Нарыв

Сергей Мирошниченко уже год борется со своей болезнью, потому что в Вологде ему фактически не могли предложить специализированную помощь — лишь недавно мужчину положили в больницу и стали лечить.

«Сейчас стало намного лучше, — говорит сиделка Таня, которая специально ходит к Сергею в больницу менять памперсы и обрабатывать рану. — Раньше каждый день брюки были мокрые от гноя, а сейчас уже все не так ужасно, чище и суше».

У Сергея вечная проблема лежачих больных — пролежни. А если говорить сухим языком медицинского диагноза — свищ правого бедра (это такая полость, где скапливается гной), остеомиелит правой бедренной кости. Диагноз сопутствующий — состояние после травмы грудного отдела позвоночника 1992 года. По всем правилам, он должен находиться на отделении гнойной хирургии, но все такие отделения в нашей области закрыты.

В 1992 году Сергея ранили ножом в спину. Тогда был задет нерв, 20 лет рана не давала ничего о себе знать.

«Я жил совершенно нормально, только немного прихрамывал, около трех лет назад ногам стало хуже, сначала ходил с палочкой, а потом вообще слег», — рассказывает мужчина. Вот тут-то и начались проблемы.

Совсем недавно Сергей был трудником в Спасо-Прилуцком монастыре, хотел стать послушником и трудиться во Славу Божию. Такое решение он принял давно, но буквально в одночасье. «У каждого свои личные причины для такого выбора, меня, наверно, все допекло. В 2009 году на даче мне попалась вологодская газета, где было объявление о наборе в духовное училище. Позвонил туда. Ректор училища отец Алексей Сорокин посоветовал мне сначала пойти трудником в Прилуцкий монастырь, — рассказывает Сергей.

В монастыре работал привратником, затем помощником коменданта в гостевом доме. Потом на какое-то время покинул Прилуки. «Вскоре умерла моя мама, а через год — сестра, единственные родные люди, практически я осиротел. Это ощущение все еще не покидает», — говорит Сергей. Смерть родных сильно подкосила здоровье мужчины, старая рана дала о себе знать.

Когда в 2013-м Сергей решил вернуться обратно в монастырь, уже тогда он ходил с палочкой. Совсем сбил его с ног грипп, которым он переболел в феврале того же года. В монастыре ему очень помогали, пытались поставить на ноги, находили врачей, но лучше Сергею не становилось. Ходить он уже не мог, от долгого лежания открылся свищ, стали появляться пролежни.

«С такими проблемами пол-Вологды, люди болеют и умирают, так как нет специализированных мест», — сказал однажды Сергею врач.

«Но Господь окружил меня добрыми людьми, я это чувствую и это понимаю. Мне всегда попадались хорошие понимающие врачи, в монастыре за мое здоровье боролись, как могли; как фонд «Хорошие люди» узнал обо мне, вообще не понимаю. Они как-то вышли на отца Александра, пришли вчетвером, посмотрели условия, привели с собой врача», — рассказывает Сергей. Благодаря фонду удалось выбить место в первой хирургии городской больницы. Это, конечно, не специализированная койка, но все-таки весомая медицинская помощь, которой до этого добиться было практически нереально. Медики попросили благотворительный фонд «Хорошие люди» обеспечить Сергею дополнительный уход, потому что в больнице не хватает санитарок, а за раной Сергея нужен особый уход и гигиена. Теперь к Сергею ежедневно ходят волонтеры фонда Татьяна и Наташа.

Отец Александр из Спасо-Прилуцкого монастыря рассказывает, что, когда Сергей вернулся второй раз в монастырь, уже был сильно болен, все больницы от него отказывались по разным причинам. Врачи говорили, что жить ему осталось месяца два. Взялись лечить только в Череповецком ожоговом центре. Там ему сделали пластику, очистили кровь — вливали плазму. Сергей ожил, но открылось сопутствующее заболевание, которое и требует сейчас специализированного лечения.

«Врачи говорят, что главное — уход. У нас не было возможности в монастыре обеспечить Сергея всем необходимым. Хотели его устроить в дом престарелых в Устье Кубенском. Но это слишком дорого, к тому же там нет медицинской помощи — только уход», — говорит отец Александр. Видя, что Сергею становится хуже, в монастыре решили молиться архиепископу Луке, который в миру был врачом. «Мы решили, что молитва именно этому святому будет уместна, так как в свое время Лука был не просто хирургом, но и написал огромный труд «Очерки гнойной хирургии». Как-то сразу после этого нашлась знакомая, которая посоветовала обратиться в фонд «Хорошие люди», — добавляет отец Александр. В том, что произошло с Сергеем, как ему сложно было выбить место в больнице, ни батюшка, ни сам Сергей не винят врачей. «Это система, везде в России, наверно, так. Но мы в состоянии изменить систему, главное — стучаться во все двери», — говорит отец Александр.


Комментарии

Главный хирург Вологодской области Владимир СТРЕНАКОВ:

— Отделение гнойной хирургии существовало в Вологде на базе первой городской больницы, но в результате реструктуризации и модернизации оно было закрыто, и койки были переведены на отделение общей хирургии. С тех пор пациенты с флегмонами, фурункулами и другими инфекциями мягких тканей лечатся на отделении хирургии, а с болезнями, затрагивающими костную систему, — на отделении травматологии или нейрохирургии. Поэтому ситуаций, когда больные оставлены без помощи, нет. Часть больных берут даже на ожоговое отделение.

Другое дело, что случаи с больными, у которых поврежден спинной мозг, крайне сложные и тяжелые. Надежда есть всегда, но уход в таких случаях должен быть постоянным. Спинальные больные не чувствуют боли и возникших пролежней и продолжают лежать, хотя их следует переворачивать каждые два часа и обрабатывать пролежни. Раны не должны мокнуть, их нужно очищать от некрозов. И сегодня возникает проблема с людьми, которые не могут это делать. Один из пациентов, который страдал от повреждения спинного мозга, — известный теннисист, участник двух Паралимпиад, десятикратный чемпион России по настольному теннису среди лиц с поражением опорно-двигательного аппарата, чемпион Европы 2009 года, которого я неоднократно лично направлял на лечение. Но и он не смог предотвратить развитие сепсиса, когда его привезли на лечение, его состояние было очень тяжелым. В конце концов, он скончался в 2011 году.

Мы постараемся помочь Сергею Мирошниченко. Несмотря на то, что у него есть проблема с полисом и паспортом, мы постараемся решить эти трудности и при необходимости отправить его на лечение в федеральную клинику.

***

Однако, по мнению одного из специалистов-травматологов, лечение таких осложнений, как остеомиелит, следовало бы проводить в специализированных отделениях гнойной хирургии многопрофильных стационаров. Такие пациенты требуют всестороннего внимания группы специалистов.

По всем санитарно-эпидемиологическим нормативам, пациенты с гнойно-септическими заболеваниями или осложнениями заболеваний ни в коем случае не должны находиться в общих отделениях, а тем более хирургических. В своё время Минздрав СССР приложил немало усилий для выделения таких отделений из общесоматических, выделения для них отдельных операционных, боксирование, отдельного персонала. В каждой центральной районной больнице были отдельные койки, палаты. И никогда операции пациентам с гнойно-септическими осложнениями не проводились в плановых операционных ни одного из отделений.

«Тогда пациентам помогал дешёвый пенициллин. А теперь?.. Мы тратим миллиарды рублей на борьбу с внутригоспитальной инфекцией, используя такие антибиотики, о которых подумать было страшно. Может, экономически выгоднее все же иметь такое отделение на область?»

Автор: Наталья Рюмина, Марина Чернова
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика