Пенсии у нас отобрали. Поборами обложили. Теперь вот будут медленно душить ценами на бензин

05.11.2018 [Блогово]

Так что хотя и лонгрид, но почитать советую. Ведь автомобилем нынче почти каждый пользуется.

На бензиновом рынке - очередной пожар. Всепожирающий и парадоксальный. Российская нефтянка купается в сверхдоходах, а производители топлива (НПЗ) якобы тонут в убытках и грозятся вновь круто переписать ценники на бензин. Как такое возможно?

Чтобы понять это, нам придется поговорить о т.н. "налоговом маневре" в отрасли. Давайте, я на пальцах (опуская многие нюансы и существенно упрощая суть) объясню, что это за "зверь".

В российской нефтянке помимо общепринятых налогов (на прибыль, НДС и т.д.) имеются три точки изъятия денег в пользу государства:

(i) когда вы достали нефть из-под земли, вы платите налог на добычу полезных ископаемых (НДПИ) с объема, который извлекли;

(ii) когда вы часть этой нефти поставили на экспорт, с каждой тонны вы платите экспортную пошлину;

(iii) когда оставшуюся часть нефти вы переработали на НПЗ в бензин и прочие виды топлива для продажи на внутреннем рынке, вы платите акцизы (заметьте: акцизы платят именно НПЗ, а не АЗС).

Так вот, суть налогового маневра состоит в том, чтобы постепенно снизить экспортные пошлины, компенсировав это повышением НДПИ. На первом этапе (с 2014 по 2017 год) предельная ставка экспортной пошлины на нефть была уменьшена с 59% до 30%, при одновременном увеличении базовой ставки НДПИ с 493 до 919 рублей за тонну. Теперь (до 2024 года) предстоит совсем обнулить экспортные пошлины и еще больше повысить НДПИ.

Ремарка 1: идеолог налогового маневра, глава департамента налоговой и таможенной политики минфина уверяет, что НДПИ будет повышаться ровно на такую же величину, на которую будет снижаться экспортная пошлина. При этом его начальники рассчитывают получить от налогового маневра от 1 трлн до 1,6 трлн рублей дополнительных налогов. То есть ребята даже не договорились, чтобы врать одинаково. И если кто-то из читателей наивно полагает, что эти 1-1,6 трлн его не коснутся, то скоро он убедится в обратном.

Зачем же потребовался перенос налоговой нагрузки с таможни на скважину? Основной целью налогового маневра, - отвечает правительство, - является поддержка добычи на истощающихся месторождениях в ключевом добывающем регионе России - Западной Сибири (56% российской нефтедобычи). Дело в том, что для старых, выработанных участков недр (характерных для Западной Сибири), а также для трудноизвлекаемой и шельфовой нефти ставки НДПИ существенно снижены.

Допустим. Но что мешало поддерживать западно-сибирскую добычу в рамках прежней налоговой системы, т.е. без налогового маневра? Ведь ставки НДПИ и раньше дифференцировались в зависимости от степени истощенности месторождений.

Ответ напрашивается сам собой: негативные события в отрасли в посткрымский период - американские санкции, перекрывшие доступ к передовым технологиям по комплексному бурению и гидроразрыву пласта, а также варварская эксплуатация скважин в погоне за ростом добычи любой ценой и, как следствие, стремительное обводнение месторождений - сделали нефтедобычу в Западной Сибири настолько низкоэффективной и затратной, что эти затраты скоро будет невозможно покрыть даже 100%-ой льготой по "старому" НДПИ. Слишком уж он мал для этого. А без западно-сибирской нефти российский бюджет ждет пушистый северный зверек на букву "п".

Ремарка 2: игорьиваныч может сколько угодно надувать щеки на евразийских форумах, называя преувеличенными слухи о грядущей смерти российского нефтеэкспорта. Но я больше верю главе минэнерго Новаку, который с цифрами в руках утверждает, что при существующих трендах российская нефтедобыча после 2021 года начнет снижаться такими темпами, что к 2035 году упадет до величины, когда экспортировать будет уже нечего.

Во избежание подобной перспективы правительству приходится переносить центр тяжести по налогообложению (и по налогововым преференциям) на скважину. Видимо, иначе уже не получается обеспечить льготами все эти механизмы аплифта (повышенные коэффициенты амортизации на инвестиции в бурение новых скважин и в гидроразрыв), активизировать геологоразведку, стимулировать добычу технологичными методами (с использованием полимеров, поверхностно-активных веществ, закачкой углекислого газа в пласт, тепловыми методами и прочее). Для этого, на мой взгляд, и потребовался налоговый маневр.

Ремарка 3: за последние три года в РФ не было создано ни одного (!) флота гидроразрыва пласта, а имеющийся флот стремительно ветшает. Восседай в Кремле до сих пор иосифвиссарионыч, эскадроны петровых и бошировых давно бы уже бороздили Штаты, чтобы стырить у "врага" эту технологию, как в свое время стырили атомную. Однако нынешняя властная шушера способна лишь пачкать дверные ручки.

Итак, для чего потребовался налоговый маневр, мы разобрались. Теперь давайте посмотрим, каковы его последствия. И главное - кто за него в итоге заплатит.

Нетрудно догадаться, что возросший налог на добычу (НДПИ) нефтяники, не будь дураками, упаковывают в цену. В результате все "прелести" налогового маневра переходят на переработчиков (НПЗ), которые вынуждены закупать сырье существенно дороже. При этом не забудем, что на НПЗ висят еще и акцизы на бензин и прочие виды производимого топлива.

Ремарка 4: Правительство, конечно же, изначально понимало, что по мере роста НДПИ рентабельность НПЗ будет заметно сжиматься, что чревато ростом внутренних цен на топливо. Чтобы не допустить этого, налоговый маневр предполагал, что каждый раз с повышением НДПИ акцизы будут снижаться. Однако на деле происходит обратное: НДПИ растет и одновременно правительство регулярно повышает акцизы. Например, акциз на бензин класса Евро-5 сейчас (с 1 июня) составляет примерно 8,2 тыс. рублей за тонну, но уже с 1 января 2019 года акциз вырастет в 1,5 раза и составит около 12,3 тыс. рублей за тонну.

Оказаться крайними НПЗ не хотят, ведь там тоже умеют упаковывать свои проблемы в цену. А дальше остаются только АЗС и мы - конечные потребители бензина.

Ремарка 5: в этой, на первый взгляд, стройной логике есть одно очевидно лживое звено. Ведь в России уже почти не существует отдельной добычи и отдельных НПЗ. Почти все они давно объединены в вертикально-интегрированные компании, в консолидированных балансах которых финансовые потери НПЗ с лихвой перекрываются прибылью от экспорта сырой нефти. Однако правительство странным образом не замечает это лживое звено (ниже мы увидим, почему) и вступает с НПЗ в переговоры.

Нам ценовые пожары на бензиновом рынке не нужны! - говорят в правительстве, ведь там понимают, что народ и так на грани. - Не вздумайте резко повышать отпускные цены на бензин! Мы вам всё компенсируем через субсидии.

Ремарка 6: компенсирующие субсидии получат не все НПЗ, а только те, что производят бензин не ниже класса Евро-5. Остальные НПЗ, которые пока не освоили производство бензина пятого класса, получат для модернизации еще три года. А дальше пусть пеняют на себя, типа сами виноваты. Но у меня почему-то мало сомнений, что виноватым в очередной раз окажется население.

Переработчики, которым правительство обещает субсидии, начинают чесать репу. Ведь раньше всё было просто и понятно: есть налоги, есть обещание правительства эти налоги не поднимать в ближайшие шесть лет. А теперь вот - субсидии, по которым никто ничего публично не обещал. Дадут, а потом начнут постепенно отбирать. Формально - никакого повышения налогов, а по факту - сами понимаете.

Но с другой стороны, думают переработчики, нам же никто не мешает постепенно повышать цены на бензин. Эй, в правительстве, вы же не против?

Конечно, нет, - подмигивают с Краснопресненской набережной и с Ильинки. - Повышайте на здоровье. Главное - делайте этого по-умному, плавно.

И бензиновый пожар переходит в тление, которое потихоньку выжигает содержимое наших кошельков.

Ремарка 7: глядя правде в глаза, все эти правительственные эксперименты с налоговым маневром представляются крайне мутными и вредными. Сами посудите: до налогового маневра система налогообложения нефтянки худо-бедно, но работала почти без сбоев. Теперь же мы видим один рукотворный кризис за другим. Одной рукой деньги отбираются через повышение НДПИ и акцизов, другой - возвращаются в виде субсидий. Это кажется полным абсурдом. Но, похоже, это не абсурд, а осознанное расширение сферы ручного регулирования, вмешательство в механизм рыночной конкуренции и создание нового поля для лоббистских битв и коррупционных поборов. Дескать, у вас баррель подрос? Ну так будете теперь откатывать за каждый шаг, чих и шорох. Все, кроме игорьиваныча.

И раз уж мы вновь вспомнили про игорьиваныча, давайте попристальнее взглянем на его позицию относительно налогового маневра. Уверяю вас, она того стоит.

Многие заметили, что в России есть два человека, конфликтовать с которыми бесполезно: всё равно проиграешь. Отличие между ними лишь в том, что глава Чечни обычно удовлетворяется извинениями, а игорьиваныч требует либо денег (Евтушенков), либо посадок (Улюкаев).

По вопросу налогового маневра у игорьиваныча тоже конфликт - с правительством. Не знаю, посадит ли он в итоге антонгерманыча, но денег точно отожмет. Не напрямую, так адресными льготами, которых у игорьиваныча и без того через край. Из его многочисленных хотелок по налоговому маневру остановимся лишь на двух наиболее жирных.

Как известно, игорьиваныч очень не любит инвестировать в модернизацию своих НПЗ, предпочитая покупать высокотехнологичные НПЗ за рубежом. В отличие от него, Лукойл и Газпромнефть уже практически завершили модернизацию своих НПЗ, профинансировав ее из собственных средств. Игорьиваныч же хочет использовать на эти цели бюджетные субсидии, в рамках налогового маневра выделяемые правительством на поддержку НПЗ - 600 млрд рублей.

Однако этого ему мало. Дополнительные барыши игорьиваныч хочет срубить, перенеся уплату акцизов со своих НПЗ на АЗС. Если учесть, что на внутреннем рынке игорьиваныч реализует через независимые АЗС две трети своих нефтепродуктов, то ежегодная экономия на акцизах составит 140 млрд рублей.

При этом не забудем, что на льготах по НДПИ игорьиваныч выигрывает едва ли не больше, чем все остальные российские нефтекомпании вместе взятые. Ведь печально известной еще с советских времен варварской практикой "гнать вал любой ценой" (вспомните загубленный при леонидильиче "Самотлор") игорьиваныч злоупотребляет, как никто другой.

В сухом остатке вся эта эпопея с налоговым маневром видится как какая-то криминальная драма с тремя актерами:

антонгерманыч (он же "немец", он же "палач пенсионеров") - новый бухгалтер мафии; тихой сапой прошел все ступени госслужбы в минфине и заполучил второй пост в правительстве; стремится высосать все финансовые соки из экономики и населения, тупо конвертнуть собранное в "валюту врага" и гордо восседать на кубышке;

игорьиваныч - карманник на пожаре; пока топливный рынок полыхает, старается отжать себе очередные бюджетные льготы на налоговом маневре; патамушта хронический льготаголик; патамушта заграбастал львиную долю нефтянки и страдает от несварения; патамушта эпикфейл за эпикфейлом;

михаливаныч - пахан чтоб разрулить; пытается решить два уравнения с тремя неизвестными. Уравнение 1: дать льготы игорьиванычу, дабы при всех его эпикфейлах поток бабла на совместный офшор не иссяк. Уравнение 2: не разорить при этом бюджет, дабы не разозлить народ окончательно. Неизвестные: масштаб очередных управленческих эпикфейлов игорьиваныча, грядущая цена черной жижи, предел народного терпения.

Выпускнику питерского юрфака неведомо, что система из двух уравнений с тремя неизвестными нерешаема в принципе.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика