка служила переходом, связывавшим эти два дома. Судя по высоте арочного проема, который виден со двора снаружи, можно предположить, что раньше это была дверь на высоком крыльце-лестнице, через которое прислуга могла попадать в каждый из домов.

Сыновья Никуличева построили дом, когда их отцу было 80 лет, а сами они жили не в Устье – к тому времени уже обосновались в Вологде. В собственности семьи дом пробыл всего семь лет, после революции 1917 года его национализировали и отдали под контору совхоза. Практически всю историю существования в доме велась финансово-хозяйственная деятельность, обслуживающая нужды большого агропредприятия.

По оригинальному образцу Валерий Магарёв вручную изготовил недостающие воронки с просечными рисунками и фальцевые соединения к водостокам

Сейчас ты многое делаешь в доме своими силами, и тебе очень помогает папа Валерий Валерьянович.

Папа по образованию электрик, много лет работал в реставрации. Вместе с ним в прошлом году мы восстановили водосточную систему. Одну водоприемную воронку в виде резной короны он снял с крыши, обмерял, нарисовал шаблоны. По этому оригинальному образцу папа вручную изготовил недостающие воронки с просечными рисунками и фальцевые соединения к водостокам. Для этого мы приобрели специальное устройство – зиг-машину, хоть она и смогла упростить изготовление, основная работа выполнялась руками. Теперь на крыше установлены девять водосточных воронок, окрашенных в серо-коричневый цвет, «родные» воронки мы отремонтировали и вернули на место. Также заменили карнизный и некоторые оконные отливы. Стены дома теперь защищены от воды, их разрушение остановлено.

Что планируется сделать в доме в ближайшее время?

Сейчас идет длительный процесс подведения сетей, наружная канализация со станцией биологической очистки смонтирована на участке, газификация планируется к осени-зиме.

Кстати, в подвальном помещении сохранился старинный трубопровод. Снаружи состояние дома хорошее, правда, цоколь придется откапывать: нижняя часть стен «вросла» в землю, и сырость проникает в дом через стены. Также планируем сделать пандус, крыльцо и небольшую террасу для отдыха.

Планировка в доме останется прежней, возводить новые стены не будем. Всё, что мы планируем, укладывается в проект ремонтных работ. Он стоит дешевле, чем проект реставрации, и экспертиза тоже не нужна – только согласование в Комитете по охране объектов культурного наследия Вологодской области.

В марте 2021 года я получил охранные документы, в которых обозначен «предмет охраны объекта культурного наследия»: аспекты архитектурной ценности здания и особенности его подлинного облика, послужившие основанием для включения его в реестр памятников архитектуры.

Проект предмета охраны был разработан мной совместно с вологодским реставратором Еленой Никитиной. Это была большая работа, которую мы провели, чтобы исследовать дом и выявить ценные элементы, которые стали основой для документа «Предмет охраны объекта культурного наследия», которую Комитет по охране оформил в Приказ.

На второй этаж ведёт одномаршевая лестница с 24 короткими проступями

Когда дом заживет новой жизнью, что в нем будет?

На первом этаже я планирую открыть небольшую кофейню, сувенирную лавку и ремесленную мастерскую с возможностью проводить воркшопы для устьян и гостей села, а на втором будет жилье, возможно, мы сделаем его для туристов или будем использовать сами.

Общий стиль дома будет основан на сохранившихся элементах внутреннего дизайна – розетках, карнизах, дверях, печах. Новые отделочные материалы – плитку, паркетную доску – будем выбирать, чтобы подчеркнуть красоту подлинного декора. О натяжных потолках, конечно, речи не идет.

Анфиладная планировка не очень удобна для размещения апартаментов, но вторгаться в перекрытия и возводить новые стены я не буду. Просто одну из дверей в комнате закроем – она будет как элемент интерьера, а комнаты станут изолированными.

В доме не так много места, поэтому мебель выберу функциональную. Чтобы ее дизайн не спорил с общим стилем дома и не уводил внимание с подлинного на новое, она будет довольно простая, но качественная.

Я поставил перед собой цель завершить ремонт за два года. Если в следующем году получится открыть кофейню на первом этаже – это уже будет отлично! За прошедший год в доме уже очень много изменилось. Даже удивляюсь, сколько всего удалось сделать, при том, что я приезжал в Устье только по выходным. Сейчас удается гораздо чаще.

Я всегда остаюсь открытым для взаимодействия с администрацией села и района и готов участвовать в совместном проектировании благоустройства Устья, создавать комфортную среду.

На сайте Дома Никуличевых можно совершить виртуальный тур по Устью

У дома Никуличева есть свой сайт – что там можно увидеть?

На сайте можно совершить виртуальный тур по Устью, увидеть 3D-модель дома Никуличева и «покрутить» его со всех сторон, как игрушку, рассмотрев каждую башенку. Мой друг, фотограф Алексей Южаков сделал панорамную съемку Устья, деревни Чирково и Спасо-Каменного монастыря с квадрокоптера. Кроме того, он снял видеотур обоих этажей дома Никуличева – теперь любой желающий может «зайти внутрь». Можно также почитать об истории дома. В дальнейшем информация на сайте будет дополняться, а фотографии процесса ремонтных работ я показываю в инстаграм-аккаунте @nikulichev_dom.

В последнее время появилось несколько примеров того, как частные лица восстанавливают исторические здания. В Бабаевском районе Войцеховские восстановили усадьбу Хвалевское, несколько деревянных домов в Вологде отреставрировала семья Якимовых. Как ты, будучи архитектором, оцениваешь эту тенденцию?

Я бывал в домах, отреставрированных Германом Якимовым, и, хотя лично с ним не знаком, вдохновляюсь тем, что делает его семья. Мне импонирует такой подход, когда человек старается проникнуться историей дома и максимально сохранить его подлинность. А когда любой желающий может войти внутрь и посмотреть, что получилось в результате реставрации, – это впечатляет и придает сил. Если бы у меня перед глазами не было подобных примеров, то я, возможно, и не решился бы на эту затею с покупкой памятника архитектуры.

Было бы замечательно, если бы и другие люди, даже не обладающие большими финансовыми ресурсами, так же, как я, не боялись покупать исторические здания и могли бы за счет грантов, личных средств и с помощью друзей приводить их в порядок. Будет прекрасно, если потом удастся частично окупить потраченные средства. Очевидно, реставрация – это не быстро окупаемый бизнес. Это занятие для души, как правило, очень длительное. Я, в свою очередь, буду рад, если кто-то из устьян или гостей села, посмотрев на дом Никуличева, проникнется идеей сохранения истории и не будет, к примеру, свой дом зашивать сайдингом или застилать деревянный пол линолеумом или ламинатом, а напротив – приведет их в порядок, почистив или немного отшлифовав. Деревянные, перекрашенные много раз окна, бывает, смотрятся страшновато, но стоит взять в руки строительный фен и снять с них краску, становится понятно, что текстура дерева, тонкие переплеты, очищенные металлические шпингалеты не идут ни в какое сравнение по эстетике и красоте с дешевым пластиком, а подгнившие фрагменты рам можно зашпаклевать. 

Качественная и трепетная реставрация – это не только этично по отношению к истории, но очень стильно и современно, и не всегда баснословно дорого!
 

Источник: Cultinfo.ru
Автор: Кристина Страмова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика