Татьяна Шеулина: «Традиционная одежда подчеркивает красоту женщины»

Легкость, женственность, загадочность и, конечно, красота – такие ассоциации возникают у тех, кто видит платья Татьяны Шеулиной. Ателье «Русское» знают и вологодские модницы, и ценители народного костюма, ведь Татьяна Васильевна уже долгие годы создает сарафаны по этнографическим образцам. И хотя шила она с детства, именно счастливый случай определил ее увлечение традиционной одеждой. Как это было, и в чем сила традиции, Татьяна Шеулина поделилась в интервью.

Татьяна Шеулина

Татьяна, расскажите, как вы стали заниматься пошивом. Знаю, что специальность у вас совсем другая?

Шить я начала еще в школе – перед моими глазами всегда была мама за швейной машинкой, а еще раньше – бабушка. Мой прадед шил шинели в годы войны, и у меня даже сохранилась его старая машинка. Так что это потомственное – в крови, как говорится. Всему меня научили именно мама с бабушкой, никакие специальные курсы я не проходила. А по образованию я учитель английского и французского, окончила наш вологодский иняз. Я еще в институте девочек «обшивала» – в 90-е с нарядами было сложно.

После окончания института мне неожиданно позвонила подруга и говорит: «Таня, ты же умеешь шить – будешь создавать шторы?» Я сказала: «Буду», – и долгое время работала дизайнером интерьера, занималась шторами и немного ремонтом одежды. А потом увлеклась русской традиционной одеждой – это же неотъемлемая часть культуры нашего народа.

Что важно в пошиве одежды? Нужно уметь рисовать?

Необязательно уметь рисовать, нужно иметь чувство вкуса. Во многом этому научила мама – она утонченная женщина, всегда мне подсказывала, как лучше одеться, как сочетать вещи. Когда я начала заниматься этнографическим костюмом, то стала изучать музейные экспозиции, архивы – формировать насмотренность, учиться видеть правильные цветосочетания. Искусство цвета было невероятно развито в XIX – начале XX веков – оттуда идет вся культура, я уверена в этом. Сейчас я не вижу высоких образцов в одежде и поэтому черпаю вдохновение именно в той эпохе, где крой и цветосочетания были очень гармоничны. И еще один «ключик» для меня – природа, где все сбалансировано, и все сочетания естественны.

Татьяна Шеулина (в центре) с участницами мастерской «Покров»

Когда началось ваше увлечение этнографическим костюмом?

В 2012 году была организована этнографическая экспедиция по городам и селам вдоль реки Сухоны, я участвовала как волонтер, потому что хорошо знаю эти места, и у меня была машина. В это время я уже занималась только платьями, и естественно мне было интересно посмотреть, какими они были раньше. В Нюксенице сразу попросила, чтобы мне показали сарафаны, пустили в архив – эти знания стали ценным багажом. Но дело не только в том, что я увидела старинную одежду. Мы были в Тотьме, Нюксенице, в разных селах и деревнях, посещали обрядовые места, разговаривали со старожилами, расспрашивали о том, как они жили раньше, и это меня напитало, я открыла совершенно другой мир…  

Тогда запомнились мне слова одной старушки – она у нас спросила: «Девчонки, вы замужние?» Я говорю: «Нет». – «Ну, – говорит, – замуж выйдете, нужно будет под мужа переродиться». Сколько всего в этой фразе – это надо еще было понять, как это – «переродиться под мужа». А это значит – не капризничать, спокойной быть, волю свою слишком не показывать. Раньше так жили и жили долго, ладно. Так что многие премудрости того времени мне открылись. Понятно, что жизнь изменилась, ритм стал другой, но основные ценности остались.

А когда мы, девушки, встали в общий хоровод с нюксенским коллективом, в котором было 20 бабушек, – это были вообще непередаваемые ощущения. Они запели так звонко, что этот звуковой столп унесся высоко в небо, и слышно его было очень далеко. Не зря говорили раньше:

Мы с товарочкой с угора
Вышли на крылечико,
Ой, как весело сыграли,
Екнуло сердечико.

Или

Мы с товаркой жили дружно,
Люди дивовалися,
Через две реки широкие
Мы с ней спевалися. 

То есть песню было слышно через берега, при фольклорном исполнении звук словно разливается в пространстве. И настолько меня пронзил этот женский круг – это особая энергия, мощь, единство. потом в Вологде я стала искать, кто занимается певческой культурой XIX века и нашла мастерскую традиционного пения «Покров», которой руководит Оксана Ярославовна Рейма. Мне кажется, традиция формирует женщину. Изучая народную культуру, набираешься особой мудрости.

Одежда, сшитая по этнографическим образцам

И после этой экспедиции вы стали шить традиционную одежду?

Да, это одно из основных направлений моего ателье «Русское» – пошив традиционного костюма по этнографическим образцам. Я изучаю все досконально, хожу в архивы, смотрю, какие ткани использовались, заказываю печать хлопковой пестряди в Екатеринбурге, чтобы были такие же ниточки – той же толщины, цвета, чтобы совпадало всё. Это очень важно.

Я занимаюсь одеждой Вологодской губернии – это непочатый край исследований, ведь в каждом уезде были свои особенности – отличался крой и цвет. Конечно, круговые сарафаны были распространены широко, поэтому есть заказы и из Москвы, и с южной стороны. На юге было больше черного в костюме – это зона чернозема, у нас же черное было только в Тарноге, тут использовали черное кружево для отделки. Для севера характерны темно-синие, красные, белые оттенки – цвета нашего флага.

Одежда, сшитая по этнографическим образцам

А расскажите про особенности сарафанов в разных уездах Вологодской губернии?

Отличительные черты были везде. Конечно, удобнее это показывать. В Великом Устюге, например, были яркие рыжие костюмы, сарафаны «синяки» с набойкой и, конечно, пестрядинные сарафаны. Они изготавливались из льняной нити, сначала пестрядь ткалась на станках – холсты 38-40 см примерно, потом их сшивали, и так получался круговой сарафан. В Устюге его отличали широкие лямки и особенный крой: по рельефной линии у груди шли горизонтальные складочки, которых ни в каком другом сарафане больше не было.

В Нюксенице лямки были тоньше, на спине кокетка с тремя полосками, похожая на лапку уточки, она являлась  символом трех стихий. В Верховажье бытовали сарафаны на лифе со всевозможной вышивкой на груди – очень красивыми растительными орнаментами. Такой сарафан немного напоминал платье: прямой крой до талии, а дальше юбка. Верх был кумачовый – из красного сатина или ситца – либо темно-синий, а юбка у сарафана была пестрядинная.

В Бабушкинском районе сарафаны были короче, чем в других уездах – по середину голени. В Тарноге были рипсовые однотонные сарафаны из привозных тканей, к которым пришивали кружево. Тарногу, кстати, легко отличить в этом плане. Конечно, у тарножанок были и пестрядинные сарафаны, в них работали. А вообще такой сарафан мама берегла и передавала дочке, он мог достаться и от бабушки. Длину регулировали ростовыми складочками.

Татьяна Шеулина

А в Вологде?

Здесь уже бытовала городская мода, приезжие крестьянки надевали сарафаны своих уездов. Когда я стала изучать костюм, сначала тоже хотела узнать, что носили в Вологде? А сборная солянка! Круговые сарафаны были у всех точно, горожанки чаще носили парочки (кофта и длинная юбка) и украшали их кружевом.

Как раньше называли модниц? Кто лучше всех одевался?

Славутницы – то есть девушки, которые готовились выйти замуж. На них тратили больше денег в семье, они на смотринах могли надеть на себя не один сарафан, чтобы показать все свои «нарядки» – чуть загнули подол, и уже виден краешек другой одежды. Сколько было сарафанов красивых, столько и надевали – приданое показывали. Видно было и по вышивке, аккуратная ли девица, искусная ли… До замужества старались ярко одеваться, красное носили, чтобы показать детородный возраст. А после свадьбы одежда скромнее становилась, выбирали приглушенные оттенки, чем старше женщина, тем сарафан был темнее.

А мужчины как-то наряжались?

Ну, прикупит себе в городе картуз, жилеточку с кармашком – черную или серенькую – и на косовороточку ее нарядит. Мужчины в основном наряжались на праздники, обряды или свадьбу – надевали белые рубахи с бранным ткачеством. В быту ходили в пестрядинных льняных – в мелкую клеточку. В городе сюртуки носили и черные брючки.

Единый день фольклора в Нарьян-Маре. Сотрудница этнокультурного центра в сарафане из ателье «Русское». Фото Александра Кустышева

С какими коллективами вы сотрудничали?

Единый день фольклора в Нарьян-Маре. Сотрудница этнокультурного центра в сарафане из ателье «Русское». Фото Александра КустышеваСпрос на сарафаны большой: фольклористы, ремесленники представляют наш регион в традиционной одежде. Всех коллективов, с которыми я работала, не перечислить. Сямженская «Забавушка», ансамбли и фольклористы Никольска, Великого Устюга, Вологды… Шила и для этнокультурного центра Ненецкого автономного округа в Нарьян-Маре, и для фольклорного коллектива «Чейно бат» – это тоже Ненецкий автономный округ, и для Санкт-Петербурга, в том числе для вепсов. Также работала с народным самодеятельным коллективом – ансамблем танца «Фейерверк» из Кировска в Ленинградской области.

Часто бывает, что приходят женщины, у которых свой дом, и они покупают сарафан, чтобы принимать гостей, гулять на своей территории. Популярна стала и аренда сарафанов, особенно в праздники – в День России, День семьи. Весной, например, я устроила акцию – аренда сарафана и фотосессия. Закрыла запись за один день, так было очень много желающих. Некоторые надели сарафан в первый раз. Я спрашивала потом, как ощущения? И все были под впечатлением, говорили, что такая одежда успокаивает, придает чувство защищенности.

Платья из коллекции «Чаровница»

Расскажите о ваших авторских коллекциях платьев? Как они создаются, что вас вдохновляет? Что популярно у девушек?

Это длинные платья или сарафаны, основанные на традиционном крое, из натуральных тканей. Лен, хлопок, вискоза, штапель – синтетику я не приемлю. Сначала была коллекция сарафанов «Славная», потом – «Вологодский сарафан». Затем пошли платья – «Чаровница», «Времена года», «Реченька». Всё это интерпретация русского костюма в современном звучании – женственные, легкие, удобные платья, и обращены они все равно к истории. Например, «Чаровница» была основана на сочетании традиционных оттенков – почти все платья были из вискозы сине-голубых тонов с набойкой и старинными орнаментами. Сейчас я работаю над коллекцией льняных платьев, где будут присутствовать северные росписи. Моя тетя Надежда Ефипова – народный мастер России, победитель фестиваля «Город ремесел» – поможет в этом. Еще думаю сделать на небеленом льне коллекцию с узорами северной черни. Мне кажется, это будет очень красиво и подчеркнет неповторимость нашего региона.

Все платья из моих коллекций продаются – они выложены в группе ателье «Русское». Девушки выбирают, приходят на примерку и приобретают. Если нужно, я корректирую длину. Также я выкладываю ткани, которые у меня есть, и девчонки могут, например, написать: «Хочу платье из этой коллекции, но в такой ткани». Это возможно.

Летом самая приятная ткань к телу – штапель, а зимой – фланель. Таким образом, сезонность в моей одежде присутствует.

На ярмарках у моей палатки обычно многолюдно, здесь я рассказываю девушкам, что и как носили раньше, куда наряжались и как, показываю, как правильно повязывали пояс, платок, и добавляю аксессуары от моей мастерской украшений «Флора» к женским нарядам.

В традиционной одежде

Как вам кажется, такая одежда меняет женское мироощущение?

Платье, сарафан – исконная женская одежда, которая подчеркивает красоту, дает свободу движения, легкость, расслабленность. Чувствуешь себя комфортно. Ко мне часто приходят женщины, которые не носят длинные платья, но когда примеряют, чувствуют, что их состояние меняется – они успокаивается, замедляется, улыбаются. И часто уходят прямо в новом платье. 

Конечно, образ жизни сейчас другой, не всегда ты можешь носить длинное платье, но все же эта одежда действует терапевтически, исцеляюще. Так что меня очень радует то, чем я занимаюсь.

Татьяна, что дает человеку традиция?

Ставит человека на место – я бы так сказала. Зная свои корни, он твердо стоит на ногах, не бросается из крайности в крайность, не зависит от чужого мнения, знает, как хочет жить, и что будет правильно. Такое ощущение дает традиция. Как это происходит, не могу сказать, но она проникает в душу – через фольклор, через одежду, через пляски и погружение в смыслы народных текстов. Традиция дает пример, эталон поведения. Посмотрите, как раньше вели себя женщины, как преподносили себя – слова громкого не скажет, движется плавно, как царевна. Девушки раньше так вышивали, так готовили, так пели и сказывали, как никто сейчас почти не может. Не растрачивали себя, жили спокойно и при этом так много делали: трудились, детей воспитывали, мужа поддерживали, передавали опыт будущим поколениям, были настоящими хранительницами своей культуры.

В направлении традиционной одежды что бы вам хотелось сделать?

Хочется создать коллекции сарафанов всех уездов Вологодской губернии, которые отражали бы разный статус женщины – по три наряда: девушки, невесты и замужней женщины. И показывать такие передвижные выставки в районах области в соответствующей атмосфере, в архитектурно-этнографическом  музее «Семенково», например. Чтобы рядом была крестьянская утварь, предметы быта. Можно еще добавить интерактивные зарисовки, аудиозапись разговора двух товарочек. Можно рассказать, как одевались наши девушки по разным поводам – а уж наряжаться они любили, в каждое место своя одежда. Хочется еще и обучающий процесс вести – передавать знания пошива, кроя. Моя миссия в жизни: традиции – в массы!

Все фото предоставлены Татьяной Шеулиной

Источник: Cultinfo.ru
Автор: Юлия Шутова

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора публикации

Яндекс.Метрика