Оштинский рубеж стал непреодолимым кордоном для союзников нацистской Германии

В начале октября 1941 года в Вологду пришли тревожные вести: финские части генерала Маннергейма, действовавшие тогда на стороне Германии, заняли Петрозаводск и движутся в сторону Вытегры. Именно так начиналась Оштинская оборона - единственное сражение на вологодской земле, продолжавшееся более 900 дней и ночей. 

В обстановке неопределенности

Село Ошта в ту пору было самостоятельным райцентром, где проживало чуть более 1 000 человек. В связи с приближением врага была организована эвакуация части населения и крупного рогатого скота. Готовились к худшему: сил, чтобы сдержать массированное наступление финнов, тогда еще не было. Южный берег Онежского озера прикрывался лишь солдатами 74-го отдельного разведывательного батальона, спешно поставленным под ружье отрядом строителей-дорожников и бойцами созданного еще в первый месяц войны Оштинского истребительного батальона в количестве 130 человек. 

Стало уже традицией, что в конце июня эпизоды сражений на вытегорской земле воссоздаются военными реконструкторами на специальной площадке, обустроенной рядом с Оштинской школой. Фото из архива газеты «Красный Север»

Основные части Красной Армии на Северо-Западе были тогда на Волховском направлении и отражали атаки немецких частей, пытавшихся вести наступление сразу по двум направлениям: на Тихвин - Бабаево и на Лодейное Поле навстречу двигавшимся с севера финским частям. Если бы план удался, то враг не только открыл бы себе путь на Вологду, но и полностью блокировал героически сражавшийся Ленинград.

Было жарко тогда и под Оштой. Именно бойцам местного истребительного батальона пришлось вынести первую тяжесть боев с финским авангардом, и все это - в обстановке полной неопределенности. После того как противник занял село Вознесенье (а это всего 18 километров от Ошты), связь с отступавшими в сторону Подпорожья основными силами Красной Армии полностью прервалась. В этой ситуации штаб батальона принял решение о выделении трех групп по 30 - 40 бойцов в каждой, которые и выдвинулись в сторону возможного появления финских частей.

- Мы заняли удобную позицию в деревне Коромыслово на развилке дорог. Нас было примерно 40 человек, из оружия - пулемет, винтовки и гранаты, - вспоминал впоследствии боец Оштинского истребительного батальона Федор Петров. - Подошли несколько десятков финнов, мы открыли огонь, враг отступил. В Коромыслове мы держали оборону почти двое суток.
Защитникам Ошты тогда немного повезло: несколько суток на этом направлении действовали лишь небольшие разведывательные подразделения противника, избегавшие затяжных боев. Но с полудня 7 октября финны усилили натиск.

Однако на следующее утро ситуация кардинально изменилась. Проделав 100-километровый пеший марш, к Оште стали подходить части направленной из резерва 272-й стрелковой дивизии. Финны еще успели захватить господствующие высоты в трех-четырех километрах к западу от села, но их наступательный порыв постепенно иссяк.

Дальше Ошты враг так и не прошел. Более того, тогда же, в октябре, части «свежей» 272-й дивизии дважды пытались контратаковать противника, но финны отразили эти удары. Забегая вперед, отметим, что в апреле 1942-го наши части вновь попытались прорвать финский фронт и в течение десяти суток вели отчаянные атаки, но в итоге смогли лишь в двух местах вклиниться во вражескую оборону на полтора-два километра. К тому времени обе армии основательно «вгрызлись» в землю, создав мощные узлы обороны, усиленные многочисленными минными полями. В общей сложности и наши, и финские войска заминировали на территории Оштинского района 150 квадратных километров полей, лесов и дорог. 

Битва разведок

Началась долгая позиционная война. Поддержку нашим частям оказывали моряки Онежской военной флотилии и летчики авиаполка - их аэродром находился в селе Девятины. В свою очередь, финны умело использовали особенности местности. Расположив свои позиции на гряде высот, они получили возможность не только наблюдать за перемещениями наших войск, но и держать под постоянным обстрелом проселочные дороги, по которым на передовую линию доставлялись боеприпасы и продовольствие. Кроме того, финны построили множество дотов и дзотов, перекрыв лесные дороги к ним бревенчатыми завалами.

 

Еще одной особенностью Оштинской обороны было то, что основные боевые действия велись на небольшой территории, примыкающей к Онежскому озеру. А вот дальше на юго-запад начиналась малолюдная лесистая и болотистая местность, где уже не было сплошной линии окопов, а с обеих сторон располагались лишь усиленные пулеметами дозоры и немногочисленное боевое охранение. 

Все это способствовало деятельности диверсионных и разведывательных групп, действовавших по обе стороны фронта. Причем финны, с детства умевшие хорошо ориентироваться в лесу, в диверсионной войне оказались умелым противником. Они пытались перебросить свои разведгруппы и пешком, и на лошадях, и на лыжах, а иногда - и на гидросамолетах.

Но и у наших бойцов нашелся достойный ответ. Они также мастерски освоили искусство засад, научившись заманивать туда врага по… телефону. Суть метода заключалась в том, чтобы найти в лесу замаскированный финский телефонный провод, перерезать его, а затем терпеливо дожидаться вражеских связистов и их группу прикрытия. Последняя обычно уничтожалась на месте, связистов же брали в плен.

Но самой интересной считается диверсионная операция «Подкоп», осуществленная в 1943 году в районе деревни Осипово. Отобранным для нее солдатам и разведчикам ставилась задача - произведя подкоп, ворваться в опорный пункт противника, уничтожить его гарнизон и захватить пленного.

Как написано в последующем донесении, внезапным налетом на врага два задействованных в операции взвода «уничтожили более 100 белофиннов, захватили несколько пулеметов и 15 автоматов». Причем среди отличившихся оказались и уроженцы нашей области,  в 1941 - 1944 годах активно пополнявшие части войск, сражавшихся на Оштинском рубеже. 

Огневая музыка «катюш»

При этом местные воины считались одними из самых умелых и храбрых на вологодском фронте. Немало уничтоженных фашистов было на счету Александра Великанова, опытным и удачливым разведчиком считался Ефим Полухин. А Василий Андронов, уроженец деревни Осек Анхимовского сельсовета, в одиночку расправился с тремя финскими солдатами, захватив одного из них в плен. 

И наше командование, и финское тогда в первую очередь интересовала не сама диспозиция войск (а кто и на какой высотке основательно «вгрызся» в землю, всем и так уже было известно), а пути их снабжения. В ходе длительного противостояния основная роль отводилась артиллерии. Очень пригодился тогда нашим войскам и присланный из резерва дивизион легендарных «катюш»,  эффективный при стрельбе «по площадям». 

 

Монумент «Скорбящая мать» в Оште

Позиционная война под Оштой, сопровождавшаяся постоянными минометно-артиллерийскими дуэлями и локальными стычками войсковых групп, продолжалась до лета 1944-го. 10 июня наши части начали мощное наступление к северу от Ленинграда на окопавшиеся финские части на Карельском перешейке. Финны были вынуждены перебросить туда свои резервы, а в связи с прорывом наших войск к Выборгу и в районе реки Свирь стали постепенно «выравнивать фронт».

Вскоре из района Ошты перешла в наступление и 368-я стрелковая дивизия. Выставляя маневренные заслоны, финны стали медленно отходить на север. Окончанием Оштинской обороны принято считать 20 июня 1944 года, но полностью изгнание врага с территории современной Вологодской области завершилось лишь четыре дня спустя. 

Источник: Красный север
Автор: Владимир Романов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика