Парень из вологодской деревни обезвредил десятки бомб в Сирии и Лаосе

«Когда в Сирии мы приехали в Дейр-эз-Зор, поначалу было не по себе: некогда красивый город словно вымер, везде развалины, - рассказывает Андрей Южаков. - Война отобрала у сирийцев все - жилье, работу, возможность учиться…». Парень из Бабушкинского района обезвредил в Дейр-эз-Зоре десятки взрывных устройств, был ранен и награжден орденом Мужества.

Несколько месяцев Андрей Южаков участвовал в разминировании разрушенного сирийского города Дейр-эз-Зор.

Работали под бомбежками боевиков

До армейской службы Андрей жил в небольшой деревне Суздалихе Бабушкинского района, учился в Подболотной средней школе. Окончив девять классов, поступил в Вологодский промышленно-технологический техникум. Получил диплом слесаря, а тут и повестка в армию пришла. 

- В областном военкомате мне предложили три варианта: идти в мотострелковые войска, в воздушно-космические силы или в саперы. Я выбрал последний - и ни минуты об этом не пожалел, - говорит Андрей. 

Наш земляк попал в Международный противоминный центр Вооруженных сил России. Его специалисты разминировали исторические части древней Пальмиры, городов Алеппо, Дейр-эз-Зор в Сирии, обеспечивали подготовку строительства Крымского моста, обезвреживали смертельные ловушки, оставшиеся с прошлого века в Лаосе. 

Служба в этом центре пришлась вологжанину по душе, и через год он перевелся в контрактники - подписал контракт на три года. А осенью 2017-го Андрей вместе с другими саперами уже запасался боеприпасами и продовольствием на авиабазе Хмеймим в Сирии. Эта командировка длилась несколько месяцев. 

- Мы выдвинулись колонной в Дейр-эз-Зор, добирались до него два дня, ночевали в знаменитой Пальмире, - вспоминает Андрей Южаков. - Представляете, Дейр-эз-Зор раньше называли «жемчужиной пустыни», настолько он был красивый, но, приехав туда, мы увидели один из самых разрушенных городов Сирии. А из-под завалов шел жуткий трупный запах...

Обустроившись, российские саперы выехали на очистку местности. В городе было много самодельных взрывных устройств, с некоторыми из них даже опытные саперы столкнулись впервые. Боевики заминировали целые подвалы с боеприпасами: заденешь проводок - и весь квартал взлетит на воздух. 

- Там в основном приходилось обезвреживать неразорвавшиеся авиационные бомбы, мины, закопанные в землю, - рассказывает вологжанин. - Были и газовые баллоны, переделанные под бомбы. Счет обезвреженных нами взрывных устройств шел на десятки, возможно, и за сотню перевалило.

В перестрелках саперу-пулеметчику Андрею Южакову участвовать не довелось, но боевики ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация) находились всего в нескольких километрах от тех мест, где работали российские военные. 

- Разминирование мы проводили отделениями под прикрытием БТР: три сапера, командир, наводчик и водитель БТР, - говорит вологжанин. - На минных полях использовали роботов. 

Отметим, что наши саперы были обеспечены самой современной техникой, в том числе новейшими робототехническими комплексами разминирования «Уран-6», «Скарабей» и «Сфера».

- Работать в Дейр-эз-Зоре приходилось в условиях постоянных обстрелов и бомбежек, - вспоминает Андрей. - На нашу базу часто проводились налеты дронов, в основном самодельных. С них сбрасывались бомбы. Ночью видно, когда дроны летят, - на них лампочки мигают, а вот днем их трудно заметить.

В один из налетов беспилотников вологжанин был ранен - осколки разорвавшейся бомбы задели голову и правую руку. 10 дней он провел в госпитале на авиабазе Хмеймим. 

- Медицина у нас хорошая, быстро вылечили, - отмечает Андрей Южаков.

Родителям о своем ранении он ничего не сказал - зачем их тревожить. Но им все же стало известно об этом. 

- Мы ничего не знали о том, что Андрей ранен, - рассказала нам мама сапера Римма Николаевна. - Конечно, по телевизору показывали, что там, в Сирии, бои идут, но сын ничего о ранении не сообщал. А потом, когда он приехал домой в отпуск, я случайно нашла у него в сумке выписку из госпиталя… Конечно, мы за сына переживаем. Но нас всегда односельчане поддерживают, вот и классный руководитель Андрея Софья Михайловна всегда о нем спрашивает.

За ту сирийскую командировку Андрей Южаков награжден орденом Мужества. Награду вологжанину вручил начальник Инженерных войск Вооруженных сил России, генерал-лейтенант Юрий Ставицкий.

- И все-таки, Андрей, ордена так просто не дают. Можете рассказать о ситуации, в связи с которой вас наградили? - спрашиваю Южакова.
- Ну, это как бы секрет, - говорит он после некоторого молчания.

Сквозь джунгли

Осенью 2018 года рядовой Андрей Южаков вместе с отрядом российских саперов отправился в командировку в провинцию Боликхамсай в Лаосе. 

В 1960-1970-е годы, во время вьетнамской войны, на эту небольшую страну авиацией США были сброшены миллионы тонн бомб. Многие из них не взорвались и до сих пор мешают жителям осваивать земли, строить дороги, развивать сельское хозяйство. Они и сейчас продолжают убивать и калечить простых людей. 

До последнего времени никто не оказывал помощь Лаосу, а у самих лаосцев не хватает ни техники, ни квалифицированных кадров, чтобы справиться с этой проблемой. На помощь пришли специалисты Международного противоминного центра. Отряд, в состав которого входил вологжанин, работал в этой стране с октября 2018-го по март 2019-го. Причем время года выбрано не случайно - именно в этот период там нет дождей.

- В Лаосе было намного жарче, чем в Сирии, и поэтому еще тяжелее, - рассказывает Андрей. - Было много физической работы, так как большинство боеприпасов находились под землей, приходилось много копать. А делать это в жару и при высокой влажности непросто. Еще очень мешали джунгли. Мы вставали в пять утра, до обеда занимались поисками неразорвавшихся бомб, а местные военные прорубали проходы в джунглях и после обеда уничтожали найденные нами боеприпасы. 

Как вспоминает Андрей, в Лаосе очень много различных насекомых и змей. К счастью, ни на кого из наших саперов змеи не напали.

- Местные ловили змей, которые не ядовитые, и потом варили из них суп, - улыбается вологжанин. - Поймают змею, засунут в бутылку, а дома суп приготовят. Я его не ел, а вот жареных кузнечиков довелось попробовать, хрустящие такие… А так лаосцы постоянно рис едят. Я там скучал по русской еде и, конечно, по нашему вологодскому маслу.

- В Лаосе много всего интересного, - продолжает рассказ Андрей. - Например, однажды мы искали авиабомбы прямо на огородах, где выращивали овощи местные жители, а также в картофельном поле. А еще в каждой стране - свои особенности. Когда наступает полнолуние, в Лаосе целые сутки никому нельзя работать, у всех выходной. И нам тоже из-за таких представлений лаосцев в полнолуние приходилось сутки отдыхать.

В целом российские саперы обезвредили тогда в Лаосе 367 авиационных бомб. Андрей Южаков за эту командировку награжден медалью Суворова.

- После поездок в Сирию и Лаос я понял, что на самом деле никому эти войны не нужны, - говорит Андрей. - Помню, в Дейр-эз-Зоре едешь сверху на БТРе, а сирийские ребятишки подбегают, есть просят. Мы им и еду, и воду давали, у нас специальная станция по ее очистке была. Столько невинных людей гибнет, памятники истории и культуры разрушаются, дети голодают… Кому и зачем все это надо?

В Лаосе высоко ценили помощь россиян. На фото: вологжанина награждает начальник Инженерных войск этой страны.
Фото из личного архива Андрея Южакова

Автор: Андрей Иванов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика