Созданный в Вологде военно-санитарный поезд стал одной из лучших санитарных частей страны

Ему посвящены сразу два художественных фильма, литературный роман, получивший Сталинскую премию, и мемориальные композиции в трех городах России. Так отмечен путь сформированного в Вологде военно-санитарного поезда № 312, неоднократно признававшегося лучшим в Красной Армии.

В составе ВСП-312 было около 20 вагонов.

Мини-город на колесах

Уже на второй день войны Наркомат путей сообщения дал указание железным дорогам сформировать около 300 военно-санитарных поездов. В нашей области решение этой задачи возложили на Вологодский паровозовагоноремонтный завод. До конца 1941 года он поставил на рельсы 29 постоянных и временных ВСП. И первым из них как раз и стал легендарный 312-й.

Судя по архивным документам Северной железной дороги, он вышел за ворота завода уже на пятый день войны - 26 июня. Начальника состава Николая Даничева прислали из Ленинграда, а практически вся команда была набрана в Вологде. По штату здесь числились 75 работников разных специальностей: железнодорожники, врачи, медсестры, санитары, повара, ремонтники. Сам ВПВРЗ выделил поезду двух высококвалифицированных специалистов: машиниста электростанции Ивана Кузнецова и помощника машиниста Дмитрия Осокина.

Счет раненых во время войны шел на миллионы, поэтому и тыловые госпитали были обустроены почти на всей территории Советского Союза. Такой же обширной получилась и география маршрутов ВСП. Забирая раненых в прифронтовой полосе, он увозил их не только в Вологду и Череповец, но и далеко на восток и юг страны: в Екатеринбург, Самарканд, Барнаул, Иркутск, Баку, Ереван…

- В пути на каждую медсестру приходилось по 150 - 160 раненых. Спать нам удавалось по три-четыре часа, не больше. Каждое утро - обход врача, назначения, перевязки, кормление, уборка в вагоне. Потом писали письма под диктовку раненых, читали им книги вслух… 

Из воспоминаний Александры Киселевой

В условиях военного времени такие путешествия могли длиться в каждую сторону по нескольку недель. Поэтому по своей структуре военно-санитарный поезд был изначально похож на мини-город, предназначенный для длительного автономного существования. Поезд состоял из двух десятков вагонов. Четыре из них предназначались для перевозки тяжелораненых бойцов, семь - для легкораненых. Были еще вагон-электростанция, вагонкухня с варочным залом, печью и четырьмя котлами, штабной вагон, командный, санитарный (его делили аптека и перевязочная), хозяйственный, вагон-изолятор и вагон-ледник для хранения скоропортящихся продуктов. Последний мало походил на современный рефрижератор, но благодаря смекалке и инженерной мысли получалось охлаждать продукты даже в самое жаркое время. Вагон-ледник напоминал по конструкции термос с двумя стенками, между которыми набивались опилки или войлок. Пол выстилали толстым слоем ледосоляной смеси, которую меняли на крупных узловых станциях, в том числе и в Вологде, где за вокзалом был оборудован льдопункт.

Организовывать работу по приему и размещению раненых пришлось уже в боевых условиях: времени на учебу просто не было. 

4 июля 1941 года ВСП прибыл в Псков, к которому уже рвались немецкие танки. Большинство раненых бойцов было доставлено на вокзал прямо с поля боя. Медсестры и санитары снимали с них окровавленные гимнастерки, срезали с перебитых ног сапоги… Легкораненых перевязывали, тяжелых несли в вагон-аптеку, где трое врачей делали экстренные операции.

Загрузку завершили за сутки, но еще двое пришлось ждать, пока ремонтники не восстановят пути, разрушенные гитлеровской авиацией. Покинуть Псков удалось лишь 7 июля, а еще через день в город вошли оккупанты.

В небольшом огороде на крыше вагона-ледника для раненых выращивали зелень, лук и редис.

С огородом на крыше

На обратном пути попали под бомбежку: от немецких самолетов не спасали большие красные кресты на крышах вагонов. Но в тот раз обошлось без серьезных повреждений, а вот во второй выезд, в Тихвин, фашистские летчики «отутюжили» ВСП по полной. К счастью, раненых в нем еще не было, но было уничтожено несколько вагонов, выведена из строя передвижная электростанция и выбиты стекла во всем составе.

Поезд отправили на ремонт в Вологду, затем - в Киров. Для ускорения ремонта вместе с рабочими трудилась и вся поездная команда. Меньше чем через месяц ВСП вернулся в строй.

Опыт, полученный при ремонтных работах, затем очень пригодился при постоянных модернизациях состава, которые инициировали начальник поезда Николай Даничев и его заместитель по АХЧ Иван Порохин. Были придуманы и внедрены механизмы, ускорявшие погрузку тяжелораненых, обустроена своя прачечная. Электромонтер Ефим Наумов и все тот же Иван Порохин смастерили из подручных материалов несколько аппаратов для физиотерапии.

Были внедрены технологии первичной специализации и непрерывности лечения. Каждый вагон становился профильным: палаты на колесах располагались одна за другой в зависимости от тяжести ранений. Персонал постоянно проходил обучение и повышал свою квалификацию. Для этого на одной из длительных остановок даже пригласили местного профессора медицины, прочитавшего небольшой курс лекций.

Все эти новшества очень помогли при последующем сокращении штата: врачи и медсестры требовались в прифронтовых госпиталях. Поэтому на 500 раненых в поезде обычно оставались два врача и два фельдшера, пять-шесть медицинских сестер и несколько санитарок.

Справка

Сейчас на территории завода ВРЗ действует вагон-музей ВСП-312. Легендарному санитарному поезду посвящена и одна из исторических инсталляций в здании Вологодского железнодорожного вокзала, а на сайте СЖД можно посетить виртуальную фотовыставку, запечатлевшую будни военных медиков на колесах. Есть в Вологде и еще один интересный объект, связанный с этим поездом. В послевоенные годы неподалеку от современного здания областного медицинского колледжа ветераны ВСП-312 заложили березовую рощу. В наше время рощу-сквер восстановили, а рядом открыли памятную стелу.

Со временем каждый из поездной команды стал универсалом. Помимо медицинской деятельности, занимались и хозяйственной: рабочих рук не хватало. Чтобы разнообразить рацион раненых во время долгих рейсов, в багажном вагоне стали откармливать поросят, оборудовали птичник, а на крыше вагона-ледника разбили небольшой огород, выращивали свежую зелень, лук и редис. Была открыта и передвижная мастерская, где из консервных банок и гильз мастерили кружки для раненых и поездные светильники.

Санитарные чиновники в больших штабах поначалу относились к этим новшествам с осторожностью, а то и негативно. Николаю Даничеву объявляли выговоры, а его заместитель по АХЧ Иван Порохин и вовсе был на полгода отстранен от должности. Но руководство поезда и его команда продолжали гнуть свою линию, добившись в итоге признания и переходяшего Красного Знамени, которое до конца войны так и оставалось в штабном вагоне ВСП-312, тем более что положительный опыт работы вологодского военно-санитарного поезда стал постепенно внедряться и на других ВСП.

Всего за четыре года военно-санитарный поезд № 312 сделал 53 рейса, пройдя по рельсам более 200 тысяч километров. В тыл на лечение было доставлено около 25 тысяч раненых бойцов.

Источник: Красный север
Автор: Максим ВОЛОДИН
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика