Вредная легенда о Ломоносове-2. Сын императора

16.03.2016 [БлогоVO]

Начало:  http://newsvo.ru/blogovo/98662

Темой Ломоносова я занялся в 2006  году, когда нашел сведения, что мать Ломоносова,  Елена Сивкова, родом из Вологды.
А еще – он сын императора  Петра I. 

Удивительное дело -  эта версия весьма последовательно объясняет многие странности и загадки из жизни «архангельского мужика».

Род Сивковых в Вологде прослеживается,  по крайней мере, до начала XVII  века. В Государственном Архиве Вологодской области хранится копия  Порядной записи от 22 октября  1633  года. В ней  вологодский лодейный мастер Афанасий  Галактионов сын по прозвищу  Мельник обязуется подготовить к спуску на воду  лодью, принадлежащую Гавриилу Нестерову сыну Сивку.

Крестьянин  Никольской (Владычной)  слободы, принадлежавшей Вологодскому архиерейскому дому,  Гавриил по прозвищу Сивок был дедом Ивана Сивкова, отца Елены.  Это для некоторых ныне живущих в Вологде представителей весьма многочисленной  фамилии Сивковых  -  не секрет. Так же из поколения в поколение  передается  предание, что настоящий отец Михаила Ломоносова -  царь Петр I.

В Заречье, во Владычной слободе, примерно в районе нынешнего Красного пешеходного моста, и жил Иван Сивков,  дьякон  одного из  Вологодских храмов, предположительно  - церкви Николы во Владычной Слободе.
Около 1700 года Иван Сивков овдовел, оставшись со старшим сыном,  имя которого ныне  неизвестно, и тремя дочерьми, Ульяной, Марией и Еленой. Младшая, Елена, была любимицей семьи. Бойкая и сообразительная,  она обучилась грамоте; по семейной легенде, первые буквы ей показал   вологодский  архиепископ  Гавриил. Так  же грамоте ее учил Алексей Макаров, сын подьячего Вологодской воеводской канцелярии, впоследствии  -  секретарь Петра I.

Позднее  писали: «Еще от матери Ломоносов научился читать и получил охоту к чтению».

Ульяна вышла замуж и уехала с мужем, священником,  в дальний приход, сын, начавший службу и женившийся, остался в родительском доме,  а Иван Сивков с дочерьми Марией и  Еленой по протекции сына уехал в Архангельск, где епископ Афанасий  поставил его дьяконом в Николаевский Матигорский  приход, невдалеке от Холмогор.

В 1702 году, когда Петр I  в последний раз приезжал в Архангельск,  Иван  Сивков  уже  обжился,  обрабатывал  землю  и по образу жизни мало чем отличался от окрестных  черносошных крестьян. Примерно в 1707 году  Иван  Сивков умер. Елена осталась одна -  Мария  к тому времени  вышла  замуж за  сына местного крестьянина  -  Корельского.

… В 1932 году далекий потомок Марии,  Василий Корельский,  имел возможность ознакомиться со старинным документом,  где прочитал, что «Михайло Ломоносов есть плод  царя Петра I. В извоз была предусмотрительно  взята добротной красоты и статности Елена Ивановна  Сивакова (так в тексте)  -  сирота. Сводничество произведено   Двинским земским старостой  Лукой Леонтьевичем Ломоносовым через Федота Баженина, входившего в деловые сношения с царем».

По версии Василия Корелина, опубликованной в еженедельнике «Советский рыбак» и архангельской газете «Правда Севера»,  это была акция староверов, которые рассчитывали  иметь на царя Петра  влияние, после того, как Елена родит от него ребенка.

Встреча Петра I с Федором Бажениным состоялась в начале  1711 года в  Усть-Тосно,  в 30 верстах от Петербурга,  где царь отдыхал около недели. Красавица Елена, несомненно, запала в душу Петру; не стоит забывать, к тому же, что  секретарем  у него был Алексей Васильевич Макаров, знавший  Елену с детства.

Как бы то ни было, судьба  родившегося сына не оставила Петра равнодушным… Первую жену, Евдокию, Петр не любил, так же не любил и сына от нее, Алексея, и никогда не воспитывал. И детей от второго брака он никогда не ласкал, не разговаривал с ними, ничему не учил.  Что уж говорить о незаконнорожденных… Общее число известных бастардов  Петра (от немецкого bastard  - внебрачный  ребенок владетельной особы) достигает, по крайней мере, 100 человек. Называется и цифра в двести потомков мужского пола.

Профессор Окунь на своей лекции  по этому поводу как-то сказал: « Всех, конечно,   никогда не учтем, но за несколько сотен наука ручаться может».

Всех своих детей, до сих пор не сосчитанную безотцовщину,  Петр никогда не признавал, никогда никому из них не помогал. Он неоднократно высказывался   об этом  -  Если наследничек способен хоть к чему-то – сам пробьется, и помогать ему не нужно.
 
Но было, было что-то в девочке из Владычной слободы особое…Незадолго до смерти Петр рассказал о своем сыне  главе Синода  Феофану Прокоповичу: «Обучи, владыка,  его в московских школах  и приобщи его к сану священника или государственного служащего, на что он будет способен».

 Подлинной записи о рождении Михаила Ломоносова в церковных книгах не сохранилось.  Не найдено и записи о браке Василия Ломоносова и Елены, хотя сохранились записи о двух других его браках.  И сохранился отзыв  о Василии Дорофеевиче  Степана Кочина: « А собою был простосовестен  и к сиротам податлив,  а с  соседьми  обходителен, только грамоте не учен».

В 1722 году  по повелению сверху  Миша Ломоносов был отправлен  для обучению грамоте в школу на Выг. С ним в школу отправили  двоюродного брата, сына Марии, Петра Корельского.
Во время пребывания  в школе Елена от побоев мужа  скончалась.(По версии Василия Корельского.)

В 1730 году Михайлу Ломоносова втайне от мачехи, Ирины Семеновой, отправили в Сийский монастырь, что бы  по зимнику доставить  в Москву.
Слово Василию Корельскому: « В нашем роду говорили,  что Семену Корельскому из Матигор,  который шел старшим   в извозе (обозе – П.Ш.) Николо-Корельского монастыря на Москву, служба архиерейского дома  вручила паспорт на имя М.В. Ломоносова. Более того, было дано повеление,  что на его подводе поедет и сам Михайла. Семен  должен взять его в Сийском монастыре  и доставить в Москву, где его встретят и определят на учебу».

В начале февраля 1731 года  настоятель   Заиконоспасского  монастыря в Москве  Герман Копцевич   зачислил Михайлу в школу  при монастыре с содержанием за счет монастыря.  Это могло быть  сделано только  по особому повелению  главы Синода  Феофана  Прокоповича. Копцевича, повысив в сане, перевели подальше   от Москвы и Петербурга -  так обеспечивали тайну.

Синод вскоре переехал в Петербург, и тогда  же Ломоносова в числе 12  человек  направили в Петербургскую академию. В 1736  году, умирая, глава Синода призвал дочь Петра Елизавету и поведал ей тайну  Ломоносова.
Ну, а дальше вы сами все знаете:
« Как архангельский  мужик
По своей и Божьей воле,
Стал разумен и велик».

Несомненное  внешнее  сходство. Ломоносов был высокого роста,  узкокостный, румяный,  с тонкими ногами,  маленькими  ступнями  и миниатюрными и изящными кистями рук. Именно так выглядел и Петр I. Несомненно и сходство характера и поведения, о чем могли судить те, по чьим бокам погуляла палка скорого на расправу Ломоносова.
Так же сходство можно усмотреть и между императрицей  Елизаветой I  и Ломоносовым.





Можно,  конечно, придерживаться официальной версии – дескать,  крестьянский  сын, Ломоносов,  был уж такой талантливый, такой одаренный, что преодолел все  сословные преграды и бюрократические  препоны.
Вот только самых талантливых самородков и близко не пускали к царской семье, потому что -  семья!
А Михайло Ломоносов  ОПАСНО  приблизился.

1740  год, когда он бегает по  Германии и Голландии, скрываясь от агентов императрицы Анны Иоановны.
И именно осенью  1740 г.  его  «отец»  Василий Ломоносов совершает непонятный, казалось бы, поступок: он продает свой дом, пахотную землю и другое движимое и недвижимое   имущество и на своем корабле уходит якобы на промысел.

И вскоре якобы гибнет в море. То ли утонул, то ли погиб после крушения корабля на необитаемом острове… Но  - перед продажей  дома и другого своего имущества Василий Дорофеевич отправил восьмилетнюю дочь в деревню Матигоры к деду Маши Ломоносовой Семену Корельскому. А не похоже ли, что это Михаил позаботился о человеке, который его вырастил, и предупредил об опасности?  От той самой опасности,  от которой он сам бегал.
Корабль, на котором ушел в неизвестность Василий Ломоносов,  немаленький, как раз годится, чтобы с комфортом дойти до сытой и спокойной страны Европы.


А теперь смотрим, когда  Ломоносова вернули из Германии?
В июле  1741 года.
А что вскоре случилось?

Случился дворцовый переворот,  в результате которого на трон уселась  его  единокровная   сестрица, Елизавета Петровна. Родилась будущая императрица России  до вступления её родителей в церковный брак, поэтому считалась незаконнорожденной.

Ночью 25 ноября 1741 года вместе с Шуваловым, Воронцовым, и Лестоком, Елизавета Петровна пришла в казармы Преображенского полка. Она обратилась к солдатам и офицерам с речью: «Вы знаете, чья я дочь, ступайте за мной!».
ЭТОТ  аспект  деятельности Ломоносова  как-то не рассматривался, только стоит задуматься -  в Германии Ломоносов немалые деньги потратил на уроки фехтования, а тут как раз  готовится  заварушка, в которой каждая шпага  на счету...

И после воцарения  Елизаветы Михаилу, что называется,  ПОПЕРЛО. Не забыла императрица в заботах первых месяцев царствования своего единокровного брата. С 1 января 1742 года Ломоносов был произведен в адъюннкты Академии по физическому классу с содержанием 360 рублей в год.Это были большие деньги.

В ту пору  пуд масла коровьего стоил  - 1 р.70 коп.
Пуд меду – 1. р.90 коп.
Яйца куриные – 20 коп. за сотню.
Огурцы  - 11 коп. за сотню. 

25 июля Елизавета подписала Сенатский Указ о производстве Михайлы Ломоносова в профессоры Академии. Это тоже свидетельствовало об участии Елизаветы в судьбе Ломоносова. 1 марта 1753 года по указу императрицы Ломоносову были присвоены права дворянства. В Копорском уезде ему отвели 9000 десятин земли и 212 душ крепостных крестьян. Под строительство дома «крестьянского»  сына  было выделено  ШЕСТЬ  участков. На Мойке  его дом стоял в одном ряду  с усадьбами князей Щербатова, Путятина, Тараканова, но был гораздо больше их.

Вот так выглядела усадьба крестьянского сына.




Ну, и другие приятности,  о которых подробнее  - в главе «Ломоносов  - ученый».

Для сравнения -  внебрачные дети  сановников вовсе не редкость. Сотни  бастардов, достигших высокого положения,  известны в нашей истории, начиная с  киевского князя Владимира, сына ключницы Малуши. Внебрачный сын  императрицы  Екатерины II  и Орлова  - Бобринский, поэт Василий Жуковский – сын  помещика  Афанасия Бунина и пленной турчанки Сальхи,  ставший наставником будущего императора  Александра II.




Даже само происхождение  императрицы Екатерины II весьма интересно в этом плане. Официально София Фредерика Августа Ангальт-Цербская  родилась в браке принцессы  Гольштейн Готторпской  Иоганны Елизаветы и принца  Христиана-Августа.  Но на самом деле ее отцом был  секретарь российского посла во Франции Иван Бецкой,  в свою очередь – внебрачный сын   князя Ивана Трубецкого.
Императрица Екатерина Алексеевна  почитала и любила  Бецкого как родного отца.

И, в довершение,  сын Екатерины,  император Павел, был сыном графа Сергея Салтыкова.


Сами Романовы относились к тому, что Павел I не был сыном Петра III, с большим юмором. Есть мемуарная запись о том, как император Александр III, очень страдавший от того, что в Романовых после многочисленных браков с германскими княжнами  практически не осталось русской крови, узнав об этом, перекрестился и громко воскрикнул: "Слава богу, мы русские!"

Так что внебрачные дети сановников в нашей истории вовсе не редкость, и Михайло Ломоносов совсем не исключение.

Был еще  один человек, которого  считали сыном императора Петра -  фельмаршал  Румянцев.

Несомненно сходство единокровных братьев. И Ломоносов, и Румянцев были людьми высокого роста, но узкокостными, с тонкими ногами, маленькими ступнями и миниатюрными кистями рук. Оба были полнощекими; румяными и обладали тем типом лица, который в России именуется «бабьим». И тот, кто видел восковую статую Петра I в Эрмитаже, согласится, что такие же черты свойственны и внешнему облику царя Петра, хотя некоторая женственность черт, характерная для Ломоносова и Румянцева, в меньшей степени присуща императору.

Можно сказать, что Петр Румянцев стал фельдмаршалом благодаря тому,  что  его отец был генералом. Но если присмотреться, то этоПетя сделал Сашку Румянцева, денщика Петра I, генералом. Когда понадобилось срочно выдать замуж брюхатую Марию Матвееву,  любовницу императора, то тут и сгодился денщик. Подарком на  свадьбу  от императора было звание  бригадира. О детских годах Петра Румянцева на удивление мало сведений. Сам он о  своем детстве  написал,  но  после его смерти  записки эти были тщательно изъяты и уничтожены.


О карьере  
Летом 1739 года русский посланник в Берлине барон Бракель получил царский указ, в котором говорилось: «... снисходя к просьбе генерала Румянцева, сын его отправляется дворянином посольства к Вам, дабы Вы его при себе содержали и как в своей канцелярии для письма употребляли, так и в прочем ему случаи показывали, что бы он в языках и других потребных науках от добрых мастеров поставлен был и искусства достигнуть мог».

Жалованье же 14-летнему недорослю положено небывалое: 400 рублей в год! Напомним: Ломоносов, будучи сотрудником Академии, получал 360 рублей в год.

«На поступки его иметь особливое крепкое смотрение»

Поведение молодого Румянцева в Берлине  один в один напоминает поведение Ломоносова во время учебы в германских университетах. 
Так же, как Ломоносов, его единокровный брат  не хотел служить, делал долги, закладывал вещи, платье. А однажды он вообще исчез из своей квартиры, и русское посольство разыскивало его по всему Берлину. Оказалось, что он завербовался в один из полков прусской армии, (как и брат Михаил!)  и послу пришлось  здорово постараться, чтобы вытащить его с прусской службы. На упреки Бракеля юноша заявил, что он будет нарочно вести себя так, чтобы его отправили назад в Россию.

Бракель пожаловался в Петербург. 
И тут происходит невероятное! Из столицы на имя недоросля приходит приказ-увещевание, подписанный — ни много ни мало — кабинет-министрами! Согласитесь, кабинет-министры, уговаривающие 14-летнего мальчишку не шалить, — явление не частое в практике дипломатической службы.

Внушение подействовало: молодой Румянцев перестал буйствовать, но зато вообще забил  на службу, сказавшись больным. Доведенный до отчаяния барон Бракель слезно умолял Румянцева-старшего забрать сына домой. Эти мольбы возымели действие — Александр Иванович решил направить сына по военной стезе.

Похоже, что помещение Петра Румянцева в Кадетский корпус тоже решалось на правительственном уровне.

Сохранился личный приказ императрицы: «Генерала Румянцева сына Петра Румянцева определить в Кадетский корпус и на оного и на поступки его иметь особливое, крепкое смотрение».
В Кадетском  корпусе  Петр не задержался. О том, что стояло за поспешным решением о присвоении офицерского звания «подпорутчика» Петру Румянцеву. .

Единственным человеком, который находил на него управу, был Румянцев-старший. Папа попросту порол сына, как сидорову козу, и на какое-то время это помогало.
А в шляхетском корпусе без надзора отца Пётр Румянцев продолжал развлекаться, да так, что всего за четыре месяца от его шалостей взвыли самые опытные и стойкие преподаватели, взмолившиеся—?заберите его от нас, ради Бога, пока от учебного заведения хоть что-то осталось.

А  в 1741 году  ( именно в 1741 году, как и Ломоносов),  он вдруг перестает  балбесничать и непонятно себя вести. В 1741 году Петра Румянцева произвели в подпоручики и отправили в действующую армию, на русско-шведскую войну. И здесь произошло неожиданное?—?вчерашний хулиган превратился в весьма способного и смелого молодого офицера, отлично проявившего себя под Вильманстрандом и Гельсин­форсом.

16-летний подпоручик делил со своими солдатами тяготы службы, не брезговал есть из солдатского котла, строго следил за тем, чтобы его подчинённые всегда были одеты, обуты и накормлены. За два года войны Пётр Румянцев вырос в чине до капитана и был удостоен высокой чести?—?ему поручили доставить в Петер­бург донесение о заключении Абосского мира, завершившего русско-шведскую войну. И он вручил его лично в руки сестрице. 

Так, в 1743 году 18-летний капитан Румянцев, минуя чины секунд-майора, премьер-майора и подполковника, по личному приказу императрицы производится сразу в полковники и назначается командиром Воронежского пехотного полка. Такой взлет для юноши представляется невероятным, если не учитывать родство с императрицей. Тогда же отцу «героя» — Александру Ивановичу Румянцеву — пожаловано графское достоинство.

Сам Петр Александрович далеко не всегда относится к царским милостям с благоговением. Когда в 1745 году Елизавета решила женить его на очень богатой и знатной невесте — Марии Волынской — родители Петра с восторгом принимают предложение императрицы. Петр же попросту проигнорировал желание царицы: он даже не приехал из войск в Петербург. Женился он через три года, женился крайне неудачно, как будто только для того, чтобы продемонстрировать своей царственной сестре собственную волю...

В то же время Петр Румянцев искренне любил и уважал, Елизавету Петровну, и слёзы, пролитые им на похоронах царицы, были, безусловно, искренними.

Полководец Екатерининских времен

В отличие от Ломоносова, Петр Румянцев от императрицы Екатерины старался держаться подальше.
Он не принимал участия в перевороте 1762 года, в результате которого на престол была возведена Екатерина II. По всей видимости, Румянцев никогда не считал Екатерину законной правительницей России. Он и присягнул ей лишь после того, как были получены абсолютно достоверные сведения о том, что Петр III действительно мертв.

Уже этого одного было достаточно для того, чтобы императрица невзлюбила полководца. Темные же слухи о его царственном происхождении могли лишь усилить ее опасения и неприязнь. Но будучи умной правительницей, Екатерина не собиралась отказываться от профессиональных услуг военачальника. Она дважды отвергала прошения Румянцева об отставке и приложила все усилия, чтобы выманить его из Данцига, где он жил как частное лицо, в Петербург.

На ее личные письма, убеждающие его вернуться в Россию, он, возможно, не без оснований опасаясь за свою жизнь, отвечал отрицательно.

Очаровав мать полководца, Екатерина II включила ее в свою игру и достигла-таки успеха: раздражаясь, отвечая откровенной грубостью на увещания матери, Петр Александрович возвращается в Россию. Здесь ждут его трудности службы, недоброжелательство соперников и маскируемые под радушие подозрительность и неприязнь императрицы.

Но ждут и новые победы, новые милости и слава...
Но – он держался подальше  от Екатерины.


А вот Ломоносов не остерегся.
Когда в 1762 году на престол взошла  Екатерина  Великая, она запросто заезжала к крестьянскому сыну на огонек…  И  сам Михайло Васильевич, не чинясь, заезжал во дворец, и при случае даже как-то надрал уши  наследнику престола,  будущему императору Павлу.

Похоже, переоценил  Михайло любезность императрицы, а возможно, и сболтнул лишнего. Смерть Ломоносова приписывают Екатерине.  Дескать, она отравила.

Случилось этот на поминальном обеде по поводу годовщины кончины Елизаветы Первой. На том обеде оба   супруга Ломоносовы были отравлены медленно действующим ядом. Вследствие чего оба сильно занемогли, причем одновременно. Михаил Ломоносов даже перестал ходить, а жена его едва ходила.

Целый 1762 г. год вплоть до января 1763-го, Ломоносов не посещал Академию. В 1763  году   Екатерина УВОЛИЛА Ломоносова из Академии. Спустя малое время она свой  указ отменила, но...Екатерина нашла способ  подмешать яд в вино  крепко пьющему Ломоносову, и в апреле 1765 года, в возрасте 54 лет,  Ломоносов  скончался.

На другой день после смерти  библиотека и    весь архив  Ломоносова  до последней бумажки  были по приказу императрицы опечатаны  графом Орловым и перевезены во дворец, где бесследно исчезли.

(Продолжение следует. Далее – Ломоносов – ученый.)

Источник: Павел Шабанов
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика