УМВД пообещало провести проверку после смерти задержанного активиста в отделе полиции Вологды

27.08.2020 [Общество]

Вечером 27 августа пресс-служба УМВД по Вологодской области сообщила, что по факту смерти в отделе полиции защитника сквера на улице Ярославской Сергея Пахолкова проводится служебная проверка. Тем временем в соцсетях начали появляться посты о том, что падение мужчины с бетонного блока — «спланированная акция», а также о том, что мужчина сам оступился и упал. NewsVo поговорил с защитником Пахолкова, а также с тремя свидетелями его задержания. Они считают, что мужчина упал по вине полицейских.

Ранее NewsVo сообщал, что Олега Малиновского и Сергея Пахолкова задержали возле стройки детсада на улице Ярославской днем 26 августа. В тот день защитники сквера самостоятельно ограничили проезд к стройплощадке и поставили блок-пост на подъезде к стройке. Они требовали соблюдения законодательства и полного прекращения использования этого земельного участка без согласования с собственниками жилья. На место приехали полицейские и с помощью привлеченных рабочих попытались убрать с дороги бетонные блоки и машину.

— Сначала они (ред. — правоохранители) говорили, что они производят следственные действия, а затем они заявили, что у них действия по административному правонарушению. Так они и не определились, по какому именно административному правонарушению они работают. Начали ссылаться на областной закон, я попросил объяснить, о чем конкретно идет речь. Но за всё это время так мы не получили адекватного и вменяемого ответа, — говорит защитник Пахолкова Роман Морозов.

Для того, чтобы убрать с проезда машину и бетонные блоки, на место вызвали грузовик. Но на бетонных блоках стояли люди и мешали их погрузке. Полицейские начали кричать и говорить, что за неповиновение их требованиям всех привлекут к ответственности.

— Сергей Евгеньевич был на одном из блоков, рядом с машиной. Сотрудники к нему подошли, как мне показалось, один его дернул, в итоге Сергей Евгеньевич оступился, потерял равновесие, упал и ударился об машину. Причем полицейские не пытались попрепятствовать его падению. Когда Сергей Евгеньевич упал, мы все завозмущались, закричали, а его увели в УАЗик, — говорит Морозов.

Три человека, которые были на Ярославской в момент инцидента, сказали NewsVo, что Сергей свалился с блока по вине полицейских.

— Полиция, как мы считаем, безосновательно его стащила с блоков. Когда они захотели его снять, они подошли, двое, они его сдернули с блоков, применив силу, он упал. Он ударился о бордюрный камень и потом еще ударился об автомобиль, который там был припаркован. Потом его посадили в машину полиции и увезли в первый отдел полиции, — рассказала NewsVo защитница сквера, активистка Ирина Йовжий.

— Сергей стоял на блоке. Майор схватил и сорвал его оттуда, с блока. Кто второй полицейский был, мы не знаем, он был в маске. Его сдернули, и он улетел. Ноги еще там, на блоке стояли у него, а полетел он вперед головой, туловищем. Там поребрик такой высокий, новый, за поребриком асфальт свежий и машина стояла. Обо что он стукнулся, мы даже сразу не поняли, его же сразу схватили и увели в машину. Почему администрация и полиция на стороне застройщика, а нас вообще не слышат? — говорит очевидец произошедшего Михаил.

— Полиция смела Сергея с блока, это от их действий он полетел в сторону машины. Он ударился головой, я это видела. Они стали его задерживать, потом они его потащили к машине, стали грузить. При этом полицейский его «шмонал», в карманы ему залезал, я закричала: «Что вы такое творите, вы же что угодно человеку можете сейчас подсунуть, это всё незаконно!». Оснований к задержанию вообще никаких не было. К людям, к мирным гражданам стали применять физическую силу. Это всё ужасно! — сказала вологжанка Ольга, которая тоже в этот момент была возле стройки.

Девушка уверена: если бы она не ушла с оцепленного квадрата, ее бы тоже задержали.

— В интернете уже пишут, что он был выпивший, это всё неправда, Сергей был трезвый! — говорит Ольга.

Mash опубликовал видео падения Пахолкова с другого ракурса. 

После Пахолкова задержали второго активиста — Олега Малиновского. Обоих в итоге на УАЗике доставили в первый отдел полиции. По словам Малиновского, Сергей при выходе из УАЗика еще раз стукнулся головой.

— Они оба написали ходатайства о допуске меня в качестве защитника. У них эти ходатайства не принимали, игнорировали. Поэтому мне пришлось подключить все возможные службы, чтобы меня допустили. Фактически только спустя три часа меня допустили в качестве защитника. Когда меня допустили, протоколы были еще не составлены, материалы дела были не готовы. После прибытия в отдел к Сергею приезжала «скорая»  — у него было высокое давление, ему дали какую-то таблетку. Голову, насколько я знаю, тогда медики не смотрели, — говорит Морозов.

Когда Романа Морозова допустили в качестве защитника, его сопроводили в помещение, которое в отделении называли «накопителем». Началось заполнение протоколов. Выяснилось, что к материалам дела полицейские хотят приложить видеозапись.

— Мы сказали, чтобы нам показали, что будет доказательством правонарушения. Около двух часов мы ждали, что нам покажут видеозаписи. Нам их не показали, — отмечает Морозов.

Выяснилось, что, кроме протокола по 19.3 КоАП (неповиновение законному требованию сотрудника полиции), на Пахолкова и Малиновского составили протоколы по 20.6.1 КоАП (нарушение режима самоизоляции, невыполнение правил поведения при введении режима повышенной готовности).

— Я перед уходом уточнил у полицейских — позвонили ли они супруге Сергея Евгеньевича, есть ли у него необходимые лекарства. Мне сказали, что да, что всё в порядке, — рассказывает защитник.

Утром Морозов вновь приехал в отдел, чтобы пообщаться с задержанными перед судом. Сначала защитник поговорил с Малиновским, а затем пришел к Пахолкову.

— Когда он заходил в помещение, его из камеры вели, он не ориентировался по-хорошему в пространстве, шатался. Когда он ко мне зашел, он был синюшнего вида, у него тряслись руки. Я просил его, как здоровье, принимает ли он таблетки. А он мне: «Какие таблетки?». Я сказал: «Мне супруга ваша сказала, что у вас гипертония». А он: «Какая гипертония?». Я спросил у полицейских, оказалось, что ему утром скорую вызывали — у него был эпилептический припадок. Врачи посчитали, что это алкогольный эпилептический припадок. Я спросил у Сергея Евгеньевича, помнит ли он, что вызывали ему «скорую». Он сказал: «Я не помню». Он и вчерашний день уже не помнил. И я подумал, что это признаки нарушения работы головного мозга, амнезия, — рассказывает Морозов.

Юрист говорит, что, выходя от подзащитного, он еще раз обратил внимание полицейских на состояние Пахолкова, отметил, что тот не сможет принять участие в судебном заседании, тем более по видеоконференцсвязи.

«Но, как я понял, сотрудник на это не отреагировал и не принял зависящих от него мер, чтобы сохранить жизнь и здоровье человеку. Потом я ушел, и мы уже только в суде увидели в интернете информацию, что он, к сожалению, скончался», — рассказывает Морозов.

Активистка Ирина Йовжий, приехавшая к отделению полиции после Морозова  и находившаяся там вместе с женой Сергея, говорит, что первая бригада «скорой помощи» приехала в 11.15 утра, хотя с 10 часов утра они все знали, что Сергею плохо: 

«Когда первая бригада «скорой» вышла от Сергея, они сказали, что он без сознания, у него закрытая черепно-мозговая травма. Сообщили, что сейчас приедет еще одна бригада, и его увезут в больницу. Потом через какое-то время приехала еще одна бригада, медики зашли туда, обе бригады находились внутри. Мы долго-долго сидели, и потом, когда медики начали оттуда выходить, жена спросила: «А вы его-то увозить не будете?». И тут ей сказали, что он умер.

Таким образом, к Пахолкову приезжали четыре бригады «скорых». Одна вечером в день задержания, вторая — утром на следующий день, а третья и четвертая — перед его смертью.

Заседание суда и по делу Пахолкова, и по делу Малиновского, перенесли на 3 сентября. По факту гибели Сергея следователями СУ СК РФ по Вологодской области начата проверка. Ниже мы публикуем комментарий УМВД России по Вологодской области полностью, без сокращений. 
 

25 августа в полицию г. Вологды поступило заявление от строительной организации об воспрепятствовании въезда на строительный объект. 26 августа в ходе дополнительного осмотра места происшествия, двое граждан препятствовали проведению указанного мероприятия.

Сотрудниками патрульно-постовой службы с мужчинами проведена разъяснительная беседа о недопустимости противоправного поведения. Однако реакции не последовало, на неоднократные требования о прекращении противоправных действий мужчины не реагировали. В связи с этим они были доставлены отдел полиции № 1 УМВД России по г. Вологде для разбирательства, где в отношении их были составлены административные материалы по ч. 1 ст. 19.3 КоАП РФ и ч. 1 ст. 20.6.1 КоАП РФ. До рассмотрения указанных административных материалов в Вологодском городском суде граждане были помещены в специальный приемник содержания задержанных лиц.

Через некоторое время один из задержанных пожаловался на плохое самочувствие. Полицейские вызвали ему скорую медицинскую помощь. По заключению медиков, оснований для госпитализации вологжанина в медучреждение не было.

Сегодня утром гражданину вновь была вызвана бригада скорой медицинской помощи в связи с жалобами на ухудшение здоровья. Прибывшими медицинскими работниками оснований для госпитализации в медучреждение также не установлено. Примерно через час мужчина еще раз обратился с жалобой на плохое самочувствие. Прибывшей по вызову бригадой скорой помощи были проведены реанимационные мероприятия, однако, несмотря на это, мужчина скончался.

По факту происшествия врио начальника УМВД России по Вологодской области назначена служебная проверка, направленная на установление всех обстоятельств произошедшего. В ходе проверки будут изучены все имеющиеся материалы, в том числе записи систем видеонаблюдения. В случае установления вины сотрудников полиции они будут привлечены к ответственности.

У Пахолкова остались трое детей. 

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика