Конфликт на расстоянии

Известный вологодский реставратор Александр Попов оказался в центре скандала: на него подал в суд Комитет охраны объектов культурного наследия Республики Татарстан.

Чиновники Комитета считают, что Попов «загубил» деревянные мечеть и церковь, увезённые на реставрацию из республики в город Кириллов.

Предложение отреставрировать два аварийных памятника деревянного зодчества, расположенные на территории Татарстана: мечеть в селе Большая Елга, построенную в XIX веке, и церковь Архангела Михаила в селе Архангельские Кляри, возведённую в XVIII веке, — поступило в адрес компании «Реставрационный центр — архитектура, производство, обучение», которую возглавляет Александр Попов, в конце 2018 года.

По мнению заказчиков реставрации строений, деньги, отправленные Попову (на фото) в качестве аванса, освоены неизвестным образом. | Фото Татар-Информ

ДВЕ ЗА 35

Оба объекта предполагалось полностью восстановить к маю 2020 года, когда отмечалось столетие Республики Татарстан, то есть в крайне сжатые сроки. Платили тоже немного — 35 миллионов рублей за оба объекта: 15 миллионов за церковь и 20 — за мечеть.

«На реставрацию церкви выделялось, например, всего восемь месяцев. За это время я должен был разобрать её, увезти в Кириллов, то есть за полторы тысячи километров от места первоначального нахождения, отреставрировать и вернуть обратно. По мечети срок работ был чуть дольше, но действовать надо было по такому же принципу, — сообщил «Премьеру» сам Александр Попов. — Я спросил, нельзя ли восстановить сначала один объект, а лишь затем второй, но мне ответили, что в регионе равноправие конфессий, поэтому сделать надо оба сразу».

При этом, отметил он, физический объём двух строений, вместе взятых, составляет 35 тысяч кубических метров. Для сравнения: физический объём Преображенской церкви на острове Кижи меньше — 30 тысяч кубометров, а реставрируют её уже 13-й год, никуда не перевозя, и стоимость реставрационных работ составила 400 миллионов рублей.

НАПОМНИМ:
Несколько лет назад компания Александра Попова занималась восстановлением Дома кружевниц, расположенного в Вологде на улице Благовещенская, 20. Однако затем реставраторы расторгли договор с городом, обосновав это тем, что им недоплатили. В результате власти Вологды заключили договор сначала с другой фирмой, а затем с третьей, из-за чего реставрация Дома кружевниц серьёзно затянулась.

Однако на тот момент ООО «РЦАПО» находилось в состоянии кризиса и балансировало на грани закрытия, поэтому предложение пришлось принять. Кроме того, Александр Попов рассчитывал, что в процессе осуществления работ ему удастся всё-таки скорректировать их условия в лучшую сторону.

«У церкви в отдельных местах отсутствовали стены. Мечеть тоже была аварийная, а минарет там ходил ходуном. Когда я разбирал её, ко мне подошла старушка и сказала: «Я каждый день молюсь за вас, потому что вы можете погибнуть», — вспоминает Александр Владимирович.

В результате в начале 2019 года два религиозных объекта были разобраны, замаркированы и перевезены в город Кириллов на реставрацию.

ТАТАРСТАН ПРОТИВ

По мере того, как продвигались восстановительные работы, вологодский реставратор, по его словам, всё чётче понимал, что ему явно недостаточно ни времени, ни выделенных финансовых средств.

«Я направил просьбу увеличить сроки и пересчитать смету — тишина, я обратился к местной прессе — она молчит, я написал письмо президенту Рустаму Минниханову, но оно словно пропало», — говорит он.

Когда начался 2020 год, опасения реставратора сбылись — финансирование из Татарстана иссякло, поскольку срок договора истёк. И тогда он решил сделать открытое заявление в соцсети «Фейсбук».

«С великим сожалением я принял решение остановить работы по реставрации мечети и церкви, которые веду в городе Кириллове Вологодской области с 2019 года, — написал на своей странице реставратор. — Причина простая: у меня на счету закончились средства. Нечем платить заработную плату сотрудникам, не на что закупать недостающие материа­лы, нечем платить налоги».

Обращение возымело действие, и 19 мая 2020 года у Александра Попова состоялся разговор по видео-конференц­связи с президентом Татарстана Рустамом Миннихановым.

«Между нами была достигнута устная договорённость, что финансирование на реставрацию мечети будет увеличено с 20 миллионов до более чем 48 миллионов рублей, и это близко к реальной стоимости работ. А церковь они заберут в Татарстан и сделают своими силами, — отметил он. — От меня требовалось составить графики работ и проплаты. Я их сделал и отправил заказчику 22 мая».

Однако дальше всё пошло вовсе не так, как ожидалось. В июне в Кириллов приехал начальник Комитета по охране объектов культурного наследия Республики Татарстан Иван Гущин с сопровождающими его лицами, в том числе представителями фирмы, которой были переданы работы по Михайло-Архангельской церкви.

Оба строения — и мечеть, и церковь из села Архангельские Кляри, к реставрации которых у властей Татарстана возникли вопросы, вернулись на родину в республику.

Фото Татар-Информ

Новый договор по мечети они с собой так и не привезли, хотя церковь забрали. А чуть позже Александру Попову сказали, что никаких дополнительных денег он не получит и что в Татарстан решено увезти и мечеть.

СУД ДА ДЕЛО

Более того, Комитет охраны объектов культурного наследия Республики Татарстан подал на реставратора в суд, поскольку, по мнению чиновников, тот неправильно хранил разобранные религиозные памятники и не до конца отчитался о средствах, потраченных на их реставрацию. Первое судебное заседание по делу состоится уже в середине сентября.

«Деньги, отправленные в качестве аванса, освоены неизвестным образом, актов о выполненных работах подрядчик не представляет. Как говорит Александр Васильевич, по всем вопросам обращайтесь в суд. Мы, наверное, так и будем делать. Другого варианта нет», — сказал незадолго до того глава комитета Иван Гущин.

«Я привозил в Татарстан всю документацию, показывал её, и заказчики пришли к выводу, что там всё чисто — ни нецелевых трат, ни обналички, ни субподрядов», — возражает Александр Попов.

Представитель подрядной организации, которой были переданы оба культовых строения, отнятые у ООО «РЦАПО», заявил, что ненадлежащие условия хранения, когда дерево лежало на открытом воздухе, привели к обильному появлению на брёвнах и досках мха и грибка.

«Это неправда, потому что дерево было в таком состоянии изначально, — пояснил нашему изданию Александр Попов. — Что касается условий хранения, то, наоборот, если хранить материалы в закрытом помещении, без продувки, то они покроются грибком и сгниют».

«Получается, я проработал полтора года, но в итоге оказался в сумасшедших долгах, потерял основную часть сотрудников, и теперь меня, специалиста с 48-летним опытом работы, лауреата Госпремии РСФСР, отреставрировавшего более 100 объектов в России и за рубежом, в том числе памятники ЮНЕСКО, привлекли к суду и обвиняют в непрофессио­нализме люди, которые вообще не разбираются в реставрации и деревянном зодчестве», — пришёл к выводу Александр Попов.

Источник: Премьер
Автор: Родион Портнов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика