Реки и люди

14.06.2019 [Блогово]

Не раз и не два посылка, отправленная мне из Москвы в Вологду, приходила в Волгоград. Не раз и не два новые знакомые из разных городов наше русскоязычной Ойкумены говорили мне: 

- А, Вологда? Это ведь на Волге?

Я, конечно, всегда их вежливо поправлял, но вопрос со временем, как говорится, поднялся в полный рост: почему нет ни одной более-менее правдоподобной версии крайне близкого родства названий Волга и Вологда? И что у нас с географией? А также и с историей?
   Тут надо сделать несколько вводных замечаний.

   1. Мы знаем о массовых переименованиях городов в России — особенно при коммунистах, и не только при них. Но, что касается рек, мы знаем только о переименовании Яика в Урал после пугачёвской войны, а также о переименовании рек Приморского края с китайского манера на русский в 1972 году. И всё. Тогда логично предположить, что реки, о которых мы будем говорить, назвал их сегодняшними именами какой-то древний народ. Что это за народ — мы пока не знаем. Но за движением этого народа по родной земле попробуем проследить.
   2. Когда я говорю «древний народ», я имею в виду временной горизонт в 500 — 600 лет. Хотя, может быть, и больше.
   3. В точке истока Волги ни один человек не определит, что это великая русская река. Мало ли на свете ручьёв и речушек.
   4. Нам нужно вспомнить такое понятие, как «аффикс». И не путать его с суффиксом. Почему это крайне важно: мы обратим пристальное внимание на последние буквы в названиях рек. И если родство аффиксов «–га» и «–гда» довольно очевидно, то окончание названия реки на «–ка» какое-то время вызывало у меня сомнения по поводу корректности включения рек с такими названиями в общую выборку. Но тут я сообразил, что само слово «река» даёт ответ на мои сомнения: ре-ка, речённая «– ка». И мне стало гораздо легче двигаться по пути теоретических поисков и открытий в местах, давно исхоженным людьми. Кстати, если бы «–ка» был уменьшительно-ласкательным суффиксом, мы имели бы по соседству, например, реку Боров и реку Боровку. А мы имеем одну Боровку (и еще сотни рек с названиями схожей этимологии).
   5. Конечно, на территориях, о которых я буду рассказывать, есть масса рек с названиями иной природы. Конечно, там жили и другие племена и народы. Однако наши, кажется, были поактивнее в размножении и поисках лучшей жизни.

   Итак, предположим, что «-га», «-гда», «-ка» — это, скорее всего, текущая вода. И вот вдоль текущей воды движутся, спасаясь от наступающего с севера холода, древние люди, называют эти реки на своём языке (один раз навсегда), и названия доходят до наших дней, позволяя примерно представить маршрут движения наших предков.

   Так получается, что шли они с севера на юг.
   Нам тоже пора в дорогу.



   Для простоты и очевидности будем оперировать сегодняшними административными границами регионов.

Архангельская область.
   Авнюга, Андога, Квахтюга, Нореньга и даже Ваеньга. Ну, и еще десятки подобных названий. Как писал классик, «тьма, пришедшая со (Средиземного) Белого моря», погнала людей на юг. И они пошли.
   
Вологодская область.
   Шишменьга, Ехреньга, Песья-Деньга, Вологда, Лименда. Всё как мы любим. Кажется, тут поток наших предков стал как бы растекаться вширь.
   
Кировская область.
   Идём на восток. Вятка, Волманга, Исерга, Кокшанга. Правда, возникает резонный вопрос — откуда в Кировской области река с названием Неополь? А на ней, видимо, стоял еще один Новгород? Обожаю современную локализацию исторических событий.
 
Пермский край.
   Барда, Баршинда, Шалюга, Молог (сравните с череповецкой Мологой), Выдерга. И даже Вож (вспоминаем вологодское реки Вожега, Вождуга и озеро Воже). Кроме того, находим массу рек с аффиксом «-ка».
   Тут, кстати говоря, есть и яркий пример отличия суффикса «-ка» от аффикса: в наличии есть река Бизяр — и река Бизярка. Но это крайне редкий случай.
   
Мордовия.
   Аборда, Ташага, Чанга. И десятки рек с аффиксом «-ка».
   
Теперь на запад.
   
Ленинградская область.

   Лублога, Важенга, Веранда (с ударением на «е»), Кусега. И внезапно — река Генуя. Продолжаем изумляться.
   
Псковская область.
   Веда, Вёрдуга, Ворога, Выдега. И это только на одну букву алфавита.
   
Новгородская область.
   Бурга, Веронда, Горченка (которая северо-восточнее наверняка называлась бы Горченга), Луга. Есть еще река с замечательным названием Заробская Робья, но она к предмету нашего исследования не относится.
   
В Тверской области тоже всё хорошо. Потихоньку расселяемся, называем реки: Ёлда, Инга, Нашига. Но здесь южнее, говор становится мягче, и большинство названий оканчиваются на «-ка».
   Тем не менее, одну из малых речек назвали традиционно — Волга. И кто-то из переселенцев двинулся вниз по её течению. Оказалось, что речка не кончается через пару десятков километров, как большинство, а растёт, ширится, и течёт куда-то в светлую даль. Народ стал прибывать дополнительно. И двигаться дальше. Двинемся по карте и мы.
   
Московская область.

   Берега, Вельга (целых две штуки), Воймега, Вондига, и так далее.
   
Ярославская область.
   Воньга, Ега, Ерга, Иода, Кода, Кулига, Курга…
   
Костромская область.

   Нёмда, Кехтога, Шанга, Якшанга, Верчуга…
   
Ивановская область.
   Булыга, Воймига, Вондыга (это не Воймега и Вондига из Московской области), Иволга… Правда, и здесь, как в Кировской области, возникает греко-поименованая река Возополь. Откуда бы? Ладно, поехали дальше, пока не будем отвлекаться.
   
Нижегородская область.
   Анда, Серга, Глухая Шада, Канерга, Куга, Куртюга…
   
Сейчас надо сказать несколько слов перед второй частью (Марлезонского балета)  нашего скромного исследования. Чем южнее мы будем двигаться, тем чаще в названиях рек мы увидим мягкое южное «-ка» вместо северного рубленого «-га» или «-гда». Будем иметь это в виду.
   И еще одно замечание. Сейчас у нас начнутся национальные  республики Поволжья. Так вот, у меня для них плохие вести.
   Все жители этих республик в своих республиках, говоря современным жаргоном, «понаехавшие». Причем понаехавшие относительно недавно. Почему я так говорю?

Давайте посмотрим на карту.
   
Республика Марий Эл.
   Реки Арда, Большая Кокшага, Коньга, Люнда, Малая Юнга, Нурда…и бесчисленные реки с аффиксом «-ка».
   
Республика Чувашия.
   Бичурга, Кувалда, Унга, Урга, Штранга, Юнга. Конечно, в названиях рек появляется местный окрас — Шумшевашка, Шарбаш (сравните с вологодской рекой Шограш), Хонадарка, Тожанарка, и так далее. Но принцип неизменен: как жившие здесь испокон веку люди называли реки, так и мы будем.
   
Республика Татарстан.

   Беденьга, Безяда, Буга, Бугульда, Елга, Мушуга, Сарда. Есть Нокса (почти как Вуокса в Ленинградской области, и еще десятки рек с окончанием «-кса» на северо-западе России). А вот реки с названиями тюркского происхождения, такие как Брылык, Буштерле, Дырдыгыз, Кырыкмас, встречаются в Татарстане крайне редко.

Дальше следуем по регионам с меньшим национальным окрасом. А Волга всё течёт и ширится.
   
Ульяновская область.
   Арбуга, Беденьга, Свияга (упс! И здесь Свияга!), Калда, а также Яшенка, Юшенка, Шарловка, и так далее. Для разнообразия есть Чёрная Бездна. А ещё есть река Вешкайма (привет от речек Инема и Кузома из Ленинградской области).
   
Самарская область.
   Здесь аффиксы уже полностью смягчены: Игарка (внезапно!), Каргалка, Ветлянка, Бурачка, Боровка.
 
Саратовская область.
   Здесь опять появляются наши исконные Баланда, Идолга, Лелянга, Маянга, а также — для разнообразия — Жидкая Солянка.
   
Волгоградская область.
   Здесь мы заканчиваем наше умозрительное путешествие, переселение, бегство — называйте, как хотите. Нам еще встретится Арчеда, Кумылга, Отнога, Пичуга, но это и всё. Дальше, в Астраханской области, следы северных предков в названиях рек уже практически не прослеживаются. Туда наших не пустили.

 В конце замечу, что вряд ли эти записки откроют для кого-то Америку. Но лично я освободился от занозы беспокойства по поводу очевидных для меня, но не замечаемых никем созвучий и совпадений.
 И чудная речка по имени Средняя Ласта мило помахала мне на прощанье.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика