Если бы помогли раньше

Антон Алексеев о детях с отклонениями в развитии

«Инвалиды, конечно, не виноваты, но они и правда мешают. И сами не учатся, и нашим детям не дают. Есть же специальные школы, с врачами, специалистами — вот пусть туда идут, там учатся, а потом, если все у них станет нормально, приходят учиться в нормальные школы. Они же не нам, взрослым — нет, они же детям нашим мешают! Вам что, на своего ребенка наплевать?».

Примерно так на родительском собрании мне объясняли, почему нужно срочно подписать петицию в адрес директора школы и окружного управления образования, чтобы мальчика Ваню убрали из класса. Дело было накануне Нового года, класс был первый. В нем вместе с моим семилетним сыном учились 25 детей, в том числе Ваня. Мамы Вани на собрании не было. До этого я ее видел пару раз и поначалу принял не за маму, а за бабушку. Ну, понятно, говорили в классе мамы, похожие на мам — поздно родила, ребенок с отклонениями, не слушается, сосредоточиться не может, другим мешает, учительнице трудно вести урок… Я, вместе с несколькими наивными родителями, пытался доказать, что если ребенка с трудностями запереть в спецшколе, то трудности он, возможно, и преодолеет, но вот в обществе уже вряд ли сможет нормально существовать.

В ход шли и совсем уж романтические аргументы: нам всем выпал шанс объяснить нашим детям, что Ваня, несмотря на свои проблемы и габариты (в школу он пошел в восемь лет), нуждается не в выпихивании с глаз долой, а в поддержке, к тому же он занимается со специалистами, у него есть шанс и т.д. Результат дискуссии был предсказуем — Ваню из школы забрали еще до окончания первого класса, даже петиции никакой не понадобилось. Через год я узнал, что он учится где-то в другой школе, тоже обычной — видимо, там родителям на своих детей было наплевать…

Но это в Москве школ много, а во многих местах у родителей такого вот Вани выбора просто нет. В Кемеровской области детские специалисты из «Службы лечебной педагогики» проехали поотдаленным деревням, районам и прочим «медвежьим углам», и выяснилось, что нуждающиеся в помощи дети есть и там — по предварительным оценкам от 150 до 300 семей. Кому-то нужен психолог, кому-то логопед-дефектолог или другой специалист, о существовании которого семьи со здоровыми детьми, возможно, и не слышали. И если в городе к этим специалистам еще можно попасть, то для деревенской семьи зачастую даже одна поездка в районный или областной центр к врачу превращается в проблему (в том числе финансовую).

Фактическое отсутствие специалистов в районах и селах приводит к тому, что на проблемы детей начинают обращать внимание лишь в школе, когда выясняется, что ребенок значительно отстает от своих сверстников. Тогда начинается муторная беготня по врачам, которые, увы, с такими случаями сталкиваются регулярно: если бы показали ребенка специалисту не в семь лет, а в три, если бы начали заниматься раньше, если бы развивающие игры, если бы родителям объяснили, научили, помогли…

Собственно, кемеровский проект «Мобильная команда детских специалистов «Перспектива» родился как ответ на все эти «если бы»: команда специалистов в выходные дни объезжает район за районом, деревню за деревней, консультируя родителей и помогая проблемным детям — от годовалых до десятилетних (хотя акцент делается на помощи малышам в возрасте до 3-х лет). С технической стороны все просто - организатор, им может быть родитель, врач, воспитатель детсада, учитель младших классов, направляет заявку и обеспечивает помещение (например, сельская библиотека или дом культуры), команда приезжает и не менее часа проводит с каждой семьей, проводя экспресс-диагностику и давая индивидуальные консультации родителям. А еще родителей научат защищать свои права и права своего ребенка — каждая семья сможет рассчитывать на помощь волонтеров при общении с чиновниками от образования и медицины. Ведь собрать необходимые справки и заполнить заявления для получения необходимого лечения — это тоже нелегкий труд, тем более, если вы живете в деревне…

Для того чтобы «мобильная команда» могла помогать детям и родителям в течение года, нужно собрать 400 000 рублей — на транспорт, развивающие материалы, услуги связи. Это, наверное, не такие большие деньги, учитывая, что другого шанса на полноценную жизнь у нескольких сотен ребят из кемеровских сел и деревень просто нет. Это ведь не Москва — да и в Москве, где с Ваней занимались специалисты, его все же пришлось переводить в другую школу. Я не надеюсь, но вдруг этот текст прочтут участники того родительского собрания — возможно, пара тысяч рублей в обмен на душевное спокойствие не покажется им запредельной ценой.

Автор: Антон Алексеев
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика