«О тебе, о подлеце, слава аж в Череповце!..»

01.11.2019 [Блогово]

Однажды открылся мне город Череповец — родина двух великих братьев Верещагиных, чья жизнь была связана с маслом: один это масло изобретал, другой — им писал. Оба — великие: один маслодел и сыровар, другой художник-баталист. Я глубоко убежден, что конкретная земля постоянно родит гениев и героев. Важное условие для произрастания талантов — умная власть на этой земле. Об этом — мой пост.

Когда-то я читал филатовскую сказку и смеялся до слез: «О тебе, о подлеце, слава аж в Череповце!..» В смысле, если уж даже «в этой беспросветной глуши» — в Череповце — знают про кого-то, то это уже слава так слава… Череповец представлялся тогда чем-то посконным, глубоко провинциальным. Эдаким большим русским селом, утыканным домашними домнами, где заводские ребята ходят после работы с гармошками, с румяными девахами, лузгающими семечки…


Единственное, что осталось от того, придуманного мной «Череповца», — это необычайно живучие фольклорные традиции, присущие всей Вологодчине, открытость и порядочность людей и… явный, окающий местный говор. Обожаю его! И всякий раз дня три-четыре по возвращении оттуда, говорю с «вологодским» акцентом. Но первое, что я вспомнил на трапе, выходя из маленького, но шустрого SJ «Северсталь» в маленьком аэропорту Череповца, именно эту филатовскую фразу «О тебе, о подлеце, слава аж в Череповце»…


Местные коллеги — череповецкие журналисты пригласили для обмена опытом. Менялся, в основном я. Журналисты слушали с интересом, часто и к месту смеялись, даже что-то записывали и натужно гадали, пригодится ли им мой опыт публициста, «рубаки-парня», русофила-народника и борца за справедливость… На глазах грустнел Алексей Якунин — главный редактор провластных медиа, страдающий довольно распространенной среди талантливых творческих людей в России немочью по имени «горе от ума». Не терял оптимизма один только Андрей с говорящей фамилией, похожей на псевдоним, — Ненастьев. Позже выяснилось, что Андрей спасается от рутины будней, бегая на марафонские дистанции…


Через часа четыре выяснилось, что проблема качественного и убедительного текста не стоит так остро перед череповецкими коллегами, как проблема их личных и творческих взаимоотношений с властью. Это в чистом виде «конфликт интересов», когда основная цель журналистов — правда, а цель госслужащего — сокрытие или дозирование этой правды. Как вы понимаете, в этом конфликте проигравший предопределен. Слово, противостоящее административному ресурсу, обречено на неизбежное поражение. Если… Если в этот конфликт не вмешается (не дай Бог!) народ. Или… Или этот конфликт обернет на пользу дела мудрое первое лицо.


Тут я должен сказать несколько слов, в надежде, что их прочтут госчиновники.


Тем более, что в день, когда мы встретились с журналистами, в Череповце определился новый мэр, вместо ушедшей в Совет Федерации бесподобной Елены Осиповны Авдеевой. О ней разговор отдельный и он стоит того. Потому, что таких госчиновников, как Елена Авдеева — живых, компетентных, любящих Россию больше самой себя, — еще поискать по всей нашей огромной стране…


«По секрету» скажу, что именно сенатор Авдеева настояла на том, чтобы я встречался с ее земляками — журналистами.


В целом же власть не хочет нравится народу… Вернее, она хочет, но… как солдат, «не знающий слов любви»… Чиновник абсолютно (от слова «совсем») не знает, как работать с прессой. А чего человек не знает, того он боится. Это психология. Я, кстати, посоветовал ребятам в свободное время перечитывать книги о популярной психологии. Боюсь, что для общения с чиновниками иногда нужны знания по психиатрии. Но, если серьезно, то красивые и талантливые девушки из муниципального череповецкого журналистского пула теряют остатки романтизма, столкнувшись с рутинной «обязалавкой» и зубодробительной повесткой дня, которую обязаны «отразить» в корреспонденциях о бесконечных совещаниях и «заседаловках». В целом это отражает и отношение к молодежи во властных структурах: заседаний, совещаний, «круглых столов» и фестивалей полно, а в повседневной жизни молодежь никому нафиг не нужна.

Ведь что главное в работе российского чиновника? Эффективность? Нет. Польза? Нет. Народное признание? Упаси Господь!.. ОТЧЕТНОСТЬ!

Хочу напомнить госслужащим одну напрочь забытую избитую истину. Она звучит примерно так. Из-за журналистов во многом люди определяют свое отношение к власти и качеству жизни, за которое власть отвечает. Да-да! Именно из-за журналистов.

Если для любых других отношений с госаппаратом годится формула «ничего личного» — то между первыми лицами региона и журналистскими кадрами — лично все. Реакция на критические материалы, уважение к таланту, к чужой свободе слова и т. д. — критерии в госчиновнике, необходимые и достаточные, чтобы журналистика была живой и созидательной, а читатель-зритель был бы мобилизован на диалог с властью. Если у первого лица наличествует художественный вкус, знание жизни и людей, уважение и сострадание к отдельному человеку — то, что можно назвать мудростью, — то журналистам живется неплохо.

В таком случае и общая атмосфера в регионе или городе комфортная. Если же у власти самодур, нарцисс или просто дурак (такое бывает не редко, а все чаще по мере все более самоубийственного отрыва власти от народа), то «пиши-пропало». При чем, в прямом смысле: пиши «пропало»!.. В таком случае журналистика ложится под власть, в профессии остаются посредственности, лизоблюды и конъюнктурщики. Между властью и СМИ быстро организуется полу-криминальный междусобойчик, который провоцирует народ к ненависти и открытому противостоянию с властью.

Наша власть повсеместно журналистов опасается, ненавидит и изводит. Руководствуясь принципами, о которых исчерпывающе написал С. Довлатов: «…полная бездарность — нерентабельна. Талант — настораживает. Гениальность — вызывает ужас. Наиболее ходкая валюта — умеренные литературные способности». В результате — посредственность — это то, что зачастую остается работать в околовластных СМИ. Власть довольна, потребляет «нажитое непосильным трудом» с аппетитом и без опасений быть застигнутой врасплох телекамерой, микрофоном, острым пером. Такая власть неизбежно начинает загнивать, отрываться от народа и терять остатки адекватности. По сути, она приближает свой конец…


Понимающий это руководитель дорожит талантливой и живой прессой. Знает поименно журналистов, входит в их положение и решает проблемы, ими поднимаемые. К своей же пользе и рейтингу.

К нашему общему сожалению, российская власть в целом скучна и косноязычна. Перестроечные иллюзии о появлении в коридорах власти энергичных, подтянутых менеджеров-патриотов с блестящим знанием иностранных языков и с горящими глазами… сегодня кажутся наивной глупостью. Чиновнику совсем не обязательно быть начитанным, разносторонне развитым человеком. Ему даже не обязательно любить Родину. Помимо личной преданности начальство ценит три качества в подчиненном. Предсказуемость, исполнительность и умение пить водку.

Если ты ими обладаешь, многое простится, даже, если ты глуп, труслив и жаден. Я бы сказал, что Череповецкая власть не исключение. Но я оказался в Череповце как раз… из-за этой власти. То есть она сама и захотела профессиональных контактов между журналистами и их профессионального роста. Это внушает надежду. Как и то, что Елена Авдеева поможет новому мэру Вадиму Германову сохранить курс на конструктивный диалог с прессой, уважение к талантам, к пишущим с болью и горячим сердцем о том, как живет народ, частью которого и являются госчиновники.


Кто еще, как не журналисты, напомнит чиновнику, губернатору и президенту, что их работа — это не награда, не приз за хитрость и честолюбие, а поручение служить своему народу.
Если вы в этом месте улыбнулись, то нам, журналистам, не до шуток. Мы серьезно так думаем.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика