Экономический обозреватель Александр Кареевский: «Кризис в мегаполисах будет обязательно»

Почему Москва и Петербург теряют привлекательность для переезда, можно ли с комфортом жить в небольшом российском городе, и как должны измениться города, чтобы люди хотели в них жить, cherinfo рассказал экономический обозреватель телеканала «Россия 24» Александр Кареевский. Эксперт побывал в Череповце во время второго международного промышленного форума.

Александр Кареевский

— Александр Анатольевич, города сейчас конкурируют друг с другом — за бизнес и за людей, за качественные кадры. Что могло бы стать конкурентным преимуществом небольшого города наподобие Череповца?

— Такой город, как ваш, мог бы стать притягательным с точки зрения комфортности проживания. Современные технологии дают возможность не чувствовать себя оторванным от жизни. Интернет, самолеты… От вас 40 минут — и в Москве. Да, должна быть адекватная цена билета, потому что сейчас его стоимость относительно средних доходов завышена, причем в два раза. Это не вина авиакомпаний, у них свои проблемы. Этот вопрос нужно решать на федеральном уровне, одна область тут ничего не сделает. Но если все действия властей будут крутиться вокруг удобства человека, люди это почувствуют. Это единственный шанс конкурировать с крупными агломерациями. Да, есть инерционный процесс, когда люди уезжают из мелких городов в крупные. Но Москва уже на грани, Питер скоро будет подходить к этой грани. Ваш единственный шанс — развивать сектор услуг и новых технологий. Это медицина, образование, здоровый образ жизни. Это единственное, чем некрупные города, которые экологически не приспособлены для нормальной жизни, могут привлечь. Только кажется, что человеку хорошо живется, если у него есть в доме тепло и горячая вода. Да, для тела так, наверное, лучше, чем жить в деревне образца 70-х годов, ну, а для всего остального? Рецепт простой — выравнивание уровня жизни между крупными и некрупными городами. Вот когда мне говорят про зарплаты, я не понимаю, как люди в регионах живут на такие зарплаты, потому что цены в магазинах везде одинаковые. Я правда не понимаю.

— Вы бы смогли жить в таком городе, как Череповец?

— Я уже размышлял, смог бы я жить в таком городе. Я вырос в Москве, и я слышу разговоры в Москве. Понятно, что частично это рисовка: «Ой, да я бы из этой Москвы свалил!». Там есть свои преимущества в виде возможностей и инфраструктуры, но эта инфраструктура сильно перегружена, и она делает жизнь людей все менее комфортной. Я помню, какой была Москва раньше. Было оптимальное сочетание количества людей и инфраструктуры. Сейчас, несмотря на все усилия (Собянин все что-то строит), в метро утром не войдешь, на машине ездить уже практически нереально. Я иногда неделями не езжу на своей машине. То есть я на своем примере вижу, как моя жизнь в центральном крупном городе в этом смысле ухудшилась. Да, появилась куча магазинов, стало в этом смысле лучше, но… Я думаю, люди из крупных городов со временем начнут искать другие места. Я уже знаю много таких примеров. Люди уезжают в Подмосковье хотя бы. Они ищут комфортную среду с точки зрения экологии, возможности передвижения и так далее.

Александр Кареевский

— Удаленная работа хорошо подходит для программиста, но что делать инженеру, которому нужен завод, а не компьютер?

— Да, удаленка имеет свои ограничения. Если в городе не будет высокопроизводительных рабочих мест, никакие 5G вам не помогут. Это и есть развитие территории. Нужно использовать то, что под рукой, развивать это до логического конца. Главное — это вопрос доступа к ресурсам не просто друзей и знакомых, а тех, кто может лучше что-то сделать. Власть на местах должна понимать: чтобы регион был привлекательным, она должна дать другим людям заработать деньги. Бизнес тогда будет оставаться, будут рабочие места. Люди едут только за лучшей жизнью. Все эти разговоры про театры… Я вот живу в Москве, уже не помню, когда я был в театре. Никто этой инфраструктурой и не пользуется толком. Это просто возможность, бла-бла про «сходить в музей». Реально люди едут за деньгами. В Москве тупо больше платят за ту же работу, что ты делаешь здесь.

— Но там и издержки больше.

— Да, верно. Я был в Чебоксарах как-то, и девушка-переводчица рассказала, что жила в Москве год, а потом сравнила, сколько тратит там и здесь. Вернулась обратно, потому
что-то на то и вышло. Я знаю много таких случаев. Повторюсь, это встречные потоки: часть людей мечтает уехать в Москву, а часть мечтает уехать оттуда. Здесь все очень индивидуально: нужно учитывать, на чем вы будете там ездить, где будете работать и жить. Очень много денег уходит на питание и ЖКХ. Если вы хотите пить кофе из «Старбакса», то это 350 рублей кружка. Нужно смотреть и среду, культуру: среди программистов одно, у менеджеров — другое. В чем принято ходить на работу? Одежда стоит немало денег.

— Какова роль местной власти в повышении привлекательности города? Можно ли сделать что-то серьезное в условиях несамостоятельности муниципальных бюджетов?

— Да, сейчас есть ограничения, но в центре уже есть и понимание, что всем руководить из Москвы нереально. Идет повышение роли местной власти, политика будет двигаться в этом направлении. В 90-х был перекос, страна действительно могла развалиться, поэтому были приняты меры, чтобы исправить ситуацию, все денежные потоки завели на центр. Тогда это была необходимость, чтобы взять контроль над ситуацией. Сейчас настало время делиться властью, ведь невозможно определить из Москвы, где поставить детский сад, больницу или мост. На местах должны быть возможности, больше налогов должно оставаться на местах. Перестраивание межбюджетных отношений — жизнь заставит это сделать, это уже всем очевидно. Но роль местной власти огромна. Где мэр раздает телефоны инвесторам (это просто пример, не уверен, что это точно стоит делать), где местные власти душой болеют за дело, там есть жизнь. Та же Белгородская область — они используют свои конкурентные преимущества. Они смогли убедить деловых людей, что у них ничего не отберут завтра, что власть не изменит правила игры.

Я не понимаю, как люди в регионах живут на такие зарплаты, потому что цены в магазинах везде одинаковые. Я правда не понимаю.

— То есть это вопрос доверия бизнеса к власти и имиджа власти в глазах бизнеса?

— Да, люди боятся, что правила игры будут менять по ходу, что может поменяться власть, и все поменяется. Механизм должен быть выстроен не так, что один мэр — и все так, а другой мэр — и все иначе. Производство — это история не на один месяц. Я думаю, у людей много инерции: если власть, значит, будет не помогать бизнесу, а все отнимать. У власти такой имидж, лишь некоторым удается его поменять. Я не политик и не депутат и не могу сказать, как изменить этот имидж. Я констатирую факт.

— Череповец, как и многие другие города, получил статус ТОСЭР. Это действительно эффективный механизм для бизнеса?

— Сложный вопрос, так как времени прошло мало. Китайцы открывали свои особые экономические зоны и проходили десятилетия, прежде чем они заработали на полную мощность. Сама идея правильная, но это лишь одно из средств. Если человек не зарабатывает деньги, то он ничего не будет открывать ни в какой зоне. Что он будет продавать? Не потеряет ли он бизнес? Он завод открыл, а ТОСЭР отменили? Что будет? Именно так думает бизнесмен. У нас в экономике большая проблема: мы меняем правила по ходу игры. Если в футболе постоянно менять ворота, а потом говорить, что теперь вратарь в руки брать не может, то будете вы играть в такой футбол? И всегда есть причины и оправдания. Но бизнес так не делается, он любит постоянство. Да, пусть будут тяжелые условия, но они будут изначально понятные. То есть само по себе открытие ТОСЭР ничего не решает. Решает стратегическое видение того, как территория будет развиваться. Здесь два момента — как я уже сказал, использовать то, что есть, и не забывать про людей. Платить им деньги. У нас принято людям не платить, считается, что они работают так. Под это была даже подведена теория, что у нас зарплаты с начала 2000-х растут быстрее производительности труда. Может быть, формально так и было, но нужно учитывать базу 90-х — крайне низкую. Есть очень хороший показатель — доля зарплаты в ВВП страны. По официальной статистике, у нас это 50%, реально это 40. В развитых странах минимум 60%, в совсем развитых — 70−80%. То есть тигру не докладывают мяса. Наши люди зарабатывают мало денег, отсюда все проблемы. Это не значит, что надо завтра раздать две зарплаты, и все будет хорошо. Речь о подходе бизнеса и государства: «ваш труд неквалифицированный, поэтому он стоит мало», «вы мало работаете».

Александр Кареевский

— Это не так?

— Да, у нас производительность ниже в полтора раза, чем в развитых странах. Но где курица, а где яйцо? Людям мало платят, поэтому они плохо работают, или наоборот? Я считаю, что пока мы не реформируем рынок труда, ничего не будет. Я говорю о постепенном повышении стоимости нормо-часа. Уже есть движение, МРОТ сравнялся с прожиточным минимум. Это правильно, но недостаточно. 11 000 рублей МРОТ — вызывает вопросы такой прожиточный минимум. И здесь тоже важно встречное движение: создание высокотехнологичных рабочих мест предусматривает достаточно высокие зарплаты. Чтобы повысить производительность труда, нужны инвестиции. Грубо говоря, чтобы бухгалтер быстрее работал, ему нужно купить новый компьютер. Инвестиции в людей, в их обучение.

— Это должен быть естественный процесс или государство должно «заставить» работодателей платить больше?

— Во-первых, должна быть добрая воля работодателя. В 2008 году было так: «У нас кризис, поэтому зарплаты не повышаем или сокращаем». Тогда это было необходимо, а потом предприниматели стали этим просто пользоваться. Зачем платить больше, если люди готовы работать за эти же деньги? А что людям-то делать? Им же хочется кушать. В Америке Генри Форд платил рабочим больше, так как считал, что они купят его машину. Он сам себе рынок создавал, и они на самом деле покупали его продукцию. А мы удивляемся, что у нас спроса нет. Откуда он возьмется, если у людей нет денег? Ну наберут они кредитов, рост кредитования уже 30%, но это же не бесконечный процесс.

Я думаю, у людей много инерции: если власть, значит, будет не помогать бизнесу, а все отнимать. У власти такой имидж, лишь некоторым удается его поменять.

— Не многие предприниматели, особенно малые и средние, рассуждают с таких позиций.

— Верно, должно быть внутреннее понимание, а его нет. Но именно малый и средний бизнес создает комфортную среду, чтобы человек не уезжал в другой город. Плюс образование. В Финляндии не жалеют денег на второе образование для населения. Они понимают, что знания устаревают. 70% за обучение платит государство, 30% — предприятие, ради которого дается образование. Если человек не доучится, то государство не забирает свои 70%, это риски государства. У нас сейчас, если ты окончил даже хороший вуз, это не значит, что у тебя будет хорошая работа. В советское время тебя распределяли, а сегодня выпускники никому не нужны. А как он станет специалистом с опытом, если он молодой и его никуда не берут? Это серьезная проблема.

Александр Кареевский

— Вам в регионах часто задают все эти вопросы?

— Во всех регионах меня спрашивают, как они могут конкурировать. Это вопрос не ко мне, а к правительству. Мне это самому интересно. Есть понимание, что наша территория — это наше достоинство. Мы должны здесь быть передовиками, но пока у нас из города в город летают через Москву. Это же глупость! Неразвитость региональных хабов экономически стране невыгодна. Есть понимание, что это надо менять. Появилась программа развития региональных аэропортов, это хорошая идея. Города отличаются способами ведения бизнеса, настроениями. Но везде очень обеспокоены перетеканием людей в мегаполисы, многие считают, что мелкие города загнутся. Но с новыми технологиями все изменится. Ты можешь уже в деревню заказать любой товар из любой точки мира. В театр можно выехать раз в месяц туда, куда тебе нужно. Ситуация поменяется, когда в крупных городах будет кризис, а он будет обязательно. Это будет системный кризис, обусловленный изменением способа производства товаров и услуг во всем мире.

— Как у вас ощущения от Череповца?

— Я второй раз в Череповце. Город деловой, люди очень приятные. В прошлый раз я был в Музее металлургической промышленности, очень интересно, много нового узнал о природоохранных мероприятиях. В этот раз у меня окна в отеле выходят на дорогу: первый час ночи, а машины ездят, то есть жизнь идет, все нормально. Обратил внимание, что практически нет сетевых отелей. Не знаю, плохо это или хорошо, я просто констатировал факт. Понравились ваши самолеты, а больше всего запомнилось, когда вышел из самолета и идешь к зданию аэропорта по взлетной полосе. В Шереметьево сразу за такое арестуют.

Источник: https://cherinfo.ru/news/98443-ekonomiceskij-obozrevatel-aleksandr-kareevskij-krizis-v-megapolisah-budet-obazatelno?fbclid=IwAR0x9c-ZNY09uemMLlVBA3tabP6L3y4X9FxxKUkExb_Mkp2wovQPTvnw6BU

Автор: Андрей Ненастьев
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика