Череповецкая сирота попала в беду в Ярославле

28-летняя жительница Ярославля Диана Кирсанова разместила в соцсети историю череповчанки Кристины Громовой — 18-летней сироты, воспитывавшейся в приемной семье.

Как пишет Диана, приемная семья Калачёвых из Суды привезла Кристину в Ярославль, опекуны сняли девушке однокомнатную квартиру на два месяца, оставили ей 500 рублей и уехали. По информации Дианы, Кристина к самостоятельной жизни не приучена, ей только исполнилось 18 лет, к тому же у девушки диагностирована легкая умственная отсталость, есть определенные физические проблемы (рост Кристины — 140 сантиметров).

«В группе «Подслушано в Ярославле» я 18 января увидела пост, что Кристина искала работу и зашла в магазин рядом с домом, пост разместил муж одной из сотрудниц. Я поехала к Кристине, я сама сирота, не смогла ее бросить. Когда увидела ее, была в шоке: грязная, заплаканная, отстает в развитии. Она рассказала, что приемная мама оставила ее в Ярославле с 500 рублями, сказав, что родители Кристине больше никто. Оставили ей целый шкаф бомж-пакетов. В холодильнике лежали две ножки копченой курицы, которые она купила на эти 500 рублей, майонез, три шоколадки. Увезли ее в одном платье и куртке, без вещей. Я ее привезла к себе. Девочка хозяйственная, приучена к порядку. Призналась, что воровала у родителей конфеты, варенье, иногда деньги, чтобы себе купить вкусненького. У нас она хозяйничала: посуду мыла, детские игрушки раскладывала, то сядет книжку почитает», — рассказывает Диана Кирсанова.

Кристина Громова
Кристина Громова

Кристина провела у Дианы почти неделю, неравнодушные ярославцы подарили девушке телефон, привезли одежду.

«Она боялась газа, ножей — прямо отпрыгивала. Кипятка тоже боялась. Готовить она не умеет. Мы суп с ней варили, картошку потушили с капустой, блины учила ее печь. Кристина говорила, что мать ее унижала, оскорбляла, лупила по лицу, голове, пинала ногами, наказывала за каждый неправильный взгляд. Про отца говорила, что хороший, — продолжает Диана Кирсанова. — У нее грязные волосы были, ногти нестриженые, подушечки пальцев на ногах в шрамах, будто кожа отваливалась. Кристина сказала, что их отморозила, когда снег чистила. Она не глупая, но общение на уровне ребенка, взрослости никакой. Но говорила, что не хочет выходить замуж и рожать детей, чтобы те были такими же, как она».

По словам Дианы Кирсановой, судьбой сироты готова заняться ярославская служба постинтернатного сопровождения. Диана и руководитель этого центра договорились с опекунами о передаче Кристине вещей, документов и накопленной пенсии по потере кормильца. На счету сироты скопилась приличная сумма — около миллиона рублей.

«Я сказала, что опекун должна вернуть Кристине ее деньги, предложила встретиться в службе сопровождения и все передать. Но Галина (опекун Кристины. — cherinfo) отказалась, сказала, что огласка не нужна. На встречу с опекунами мы пошли с Валентиной Алексеевной, руководителем службы сопровождения. Они обещали привезти деньги, договорились встретиться в банке. Галина приехала с соцпедагогом, сказали, что есть доверенность на сопровождение Кристины в Череповец для передачи ей средств и имущества. Напуганную Кристину посадили в «Газель» и увезли. Сейчас у нас связи с Кристиной нет», — рассказала Диана Кирсанова.

Иначе ситуацию описывает опекун Кристины Галина Калачёва. По ее словам, девушка сама захотела жить в Ярославле. Уговоры остаться дома не помогли, Кристине действительно сняли квартиру на два месяца, но оставили целый холодильник еды, одежду, посуду и пять тысяч, а не 500 рублей.

«У нее легкая умственная отсталость, но она адекватная. Окончила одиннадцать классов, в сентябре мы ее устроили на платные курсы на парикмахера, но она не стала учиться. Когда исполнилось 18, сказала, что хочет жить в Ярославле. Где-то слышала, что в Пошехонье учат на цветоводов, деток из коррекционных школ берут. Мы говорили, что это чужой город, опасно. Но она сказала, что если не поможем, уедет сама. Она может принимать решения. Кристина хотела взять с собой сберкнижку, но я объяснила, что это очень большие деньги, опасно. Мы сняли деньги и договорились, что они у нас будут на хранении, а все, что нужно, купим, квартиру снимем. Мужчина, который сдавал квартиру, сказал, что сделает временную регистрацию за тысячу рублей. Привезли ее в Ярославль 17 января. А 18-го она уже попала в историю», — рассказывает Галина Калачёва.

Семья Калачёвых
Семья Калачёвых. Фото: http://nashiistorii.ru

По словам Галины Калачёвой, до публикации истории в соцсети Диана Кирсанова с родителями или опекой не связывалась.

«Когда я увидела этот сердобольный пост, стала писать Диане, просила позвонить. Диана долго не давала номер, с Кристиной разговаривать не давала. В итоге сказала, что мы должны привезти миллион, тогда она уберет пост. Если бы они действительно просили за Кристину, то сначала в опеку позвонили, узнали бы информацию — может, девочка сбежала. Мы договорились, что привезем деньги. Диана предложила встретиться в пиццерии, я сказала, что деньги передам Кристине только в банке. Она мне написала, что это не мое дело, куда Кристина положит деньги. Кристине быстро открыли карту, поэтому у нас закрались сомнения. С нами поехала наш куратор из центра «Наши дети» Елена Прохоренко. Мы подъехали к Сбербанку, первый вопрос был, привезли ли мы деньги. Когда услышали, что нет, Диана запрыгала, это все видели. А Кристина была чем-то опоена, села в машину неадекватная, сказала, что ей дали оранжевую таблетку. Мы ее возили в Череповце в наркологию, но ничего не обнаружилось. Мы еще домой не успели доехать, а уже пошли грязные посты в соцсетях. Они нам звонят, чтобы мы отдавали деньги, что Кристину мы обманом увезли. Но Кристина сказала, что туда больше не поедет. А нам уже угрозы поступают, что нас живыми нужно закопать. Перевернута вся переписка: у них выложена одна, у меня — другая. У меня страницу взломали не раз уже, — говорит Галина Калачёва. — Женщина из ярославского центра сопровождения сказала, что у нее был план Кристину устроить работать в собачий приют, а жила бы она в социальной гостинице. Миллион бы им привезли, а девочку в социальную гостиницу!».

Калачёвы, помимо Кристины, воспитывают еще шестерых приемных детей: старшей девочке 13 лет, младшему ребенку восемь. Все дети с инвалидностью: умственная отсталость, задержка психического развития, ДЦП. Семья живет в пятикомнатной квартире в деревянном доме, есть приусадебный участок, трактор. Дети помогают по дому и в огороде, ходят в секции и кружки, рассказывают опекуны.

«Дети занимаются карате, танцами, учатся в художественной школе. Мы участвуем в конкурсах, ездим в санатории, на юг. В этом году ездили на кремлевскую елку, осенью в Казань. У нас много забот, но это наша жизнь. Я посвятила себя детям, не работаю. Может, иногда поругаю, телевизор не дам посмотреть. Зачем бить? Если я руку подниму, то следы будут, это все увидят. Мы же на сопровождении. Бросать Кристину мы не собирались. Пенсия ее накоплена, мы ее не снимали, хотя у нас есть на это разрешение. Мы знали, что Кристину нужно в жизнь отдавать, что на первое время ей денег этих хватит», — поясняет Галина Калачёва.

Семья Калачёвых. Фото: http://nashiistorii.ru
Семья Калачёвых. Фото: http://nashiistorii.ru

В мае 2018 года Кристина окончила Петриневскую спецшколу в селе Воскресенском. В школе говорят, что девочка училась хорошо, очень общительная, не замыкается в себе.

«Кристина могла взять чужое, могла соврать где-то, было такое. Не могу сказать, что она полностью социально адаптирована, но себя обслужить может, всему научена. У нас трудовая подготовка. Кристина умеет готовить, сдала экзамен по швейному делу. Про опекунов не могу сказать ничего плохого. У нас еще две девочки из их семьи учатся. На выходные их всегда забирают, девочки всегда ухожены, ездят на мероприятия в другие города», — рассказала директор Воскресенской общеобразовательной школы Надежда Голубева.

Кристина прожила у Калачёвых 14 лет. Семья забрала ее из детского дома, когда девочке было четыре. В приемной семье вместе с Кристиной рос ее сводный брат Кирилл. Когда история Кристины получила резонанс, оказалось, что у девушки есть и другие родственники — двоюродная тетя и троюродная сестра.

«Когда Кристина была маленькой, ее мать лишили родительских прав, они тогда жили в Череповце. Про ее отца я ничего не знаю. Потом мать родила Кирилла от другого мужчины. Отец Кирилла из-за ревности убил мать. Он в прошлом году вышел из тюрьмы, сейчас у него другая семья. Я просила у Галины увидеться с детьми, но она не разрешала, чтобы не тревожить их. Я передавала им конфеты и печенье, — рассказывает троюродная сестра Кристины Громовой Елена Чеснокова. — Когда погибла мать ребят, нам предлагали взять Кирилла, но мама меня поднимала одна, мы не смогли».

Сейчас Кристина Громова находится в Череповце в психоневрологическом диспансере. Опекуны говорят, что так решила сама Кристина. Девушка пролежит там около месяца, а затем вернется домой, к Калачёвым.

«Конечно, заберем ее. Она сама сказала, что от нас больше не уедет. Мы раньше просили оформить ей инвалидность, но получили ответ, что раз она хорошо окончила школу, значит, адаптирована к жизни, ей нужно дать шанс. Мы его дали, а вон как получилось», — говорит Галина Калачёва.

Галина Калачёва написала заявление в полицию о вымогательстве и клевете. Идет проверка.

 

Источник: cherinfo.ru
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика