Профнастил, реновация и вандализм, или когда наследие не нужно

Большая часть инициатив, о которых мы пишем, исходят от неравнодушных и понимающих в сфере наследия людей. Активисты чувствуют личную ответственность за сохранение культурного наследия, пытаются что-то изменить. В нашем случае девиз простой: лучше делать, чем нет.

Почти на каждом мероприятии о наследии презентуют кейсы о вовлечении местного сообщества в сохранение памяти районов, городов, деревень и сел. Картинка получается в духе импрессионизма: наследие нужно всем, все готовы его сохранять, вкладывая время, деньги, силы и энергию. И только коррупционная власть и жадные девелоперы мешают людям возрождать и сохранять памятники культуры.

Правда, к большому сожалению, существуют народные инициативы, которые вряд ли способствуют сохранению наследия.

Выброшенными семейными архивами, старинной мебелью уже никого не удивить. Часто это первое, что делают потомки, оказавшись в доме или квартире, доставшимися в наследство от родственников. Тонны осколков Кузнецовского фарфора, тончайших чашек Гарднера, фотографий и открыток до сих пор можно найти на любой помойке не только в регионах, но и в Москве.

Есть активисты, которые очень хотят действительно помочь, но выбирают для этого весьма странные способы.

Классика жанра

Эталонным примером "народной реставрации" можно считать историю с памятником культуры - деревянной часовней Николая Чудотворца в Холмогорском районе Архангельской области , построенной в 1728 году.

Жители деревни Осередок своими силами решили отремонтировать часовню. Деньги собирали всем миром. На собранные средства обшили часовню сайдингом и заменили деревянную кровлю на металлопрофиль.

После долгих разбирательств на уровне администрации области было принято решение не наказывать инициативных жителей, ведь они хотели, как лучше. Хотя проведённые работы кардинально изменили исторический облик часовни и нарушили её восприятие как объекта культурного наследия, прокуратура Холмогорского района приняла решения, что жители памятник сохраняли, а не разрушили.

Крохинский рельс

Все, кто с нами давно, помнят, как в в августе 2018 г. жители Белозерья украли рельс, укреплявший дамбу с южной стороны храма-маяка Крохино. Рельс был найден волонтерами в 2012 г. Люди не поленились разрушить часть дамбы, чтобы достать рельс из бетонного основания. Кроме того, они срезали все торчащие из стен связи, а также забрали кровельное железо, которое волонтеры БФ “Центр возрождения культурного наследия “Крохино” хранили в северо-западном углу трапезной. Причем связи перерезали не болгаркой, а автогеном.

Сегодня в Крохино завершаются профессиональные работы по берегоукреплению. Деньги на работу мастеров собирали на planeta.ru, но большую часть суммы пожертвовал Фонд “12” Никиты Михалкова после присуждение проекту спецприза РГО.

Проекту уже 10 лет и путь от общественного неприятия до любви, казалось бы, пройден, но организаторам консервации храма-маяка - единственному зданию-свидетелю строительства Волго-Балта - в личные сообщения в социальных сетях сыпятся предложения от некоторых местных жителей о сносе храма, строительстве на собранные деньги школы и даже новых жилых домов.

Отпилили, чтобы сохранить

Церковь Илии Пророка в селе Свищево Рязанской области начали восстанавливать в 2012 году. В процессе работ “активисты” растащили старый брус, остатки здания трапезной разломали, а на её месте построили новодел.

Колокольню обезглавили, вместо нее установили скатную крышу, обшитую профнастилом. В местных СМИ новости о строительстве были встречены с большой радостью. Журналисты писали: “С целью сохранения колокольни от гниения в 2012 году были отпилены венцы со стороны трапезной”

По сути дела, такие действия следует классифицировать как снос выявленного объекта культурного наследия, что является уголовным преступлением. Но местные органы надзора выписали постановление о саморазрушении храма. История типичная: судя по всему, восстановление церкви понимается как возобновление служб и жизни прихода, а не реставрация.

Кстати, возвращаясь к Крохино: противники консервации объекта как раз и говорят о бессмысленности создания прихода на острове, хотя светский проект предполагает сохранение архитектурного объекта от дальнейшего разрушения, а никак не создание религиозного центра.

Проголосовали за снос

В сентябре 2019 после жалобы группы жителей митрополиту Владимирскому и Суздальскому Тихону стало известно об уничтожении Никольской церкви в селе Копнино Селивановского района Владимирской области.

Каменная Никольская церковь стояла в Копнино с 1809 года. В конце XIX века в ее приход входили 4 населённых пункта с 7 сотнями прихожан. При церкви было кладбище. В советское время здание церкви превратили в склад, а до нас дошли руины. Остов здания и алтарная часть могли быть восстановлены, если бы нашлись желание и ресурсы.

Жители села Копнино подали прошение епископу Муромскому и Вязниковскому Нилу о восстановлении руинированного Никольского храма, но Владыка Нил ответил: “Восстановление храма требует серьезных вложений”. Из-за отсутствия средств как у Муромской епархии, так и у жителей села, было принято решение построить новый быстровозводимый деревянный храм. Односельчане на общем собрании проголосовали за снос руин Николького храма.

 

Осенью 2018 года два экскаватора за пару суток управились с руинами. А в ноябре того же года на месте церкви появилось одноэтажный сруб с железной крышей. Почему-то именно такие скаты любят возводить на новых церквях, как это было в Свищево.

Больница vs памятник

В августе 2019 года в Уфе собственник дома конца XIX — начала XX века постройки на улице Нехаева - местный житель Финат Нигматов - здание снес. Дом на Нехаева - одноэтажное кирпичное здание, считался объектом культурного наследия.

Разрешение на его снос выдано не было. Закон сносить здания, признанные выявленными ОКН, запрещает. Но Финат Нигматов пояснил, что здание разрушалось и создавало угрозу прохожим. На месте особняка Нигматов собирался построить медицинский центр.

Реновация вместо истории

Нешуточная война уже больше года идет в Басманном районе Москвы. В Токмаковом переулке между Усадьбой Струйских и Храмом Вознесения на Горохом поле местные жители ведут борьбу за участок земли, прилегающий к охранной зоне усадьбы. Сейчас на участке парковка.

Активисты района разработали проект сквера “Горохово поле”, который не только не нарушит исторический вид, но и соединит усадьбу и храм прогулочной зоной, расскажет посетителям об истории места. Однако другая группа жителей высказывается против проекта, предлагает построить на участке жилой дом по программе реновации.

Противники сквера снимают провокационные видео-ролики, пишут жалобы в Управу и Совет депутатов, распространяют про авторов проекта сквера слухи. На одном из заседаний Советов депутатов района противники сквера устроили настоящее шоу, и добились переноса вопроса о сквере в раздел “Разное” из основной повестки. С их точки зрения в центре Москвы и так достаточно исторических объектов, а вот с жилым фондом дела обстоят иначе.

Оскорбленные Казимиром

7 июня 2019 г. снесли признанный самостроем Центр Малевича “Роща Малевича” в Немчиново, неподалеку от Сколково. Снесенный арт-центр был создан энтузиастами и занимал всего 34 сотки, непригодных для жилой застройки. Теперь в России нет ни одного культурного центра Казимира Малевича.

Малевич постоянно проживал не в Немчиново, а в 10 км. - в поселке Немчиновка, но все окрестные места связаны с его жизнью. В создании и работе “Рощи Малевича” принимали участие внучатый племянник художника Станислав Богданов, художник Михаил Рошняк, биограф Малевича и художник Александр Шумов. Проект поддерживали Союз архитекторов России, Третьяковская галерея, Сколково. Организаторы арт-центра проводили выставки, экскурсии, праздники, детские творческие программы, занятия для пенсионеров.

Сносу “Рощи” предшествовала долгая война с жителями Немчиново: те писали жалобы в инстанции на незаконное строение, воровали и уничтожали дорогостоящие работы современных художников, потому что «не желали находиться рядом с подобной мерзостью».

Как только Немчиново стало частью Москвы, к “Роще Малевича” возникло много вопросов. Тут-то и подсуетились местные жители - давние противники творчества Малевича и его современников. Под видом общественных субботников они разбирали выставки, уничтожали арт-объекты, перерезали электропровода во время зимних мероприятий.

Теперь на месте снесенного центра устроена стихийная помойка.

Свалка на руинах

Кстати, о помойках. Стоило властям города Орска снести два дома на улице Нефтяников, то сразу появились желающие к руинам добавить горы бытового мусора. Судя по всему, образовавшаяся свалка оказалась ближе, чем мусорные контейнеры. Некоторые даже относили туда тела домашних животных! К счастью, теперь свалку убрали и очищенное место сравняли с землёй.

Что делать?

На майском конференции “ПроНаследия” “Сохранение наследия: актуальный тренд XXI века или общественный вызов?” доктор философии Виталий Куренной объяснил наплевательское отношение людей к истории и культуре цивилизационным разрывом и низким качеством жизни. Мол, пока не наешься в Макдоналдсе, не сможешь оценить национальную кухню. Однако нам кажется, что в основная причина кроется в непонимании общей ответственности за сохранение истории и культуры страны. Эта тема фактически отсутствует в основной повестке дня, пока не стала полноценной частью благотворительной сферы.

Когда мы спрашиваем людей о важности сохранения наследия, 100% респондентов отвечают “да, это необходимо”, но уходят от ответа на вопросы и личном участии. Это не зависит от социального статуса, уровня образования и дохода.

Одна из представительниц российской медиа-элиты в интервью сказала, что сохранить наследие - значит передать детям любовь к чтению, а потом вспомнила, как здорово было в детстве кататься на коньках в мороз и как важно рассказать об этом в современной школе. На вопрос, разделяют ли дети ее ценности, она ответила (и была совершенно права), что у них есть право выбора, ей бы хотелось, но...

В экспедиции по Вологодской области летом 2019 г. в городе Белозерске мы пообщались с дедом Петром. Он живет в старом полуразрушенном внутри, но красивым голубеньком с фасада, купеческом деревянном доме. На доме висит табличка “Дом колхозника, 1796 г”. Петр говорит: “Худое никому не нужно”, спросил, когда мы (он принял нас за реставраторов) приведем дом в порядок или выбьем для него квартиру в новостройке. “Можно однокомнатную”.

Что в такой ситуации делать и стоит ли защитникам наследия опускать руки? Конечно, нет. Несмотря на не самую радужную ситуацию в сфере сохранения наследия, маленький, едва заметный, сдвиг в лучшую сторону есть. Благодаря работе НКО, отдельных активистов (тут должен быть длинный поименный список, ребята, низкий вам поклон) частных инициатив становится все больше и даже те, кто еще вчера скептически относился к идеям сохранения наследия, сегодня меняют свою точку зрения. Здорово, что в сфере появляются новые лица - молодые люди, которые применяют профессиональный подход к наследию, пусть и к неудовольствию мэтров сферы. Нам же хочется верить, что через лет 5 выступать за снос, уничтожение, стирание памяти будет стыдно. Ведь про наследие - это про нас самих.

PS.

Текст: Ольга Пичугина, Виктор Жигульский

Фото: Т. Кудимова, А. Агафонов, пресс-служба проекта сквера "Горохово поле", И. Заика, Урал 56, Собор.ру, Новая Газета, БФ "Центр возрождения культурного наследия "Крохино".

Источник: ПроНаследие
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика