Смерть на оптимизации. Кто виноват в уничтожении российской медицины?

В прошлом году многих из нас повергли в шок цифры резкого роста смертно­сти россиян. Но то были взрослые. 2016?й начался с череды детских смертей.

Без врачей

За две недели января в Орловском перинатальном центре умерли 8 младенцев. Все роженицы приехали из отдалённых деревень, где ни больниц, ни врачей уже давно нет.

2 января в Вейделевском районе Белгородской обл. мама и младенец погибли из-за того, что их слишком далеко везли в машине «скорой» в больницу. В местной ЦРБ закрыли гинекологическое, педиатрическое и родильное отделения. Женщине было 25 лет, сиротами остались её 9-летний сын и 5-летняя дочка.

В канун Рождества в д. Максимовка Тюкалинского р-на Омской обл. новорождённая дочка умерла на руках у отца. Мужчина сам принял роды у жены — фельд­шеры из соседних деревень оказались на вызовах. Малышка закричала при появлении на свет, но спустя полчаса начала задыхаться и синеть. Приехавшая почти через два часа после вызова бригада «скорой» застала обезумевших от горя родителей с тельцем на руках...

Главный педиатр страны А. Баранов не устаёт повторять, что в советское время у нас была создана лучшая в мире система оказания медпомощи детям. И даже в 90-е, когда смертность взрослого населения зашкаливала, детская продолжала снижаться! И вот дожили...

Общественность задаётся вопросом, были ли виноваты врачи, следователи ищут доказательства халатности медиков и факты для уголовных дел. Но при чём здесь врачи?! Состав преступления против своего народа надо искать в действиях чиновников, все последние годы активно уничтожавших медицину. Так, на месте 642 закрытых фельдшерско-акушер­ских пунктов в 2012-2014 гг. появилось лишь 273 офиса врачей общей практики.

Не для людей

«Чиновники сокращают специализированные, в том числе гинекологические, койки, особенно на селе, уповая на перинатальные центры», — говорит Эдуард Гаврилов, директор фонда «Здоровье».

Региональные власти рапортуют: перинатальные центры оснащены по последнему слову техники. Они строили их для себя? Вся эта передовая медицина бесполезна, когда добираться до неё нужно за 100 км и больше. Центры рассчитаны на 100-200 коек. При нормальном ведении беременности не может и не должно быть столько тяжёлых осложнений! Большинству рожениц нужны не заоблачные технологии и профессора медицины, а обычное родильное отделение в нормальной больнице плюс квалифицированный присмотр во время 9 месяцев.

«Если не развивать гинекологическую помощь в районах и на селе, и в дальнейшем можно ожидать рост патологии беременности и новых летальных случаев среди новорождённых», — отмечает Э. Гаврилов.

Господа чиновники, вы не видите, что происходит в стране? Так хоть послушайте людей!

«Вы посмотрите, до чего эта оптимизация довела! — возмущаются жители Вейделевки Белгородской обл. — У нас отдалённый район, врачей посокращали. А ведь совсем недавно у нас построили прекрасную новую больницу, всё необходимое было!»

В декабре жители другого района этой области, Волоконовки, вышли на митинг против закрытия родильного отделения в ЦРБ. Но тщетно. «Чиновники нам твердят: сокращения из-за недостатка финансирования. Что же, выходит, жизнь человеческая ничего не стоит?» — недоумевает Николай Савченко, активист Белгородской общественной о­рганизации «Дети войны».

Да, в каждой деревне не нужны томограф и реанимация. Там нужен всего лишь врач или хотя бы грамотный фельдшер, чтобы оказывать первую помощь и вовремя направлять людей в областные клиники.

Недавно Минздрав разработал требования к размещению мед­организаций. По ним поликлиники, районные больницы, роддома должны размещаться так, чтобы время доставки пациентов из всех обслуживаемых населённых пунктов не превышало 1 часа, а приезда «скорой» — 20 мин. с момента вызова. Так ведь с этого надо было начинать реформу, а не ждать, когда люди начнут погибать от последствий огульной оптимизации! Какой смысл теперь писать нормативы, если машины неотложки, закупленные в рамках модернизации 5 лет назад, уже начали разваливаться? Водители латают их на свой страх и риск — на вызовы-то ехать надо! Больные сомневаются: а доедут ли? На днях «скорая», которая везла пожилого мужчину из д. Гридино в больницу в Кострому, загорелась прямо в пути. Пациент после ЧП скончался.

И раньше министр В. Скворцова не раз говорила: недопустимо закрывать медпункты в сёлах и оставлять людей без помощи. Но местные власти заботит другое — как сэкономить. Другим проще бросить финансирование на крупные клиники в областных центрах, вместо того чтобы строить дороги, привлекать врачей в село, закупать транспорт.

Источник: АиФ
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика