Белоризцы, которых мы потеряли-2

20.03.2015 [БлогоVO]

Начало

«Метаморфозы культурной памяти» продолжались.

Напомню, что к этому моменту докладчик, Роман Биланчук, успел пересказать две «канонические» версии легенды о белоризцах. Первая изложена на сайте обладминистрации, без Дмитрия Прилуцкого. Откуда же растут ноги второй – той, где Дмитрий Прилуцкий есть?

Знамо дело, откуда – из «Сказания о Мамаевом побоище». Там тоже был персонаж, который видел сон. Некоему разбойнику, Фоме Кацибею, приснилось, как являются два юноши в багряных одеждах и подчистую вырубают войско недругов-мамайцев. Фома Кацибей таиться не стал, пересказал своё сновидение Дмитрию Донскому. Тот сделал пальцем знак «тссс, только никому не говори» и стал молиться Борису и Глебу. Дмитрий – князь хитрый, он сразу просёк, что это за юноши такие.

Отсюда вывод. Один средневековый вологодский монах прочёл «Сказание о Мамаевом побоище» и подумал: «А почему бы не приписать что-нибудь подобное к Житию Дмитрия Прилуцкого?» Сказано – сделано. Зачем? А захотелось. Какие у нас доказательства? Ну так и там, и там сон про двух защитников – что ж ещё доказывать? Значит, вологодские белоризцы – это Борис и Глеб? Нет, что вы! Как вы вообще могли такое предположить? У них даже одежда другого цвета!

Да ведь и вологодские-то белоризцы (из Жития Дмитрия Прилуцкого) никого не громили, не рубили, и вообще явились с кладбища (если точнее, от скудельницы – общей могилы, где хоронили тех, кто умер «напрасной смертью»). О чём это нам говорит? Ну конечно же, о том, что они ходячие мертвецы. Значит, в конце XV века вологжане, как и другие русичи, перестали бояться заложных покойников. Начали их уважать и почитать. Целый ряд оживших мертвецов наши предки даже возвели в чин святых, как, например, некую Прасковью. (Кто такая – не ведаю, меня что-то отвлекло в тот момент. Наверное, «тонкий сон» о полчищах зомби).

Но белоризцам с общерусской канонизацией не повезло, конечно, не повезло. (Я бы даже более сказал – им и с местной-то канонизацией не повезло. Их вроде никто никогда и не пытался канонизировать). Почитание было – это да, но, скорее, языческого или фольклорного характера.

Впрочем, я отклонился в сторону.

Возвращаюсь к докладу. Тут в нём произошёл резкий переворот, и мы снова обратились к первой канонической версии легенды. И теперь выясняем, что самый ранний её вариант был записан несколько раньше 1990-х. Это было сделано ещё в 1804 году лекарем Флёровым (для солидности будем называть его доктором). Только там в руках у парочки таинственных воинов были не мечи, а железные палицы. Вот, значит, доктор Флёров опубликовал в газете одухотворяющую историю про двух белоризцев, побивших польское войско во время Смуты 1612 года.

Видите явные литературные корни? Видите? Видите? А они есть. Вспомнили «Сказание о Мамаевом побоище»? Забудьте. Любое сходство случайно. Флёров-то, конечно, ориентировался на совершенно другие произведения Он творил в русле сентиментализма и использовал сложившийся литературный приём – апелляцию к народным преданиям. То есть сочинил сам, но приписал народу. Молодец какой. Практически вологодский Макферсон.

Получается, версия доктора Флёрова – мистификация, «слёзный» сентименталистский рассказ. В духе какого-нибудь Карамзина. Читали, к примеру, «Бедную Лизу»? Правда же, очень похоже на легенду о белоризцах? Не очень? Вообще не похоже? Даже на «Остров Борнгольм» не похоже? Тем хуже для Карамзина.

Так, погодите. А откуда доктор Флёров вообще взял идею с белоризцами? Эээээ… Да уже вроде и неважно.

Вот так мы снова потеряли белоризцев. Есть ли реальная историческая основа у этой легенды, нет ли – даже не рассматривалось. Видимо, для того, чтобы в ходе последующей дискуссии с полным правом употребить слово «симулякр».

Долго ли, коротко ли, к концу XIX века легенда о белоризцах стала частью городского фольклора. Студенты и гимназисты перед зачётами-экзаменами ходили к «могиле» белоризцев «за камешками». Эту традицию докладчик предложил вернуть и весело засмеялся. Что его так обрадовало – мало кто понял.

И тут докладчик ка-ак повернулся к экрану проектора и привёл целиком весь свой иллюстративный ряд, который заключался, в основном, в фотографиях икон с белоризцами. Показав их все одномоментно и сопроводив скупыми комментариями, чтобы обозначить развитие иконографической традиции, докладчик подбил итоги. Белоризцы (по изустной легенде) всегда готовы прийти на помощь вологжанам и спасти город. Например, как было сказано в ходе дальнейшего обсуждеия, в наши дни городская администрация пытается спасти город с помощью легенды о белоризцах, придав ей туристичекую привлекательность.

Как ни крути, литературный текст доктора Флёрова создал предание, которое стало частью общественного сознания вологжан. Аминь.

На этом месте докладчик сказал, что его сообщение завершено и в отведённое время он уложился. Ведущий велел задавать вопросы.
 

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика