Пенсионер из Бабаево через суд пытался добиться компенсации за операцию на глазу, после которой ему стало хуже

28.07.2020 [Общество]

Николай Прокопьевич Липкин из Бабаево пытается привлечь к ответственности медиков из Санкт-Петербурга. После проведенной ими офтальмологической операции пенсионер потерял возможность видеть левым глазом, потратил много денег и нервов на дальнейшее лечение. Проведенная экспертиза не нашла связи между действиями врачей и наступившими негативными последствиями, однако мужчина уверен, что это не так: эксперт просто проигнорировал важнейшие данные, изложенные в истории болезни.

В 2010 году у Николая Прокопьевича возникли проблемы с левым глазом — он перестал четко видеть и появились «мурашки». Из поликлиники железнодорожников в Бабаево ему выписали направление в  Санкт-Петербурскую железнодорожную поликлинику. Там мужчине сказали, что у него катаракта, и необходима операция. Провести ее предложили в «Дорожной клинической больнице».

— Мне сказали, что сама операция будет для меня бесплатна, нужно только заплатить за хрусталик, имплантат. Я прихожу к врачу в больницу. Он мне говорит: «Ну, все, через два дня на свою охоту побежишь, как орел будешь летать по лесу». Назначили операцию, сделали. Потом смотрю — всех, кто со мной лежал, выписывают, а меня нет. Я спрашиваю, почему так. А мне говорят, что мне еще надо немного капельки покапать, — рассказывает пенсионер.

Фото pixabay.com

Операцию провели 14 декабря 2010 года, до 22 декабря мужчина лежал в больнице, а потом его выписали домой, назначив лекарства. Однако глаз не восстановился, поэтому в январе Николай Прокопьевич вновь приехал в больницу. Там ему снова капали капли, проводили лечение, а 4 февраля вновь выписали, сказав, что зрение восстановится в течение месяца. Тем не менее, лучше видеть мужчина так и не стал, и через некоторое время, уже в марте, вновь обратился к врачу в железнодорожную поликлинику.

— Та посмотрела, говорит, что глаз можете потерять. Пошли к завотделению. Та проверила на нескольких аппаратах и говорит: «Посиди в коридоре». Видимо, позвонила в больницу тому врачу, который меня оперировал, и дала направление снова туда. Я приезжаю в больницу, а он ждет недовольный: «Чего ты на меня жалуешься?». Я говорю: «Я пенсионер, мне два года еще доработать до льгот железнодорожника, а теперь из-за зрения я вылетаю с работы безо всяких льгот».

Выяснилось, что после операции у Николая Прокопьевича образовался «кистозный макулярный отек». Мужчина вновь лег в больницу, там ему ввели препарат, который используется для лечения таких отеков, и вновь выписали. Но и после этого зрение не улучшилось, через месяц, уже в мае 2011 года, пенсионер вновь оказался в той же больнице. Там ему вновь вводят тот же препарат и оправляют домой. Все эти манипуляции не дали никакого результата.

— Медкомиссию я не смог пройти, в итоге с работы меня попросили уволиться. Написать заявление, что я пенсионер, «прошу уволить в связи с выходом на пенсию». А льготы я все потерял. Глаз, ко всему прочему, начал побаливать. Приехал в Вологду, там сказали, что глаз и можно было бы восстановить, но сроки упущены, и в их условиях сделать ничего нельзя, — рассказывает Николай Прокопьевич.

Позднее, при анализе меддокументов Николай Прокопьевич выяснил, что  отек сотрудники петербургской больницы у него заметили еще в январе 2011 года. Врачи, к которым он обращался позднее, говорили, что, если бы препарат ему ввели раньше, то есть в январе, глаз можно было бы спасти.

Начались поиски врачей, которые взялись бы за лечение. Пенсионер ездил в разные медучреждения Вологды, Череповца, Ярославля, Москвы и Санкт-Петербурга, лечился платно — пришлось продать участок и лодку. Сейчас Николай Прокопьевич лечится в Нижнем Новгороде, перенес операцию по пересадке роговицы, но восстановить зрение ему не удается.

В 2017 году пенсионер решил обратиться в суд и взыскать с Санкт-Петербургской «Дорожной клинической больницы» материальный ущерб и компенсацию морального вреда. Ответчик во время разбирательства заявил, что никаких нарушений в оказании медпомощи больницей допущено не было, а все осложнения, которые возникли у пенсионера, связаны исключительно с его сопутствующими болезнями.

По делу была назначена судебно-медицинская экспертиза, которую провели в вологодском «Бюро судебно-медицинской экспертизы».

— Суд даже не поставил перед экспертом мои вопросы, я хотел спросить, можно ли мне было вообще эту операцию проводить по удалению катаракты. Я хотел спросить, повлияло ли проведение операции на мое состояние организма. Эти вопросы не поставили. А то, что написала больница — все вопросы включили, — рассказывает пенсионер.

Эксперт написал заключение, в котором не нашел связи между действиями врачей и наступившими последствиями. Более того, он указывает на полученные уже после операции пенсионером травмы — он ударился головой в декабре 2013 года, что, по мнению эксперта, повлияло на отек января 2011 года.

— «А также возможное поднятие тяжестей в бане 30 апреля 2016 года», — написано. Я говорю в суде: он что, со мной в бане мылся или спину натирал? Я в бане-то не моюсь. У меня ванна, благоустроенная квартира. И причем здесь 2016 год к январю 2011 года? Он пишет, что про баню нашел в медицинских документах, в каких — это для меня загадка, — говорит Николай Прокопьевич.

Кроме того, по словам пенсионера, в заключении перепутаны даже города и больницы, где он лечился, а еще — такой важный параметр, как острота зрения — «поступил с одним, пишут с другим».

— В выводах эксперты пишут «необходимости лечения в центрах микрохирургии глаза Нижнего Новгорода или других медцентрах не имелось». Но в период проведения экспертизы врач-офтальмолог, привлеченный к проведению экспертизы, направляет меня на консультацию для дальнейшего лечения в тот же медцентр Нижнего Новгорода, где я и лечусь. - говорит Николай Прокопьевич — Игнорируется история болезни за январь и март 2011 года. Там четко написано: «очаги отека макулы», их надо было сразу лечить.

И в Бабаевском районном суде, и в Вологодском областном мужчина ходатайствовал о проведении повторной экспертизы, поскольку эта, по его мнению, не может считаться доказательством в суде. Эти ходатайства удовлетворены не были. В удовлетворении иска к больнице пенсионеру отказали.

— При вынесении решения суд исходил из того, что по результатам проведенной экспертизы было установлено, что со стороны НУЗ «Дорожная клиническая больница» не было допущено нарушений и отклонений от стандартов и правил лечения при оказании медицинской помощи Липкину Н.П., как при проведении операции, так и при последующем лечении. Причинно-следственная связь между проведенным лечением и наступившими последствиями в виде ухудшения состояния здоровья Липкина Н.П. (…) отсутствует, — говорится в решении Вологодского областного суда.

Николай Прокопьевич уверен, что, если бы по его делу провели качественную экспертизу, все встало бы на свои места, и суд смог бы уловить «причинно-следственную связь». Однако пока все его жалобы на ненадлежащее исполнение обязанностей и небрежность эксперта в департамент здравоохранения и следственный комитет остаются (с 15 августа 2018 года) без удовлетворения.

Если среди читателей NewsVo найдутся люди, готовые как-либо помочь Николаю Прокопьевичу, мы готовы поделиться с ними его номером телефона. Звоните в редакцию по телефону в Вологде 75-21-14.

Тэги: операция
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика