Более двух тысяч российских актеров, врачей и учителей выступили против незаконных приговоров в Москве

19.09.2019 [Общество]

Представители нескольких профессиональных сообществ в России выступили с открытыми письмами в поддержку фигурантов «московского дела». На сегодня это уже несколько тысяч человек, и сбор подписей продолжается. Среди подписавшихся - учителя и врачи.

Напомним, в июле и августе в Москве прошло несколько мирных акций протеста в защиту конституционных избирательных прав. В частности, 27 июля люди выступили в поддержку независимых кандидатов на выборах в Мосгордуму. На этой акции задержали более 1,3 тысячи человек, в том числе самих кандидатов, после чего было возбуждено уголовное дело о массовых беспорядках.

Массовая протестная реакция началась после вынесения приговора актеру Павлу Устинову. 3 августа в Москве прошла несогласованная акция протеста против действий избиркомов, отказавших оппозиционным кандидатам в регистрации на выборы в Мосгордуму. В этот день Павел Устинов приехал в центр города для встречи с другом и ждал его у метро. Он говорит, что был в наушниках и смотрел в телефон, когда правоохранители решили его задержать. Свидетели на суде указывали, что бойцы ОМОНа и Устинов столкнулись и потеряли равновесие. Однако судья Алексей Криворучко не стал приобщать к делу видеозаписи, подтверждающие слова Устинова - его приговорили к 3,5 годам колонии за применение насилия в отношении представителя власти. После этого деятели культуры начали широкую общественную кампанию в защиту Павла Устинова. В том числе за него вступились такие актеры как Михаил Ефремов, Олег Меньшиков и Александр Филиппенко.

Актер и режиссер Григорий Добрыгин на акции в поддержку Павла Устинова. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

Ранее другого жителя Москвы, программиста Константина Котова, приговорили к 4 годам колонии за неоднократное участие в неразрешенных митингах. До сих пор единственным осужденным по этой статье (на два года) оставался активист Ильдар Дадин, но его приговор был отменен.

Судьбы еще двух участников акции, Ивана Подкопаева и Данилы Беглеца, признавших вину и согласившихся на особый порядок, Тверской суд 3 сентября решил буквально за два часа, писала "Новая газета". 25-летний Подкопаев проведет ближайшие 3 года в колонии общего режима — за то, что распылил на акции перцовый баллончик (никто не пострадал). В такой же колонии, только 2 года, проведет 26-летний Беглец — за то, что подал человеку, которого задерживали, упавшие наушники и коснулся рукой омоновца. 4 сентября судья Мария Сизинцева приговорила Кирилла Жукова к 3 годам колонии — за то, что тот дотронулся до шлема росгвардейца. А судья Олеся Менделеева в тот же день приговорила к 3,5 года Евгения Коваленко — за то, что в сторону одного силовика он бросил урну, а другого толкнул.

10 августа на пр. Сахарова в Москве состоялся массовый митинг с требованием свободы фигурантам уголовного дела о «массовых беспорядках», запущенного СК РФ после мирных акций 27 июля и 3 августа. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Происходящее в медицине — лишь частное проявление общего кризиса судебной системы»

18 сентября в интернете появилось открытое письмо российских врачей в поддержку незаконно осужденных. Медики требуют освободить приговоренных и закрыть сфабрикованные уголовные дела:

- Мы, врачи и другие представители медицинского сообщества, с тревогой и возмущением следим за развитием «Московского дела», по которому продолжают выносить несправедливые решения. Людей бьют, административно и уголовно преследуют, а потом – избирательно и заведомо жестоко судят за их гарантированное Конституцией право свободно высказывать свое мнение и свободно собираться для его выражения.

В медицине особенно сильно чувствуется удушливая атмосфера страха и несвободы, мешающая принимать решения в интересах больного. Уже больше двух лет по всей стране катятся так называемые «врачебные дела»: арестовывают и судят за недоказанные преступления наших коллег. Некоторых из них нам удалось спасти от тюрьмы, но многие находятся в неволе, а есть и такие, которые не дожили до освобождения.

«Московское дело» ярко высветило, что происходящее в медицине — лишь частное проявление общего кризиса судебной системы. Поэтому мы понимаем, что бороться с несправедливостью в отношении врачей недостаточно, только участие в общем движении против попрания права поможет нам добиться своего — вернуться в свои отделения, операционные, машины скорой помощи и кабинеты, заняться своим любимым делом — лечением больных. Мы требуем освободить несправедливо осужденных, закрыть сфабрикованные уголовные дела и дать адекватную оценку действиям тех, по чьей вине пострадали невиновные люди.

Сбор подписей продолжается, сейчас там уже более 550 фамилий. Среди них - врач-психиатр из Вологды Ольга Кураева.

По окончании согласованной акции протеста в Москве 10 августа силовики укрепились около здания администрации президента, к которому позвали «прогуляться» некоторые выступившие на митинге. Часть подземных переходов в районе Китай-города и Солянки были перекрыты. Тут же начались и первые задержания. Мужчина на фото кричал, что у него болит сердце и, предположительно, потерял сознание во время задержания. Фото: Влад Докшин / «Новая газета»

«Никому из нас не хочется жить в обществе, глубоко расколотом на две половины»

Кроме того, в защиту незаконно осужденных выступают российские учителя. На сегодня их уже более двух тысяч:

Мы, школьные учителя, с тревогой и возмущением следим за «московским делом», по которому принят целый ряд неправосудных приговоров, попирающих Конституцию Российской Федерации.

Люди, арестованные за свое гарантированное Конституцией право свободно высказывать свое мнение и свободно собираться для его выражения, были арестованы без причины, избиты, осуждены и приговорены к лишению свободы или крупным денежным штрафам без доказанной вины, с грубыми нарушениями судебного права на состязательность сторон.

Большинство из них – молодые люди, по возрасту -- наши вчерашние ученики. Мы нередко узнаем об участии в общественно-политических акциях наших нынешних учеников и не можем не тревожиться об их судьбе: наши школьники растут неравнодушными к судьбе страны, и мы не считаем, что образцово-показательное запугивание – это приемлемый метод взаимодействия власти с молодежью. Более того, история страны, которую некоторые из нас преподают, показывает, что это верный способ дальнейшего роста недовольства и радикализации протеста.

Те из нас, кто преподает литературу, о необходимости изучения которой так много говорится с самых высоких трибун, не могут не разговаривать со своими учениками о сочувствии, сопереживании, о человечности, которая выше закона. Русские классики, на которых дети обязаны ссылаться в своих итоговых сочинениях и экзаменационных работах по русскому языку, испокон веков ценили человеческую свободу – в том числе свободу публично высказывать личное мнение и выступать против несправедливости. Традиционную систему наказаний в России они обычно считали чрезмерно жестокой, основанной на устрашении, неадекватной тяжести преступлений, не способствующей исправлению (здесь можно приводить в пример и Достоевского, и Чехова, и Солженицына, и многих других).

Невозможно одновременно разговаривать со школьниками честно и откровенно о декабристах, о каторге, о ГУЛАГе, о «Двенадцати» Блока, «Реквиеме» Ахматовой, «Одном дне Ивана Денисовича» Солженицына и множестве других классических произведений русской литературы, учить их рассуждать о свободе выбора, морали, ответственности человека за общество, в котором он живет, - все это им из года в год приходится делать во время подготовки к итоговому сочинению – и при этом делать вид, что ничего не происходит вне классной комнаты, что в стране, где мы все живем, не творится на наших глазах вопиющее беззаконие. Это лицемерие, а мы не хотим учить детей лицемерию.

Те из нас, кто преподает обществознание и право, учат детей, что они живут в правовом государстве и основной закон его – Конституция. Но когда дети вырастают и заканчивают школу, они обнаруживают, что за плакат, где процитирована статья из Конституции, могут задержать, арестовать и судить, что российский флаг сотрудник правоохранительных органов может сломать и бросить в грязь – и это будет называться защитой конституционного строя.

Мы не обольщаемся: те, кто бьет, арестовывает, судит неправосудно – это тоже наши выпускники. Именно поэтому мы глубоко обеспокоены тем, что невозможность пользоваться своими конституционными правами для одних и возможность грубо нарушать эти права для других – это две стороны одной медали, два направления внутренней политики, которая одновременно маргинализует мирный протест и ужесточает его подавление. Постоянно работая с историческими документами и отечественной литературой, мы хорошо знаем, что курс на раскол общества исторически обречен. Физикам отлично известно, что заваривание кипящего котла неминуемо приводит к его взрыву; историки и литераторы знают, к чему привел исторический курс на заваривание котла. Никому из нас не хочется жить в обществе, глубоко расколотом на две половины, которые не могут договориться друг с другом; никто из нас не хочет повторения ситуации, в которой трещина проходит по семьям, а брат восстает на брата. Мы глубоко убеждены, что единство и сплочение общества, о котором так много говорится в последние годы, возможны только на основании равенства всех перед законом, уважения к человеку и к закону, строгого соблюдения прав человека и Конституции страны.

Мы надеемся, что общество и его власть в состоянии усвоить уроки истории, обществознания и литературы. Мы требуем освободить несправедливо осужденных, прекратить сфабрикованные дела и дать справедливую с точки зрения закона оценку действий тех, кто избивал людей на улицах, арестовывал без вины, давал ложные показания, писал под копирку лживые протоколы, выносил заведомо несправедливые приговоры.

Иначе наша страна обречена снова и снова оставаться на второй год, ничего не усвоив из школьной программы.

«Мне в какой-то степени боязно, но мне еще больше боязно за то, что происходит с нашей страной»

Против московских приговор высказались также более 100 священнослужителей из разных регионов России, включая Вологодскую область. 

- Мы категорически выступаем против любого проявления насилия как со стороны демонстрантов, так и со стороны представителей власти, обязанность которых – обеспечивать безопасность граждан, включая самих демонстрантов.

В отношении фигурантов «московского дела», вызывают наше недоумение приговоры суда в сравнении с другими, гораздо более мягкими приговорами, которые вынесли российские суды обвиняемым в более тяжелых преступлениях. Мы считаем, что наказание должно быть соразмерно нарушению закона, а власть накладывает на человека дополнительную ответственность, а не освобождает от нее. В противном случае само правосудие превращается в насмешку и «массовый беспорядок».

Мы хотим выразить надежду на то, что российские граждане будут жить с доверием к судебной системе, которая будет справедлива и беспристрастна независимо от социального, экономического и политического статуса подозреваемого или обвиняемого. Суд должен быть способным защитить гражданина от произвола исполнительной власти и силовых структур, в противном случае само его существование превращается в декорацию и формальность. <...> Мы выражаем обеспокоенность тем, что вынесенные приговоры в большей степени похожи на запугивание граждан России, чем на справедливое решение в отношении подсудимых, - пишут священнослужители.

Одним из первых письмо подписал протоиерей Димитрий Климов, настоятель Свято-Никольского кафедрального собора в городе Калач-на-Дону Волгоградской области. 

- ... если люди не будут видеть, что они могут добиться справедливости в суде, совершенно естественно, что они будут добиваться ее другими способами. Например, у бандитов. Например, просто положив себе в карман пистолет. Например, палками. Например, камнями. Разве это нормально? Разве это то, что нам нужно? <...> Мы-то как раз не призываем к революции, мы не хотим майдана; мы хотим, чтобы не было революции, не было майдана. Но суды подобными решениями, подобными приговорами как раз превращают себя в революционеров, которые подталкивают общество к возмущению и недоверию. <...> Мне в какой-то степени боязно, но мне еще больше боязно за то, что происходит с нашей страной, и еще может произойти — что будет с моими детьми, в каком обществе они будут жить, - пояснил Димитрий Климов свою позицию в интервью "Медузе".

«Вопиющая несправедливость очевидна всем думающим гражданам страны»

В защиту фигурантов «московского дела» выступили представители еще нескольких профессиональных сообществ. Так, открытое письмо специалистов IT-индустрии опубликовано на сайте github.com. Среди осужденных - их коллеги Константин Котов и Айдар Губайдулин.

- Единственное наше требование состоит в том, чтобы остановить политическое преследование мирного населения, прекратить сфабрикованные дела и освободить всех фигурантов дела о «массовых беспорядках», - пишут программисты.

Представители книжной индустрии опубликовали свое письмо в Фейсбуке:

- Мы представляем гуманитарный мир. В котором высшая ценность - жизнь отдельно взятого человека. Наблюдать за тем, как сегодня ломают судьбы молодых ребят - больно, и терпеть это невозможно. Мы требуем незамедлительного пересмотра всех приговоров по «московскому делу», вопиющая несправедливость которых очевидна всем думающим гражданам страны, - говорится в обращении, собравшем 700 подписей.

Закрыть «московское дело» и освободить уже осуждённых фигурантов требует профсоюз журналистов и работников СМИ:

- Вопреки всем принципам открытости и гласности проведения процессов, служащие судов и приставы искусственно ограничивали доступ в зал как прессы, так и обычных слушателей, запрещали съемку и отказывались рассматривать официальные запросы наших коллег-фотографов и видеооператоров, просивших разрешить работу в зданиях суда.

Во время протестов этого лета, в ходе которых были задержаны фигуранты «Московского дела», наших коллег также незаконно задерживали, избивали, ломали технику. Идентификация сотрудников, нарушавших как права наших коллег, так и права протестующих, была невозможной из-за того, что силовики скрывали лица под масками и не использовали нагрудные знаки.

Ни один сотрудник силовых органов не понёс наказания за нарушения, совершенные в ходе жестоких разгонов мирных акций протеста.

Напомним, что журналисты «Новой газеты» в августе создали петицию с требованием прекратить дело против участников мирной акции 27 июля в Москве. Сбор подписей идет на сайте change.org, сейчас там уже более 193 тысяч фамилий.

Утром 19 сентября, после массовых обращений в поддержку незаконно осужденных, прокуратура попросила Мосгорсуд изменить меру пресечения актеру Павлу Устинову на подписку о невыезде. Заявление прокуратуры будет рассмотрено 20 сентября. 


UPD 20 сентября: Актера Павла Устинова отпустили из СИЗО до обжалования приговора

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика