Любовь

10.05.2018 [БлогоVO]

Мой прадед Андрей был мужиком редкой породы: красавец с выдающимися скулами, толстыми густыми волосами и глазами, в которые влюблялись немедленно. Он был человеком шумным, пассионарным, компанейским. Бабы от него сходили с ума. Но больше всех других с ума сходила Зина. Она и стала ему женой, а мне прабабушкой.

У Андрея и Зины была очень крепкая связь. Они буквально тряслись друг над другом, пылинки сдували. Зина каждое утро глаз не могла оторвать от Андрея, бреющего свои выдающиеся скулы возле деревенского рукомойника. В их отношениях было много огня. Что и стало причиной рождения троих детей: моей бабушки Антонины, её сестры Вальки и брата Витьки (Витька стал успешным моряком дальнего плавания, видел весь белый свет и даже побывал у пиратов в плену). Вся деревня Малая Борла (Ульяновская область) согревалась теплом от их ладной и красивой семьи.

Но вот война. В 42-м году Андрей уходит на фронт танкистом, оставляя Зину и малолетних детей одних. До конца 43-го регулярно приходят фронтовые письма. Любовь продолжается в буквах и словах. Потом было ранение, госпиталь, потом снова фронт. А в 45-м в Малые Борлы вернулись все мужики. Все, кроме одного — Андрея.

Он не значился ни среди убитых, ни среди взятых в плен. Он просто пропал. Зина потеряла покой и сон, искала мужа как могла, отправляла всюду запросы, но никаких результатов. Успокоилась Зина только через три года, научилась жить по-новому, отпустила её тоска... и вдруг приходит письмо, а в нём сухо и чётко: Андрей здоров, живёт в Белоруссии в 35 километрах от Литвы, в городе Лиде, работает шофёром на большом заводе, женат, детей нет. И адрес.

Зина снова в слёзы, потеряла покой. А вместе с ней покой потеряли и Малые Борлы, узнавшие про пропавшего три года назад Андрея такие пикантные новости. Решение принималось всей деревней: надо ехать.

Несколькими поездами Зина добралась до Лиды и заявилась на завод, где работал Андрей. Выходит директор: так, мол, и так — Андрей только что отправился в командировку. Разминулись. Но, услышав подробности всей этой драмы, директор покрылся испариной, немедленно отправил машину догонять Андрея и возвращать его в город.

К вечеру Андрея вернули.

Увидев Зину, он не смог ничего сказать. Молча отвёл к своей новой женщине: «Это Шура, моя фронтовая любовь. Мы видели с ней смерть, она заглядывала нам в глаза. Мы прошли через ад вместе и остались живы. Шура спасла меня. И не раз. Шуру я люблю и буду любить всегда».

Зина вернулась домой поседевшей. Она долго не находила слов, чтобы объясниться перед детьми. Папа жив, но не для нас.

Проходит месяц. В Малые Борлы приезжает Андрей: «Не могу так, не хочу, нельзя так. Вы — моя семья. Ваши жизни я защищал на войне, а в миру предаю». Зина в слёзы. Дети в слёзы. Деревня в слёзы. «Собирайте вещи, мы едем жить в Белоруссию, там весь быт налажен, работа отличная, а с Шурой отношений больше нет. Едем сегодня же».

Собрали наспех тряпки, нехитрую снедь и на поезд.
В Лиде их ждала просторная уютная квартира и два года счастливой жизни. Всё было почти как прежде, Андрей обожал Зину и детей, Зина и дети молились на красавца-мужика, простив ему предательство. Но на третий год Зина узнала, что Андрей снова встречается с Шурой. И ни Андрей ни Шура этого будто бы и не скрывают.

Зина попросила мужа отвезти её с детьми на вокзал и более никогда не появляться в их жизни. Потому что ещё одной раны её сердце пережить не сможет.

Заплаканная умученная Зина сидела в купе, прислонившись к окну. Дети засовывали чемоданы под койки. Провожающие покинули вагон. Поезд тронулся. Через полчаса в их купе постучали. Моя бабушка — девочка Тоня — открыла дверь. Вошёл её отец Андрей. Взял Зину за руку. И больше никогда не отпускал.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика