Вспомнить всё - 2!!!

05.07.2012 [БлогоVO]

Вторая статья в журнале «Крокодил» № 29 октябрь 1986 года, стр. 4-5.

Татьяна
ШАБАШОВА, специальный корреспондент Крокодила

РЫЦАРИ ЭКСКАВАТОРНОГО КОВША


Алексей Николаевич Плеханов не поклонник старинной вологодской архитектуры, Пусть ею восхищаются другие: он не прикипел душой к этим витиеватым балкончикам, крылечкам, резным палисадам, фризикам да карнизикам. Ему подавай простор, размах, масштаб, ему видятся—он этого не скрывает!—проспекты и авеню с небоскребущими гигантами, чтобы оглядеть их можно было, лишь круто задрав голову, чтобы сбиваться со счета, пересчитывая их этажи.
Васильевич Егоров, зам. Алексея Николаевича, целиком солидарен со своим начальником. Он тоже уверен—и тоже этого не скрывает! —что по всем этим «ретро» горько плачет экскаватор, а стерегущие их «законы» и «охранные зоны» суть препоны на пути прогресса, хлопот с ними не оберешься!
Вот, к примеру, мозолил глаза на улице Пушкина один такой плюгавый флигелек под номером 12. Мелкий, приземистый, слова доброго не стоил. Стали его сносить. Били, били, бабахали каменными бабами, грызли экскаваторными ковшами—стоит, упрямец, и хоть бы что!.. Продолбили наконец— уфф-ф!—часть стены. Только хотели порадоваться хорошему пролому—набежал народ, крики, скандал. Составили акт за девятью подписями о незаконном сносе ценного памятника истории и культуры. Оказалось, невзрачный этот домишко—часть бывшего Дворянского собрания, где возникло и действовало знаменитое научное Общество по изучению Севера России и где обреталисьпередовые ученые краеведы. Поди его разбери!..
Леонид Александрович Тихомиров —коренной вологжанин. В Вологде родился, здесь женился и что-то такое проникновенное говорит о любви к родным пенатам. Но издержал энную сумму государственных денег, заказав фотографии старинных домов, чтобы на случай незаконного скоропалительного сноса (как здесь частенько бывает) иметь доказательства их ветхости и развалюхости. Снимки тщательно вклеены в массивные альбомы. Вот только понять, что на этих фото изображено, невозможно. На густо-сером фоне густо-черные пятна вперемежку с густо-белыми. Дом ли это, сарай, просто стенка или поленница дров, занесенная снегом, гадай—не разгадаешь.
— Я заказал эти снимки специально для того, чтобы видели, что мы сносим,—объясняет Леонид Александрович.—Вот вы, товарищ корреспондент, помните, написали: "И летит в тартарары дом—кружевной красавец«,—а теперь посмотрят на фото и увидят, что никакой он был не красавец, а так, хлам.
Да, автор этих строк действительно писала в фельетоне «Застывшая какофония» («Крокодил» № 20,1985 год) о том, как уродуется, искажается, а то и вовсе уничтожается уникальный облик города-музея Вологды, как бесцеремонно разрушают его памятники истории культуры, революционной славы. И вершат это не какие-нибудь злоумышленники, которых надо разыскивать с детективами, а облеченные властью руководители. В фельетоне они были названы: это председатель горисполкома Алексей Николаевич Плеханов, его заместитель Виктор Васильевич Eropов (он же председатель вологодского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры), главный архитектор города Леонид Александрович Тихомиров. А также глядевший на все эти беззакония сквозь пальцы замминистра культуры РСФСР Александр Иванович Шкурко.
В фельетоне приводилась квинтэссенция долгого разговора в кабинете у Егорова.
Да! Мы уничтожаем старое, чтобы строить новое! — выбрасывает обкатанный до скользкости аргумент главный архитектор Тихомиров. —Мы решаем жилищную проблему! — Pешайтe! Стройте! Только зачем же в исторической части города, в заповедном центре? Стройте чуть сбоку!
— Не желаем сбоку! Желаем в центре! Я сказал!"
Но почему, спросит читатель, Крокодил возвращается к вологодской теме? Да потому что весь год, держа под контролем градостроительные—и градоразрушительные! дела Вологды, убедился, что критика в печати слабо подействовала на ее руководителей и старинный русский город с его бесценными богатствами деревянного и каменного зодчества продолжает нести невосполнимые потери.
Спору нет, город—живой организм, ему положено развиваться, и горисполкому положено радеть о новом, комфортном жилье для населения. Но не за счет исторических ценностей, не за счет национальных богатств, не в ущерб нашей многовековой культуре!
"Во всяком случае,—писалось в "Застывшей какофонии«,—не надо удивляться тому, что в летописях и песнях воспетая Вологда-гда вместе со своими «резными палисадами» теряет свое милое, красивое, единственное в мире (!) лицо. Плешеподобные пустыри и свалки на месте снесенных домов, типовая застройка, безжалостно—и безграмотно!-втиснутая в музейную часть города, привели к архитектурным гримасам, к эклектизму, а если вспомнить, что архитектура—это застывшая музыка, то и к застывшей какофонии«.
Много писем прилетело в редакцию в ответ на фельетон. От архитекторов, писателей, художников, реставраторов, ученых, вологжан и невологжан. В них выражалось удивление, что уникальный по своей архитектуре город доверен людям, не понимающим и нe умеющим ценить его богатства. Выражалась надежда, что для Вологды наступят лучшие времена.
Но вот ответ товарища Плеханова смутил и озадачил.
Из краткого его письма мы узнали, что после выступления «Крокодила» горисполком пожурил Егорова и (цитирую) «указал архитектору города Тихомирову Л. А. на имеющиеся факты нарушения Закона РСФСР «Об охране и использовании памятников истории и культуры».
Ну не забавно ли? Будто бы не Плеханову указывали со всех сторон—творческие союзы, общественность Вологды, газета «Вологодский комсомолец» и др.—на «имеющиеся факты нарушения закона», а, оказывается, сам он увидел «факты», разгневался и"указал«!
Указал Тихомирову—только ему одному и облисполком. Об этом сообщил в письме зам. председателя В. М. Глотов. И, чувствуя себя «мальчиком для битья», ухватившись за фотоальбомы, жалуется пропесоченный Тихомиров:
— Ну как я могу идти против Плеханова? Ведь ему даже после фельетона в «Крок одиле» прокуратура никакого предупреждения не сделала!
Стоит ли удивляться, что уважаемый председатель продолжал действовать в том же духе!
Пожелал Плеханов снести дом на улице Комсомольской, 18,—деревянный, прочный, роскошный образец старинного зодчества, находившийся под госохраной. Приступили к сносу. Но подоспело письмо из Министерства культуры СССР, запрещавшее cнос. Раскуроченный, ободранный, с выбитыми стеклами, с выломанными резными рамами, дом стал прибежищем для выпивох. От брошенного окурка
вспыхнул и сгорел дотла. Сейчас на этом месте безликая типовая пятиэтажка.
Рыскают вороны на новом пустыре—на месте свежеснесенной по указу Плеханова лютеранской церкви.
— Зачем было сносить?—наперебой возмущались жители соседних домов, когда мы с представителями реставрационных мастерских и вологодской писательской организации в скорбном молчании смотрели на голый кусок земли с зачатками будущей помойки. Действительно, зачем было сносить, ведь памятник архитектуры—тоже, кстати, охранявшийся государством!—находился в отличном состоянии, изящный, крепкий, чистый!..
Под экскаваторный ковш пошел известный всему городу дом Катина, записанный в Адресной книге ЦК РСДРП (ныне улице Октябрьская, 35). Сюда И. А. Саммеру¹ Владимир Ильич Ленин присылал из-за границы письма и через Саммера держал связь вологодской группой большевиков. Дом находился в режимной зоне, охраняемой государством, и был запаспортизирован как памятник архитектуры. На требование органов охраны памятников приостановить снос Плеханов ответил коротко и ясно: «Снос начат и будет закончен».
Лауреат Государственной премии СССР Василий Иванович Белов в документальной повести «Раздумья на родине» посвящает Вологде целую главу. Она так и называется—"Судьба двухэтажной Вологды«.
«Не будет преувеличением то,—пишет В. И. Белов,—что судьба города зависит порой от беспринципных либо лишенных таланта архитекторов, а также от тех хозяйственников, которые видят в уникальных постройках лишь аварийные объекты и стараются поскорей избавиться от них путем сноса. Вот почему решением Совета Министров РСФСР Вологда внесена в список особо ценных и в историко-архитектурном смысле и охраняется от поточной индустриальной застройки... Однако беру на себя смелость сказать, что эти решения Совмина выполняются зачастую половинчато, а иногда и просто игнорируются»."
Причем игнорируются откровенно! Так, на месте незаконно вырубленных из красивейшего архитектурного ансамбля трех домов на улице Менжинского затеяно возведение девятиэтажного жилого дома. Для кого предназначается этот дом? Правильно, для горисполкома, для его сотрудников. Органы охраны, правда, портят удовольствие, запрещают строительство, тормозят движение ввысь, размахивая статьей 35 Закона «Об охране и использовании памятников истории и культуры», которая гласит, что «в пределах охранных зон регулирования застройки запрещается производство земляных, строительных и других работ...». Но энергичному хозяйственнику Плеханову ни препоны, ни законы не страшны.
Да что там девятиэтажка! Вон уже взмыл в небо и навис над городом башенный кран. Это строится четырнадцатиэтажное здание для облисполкомовских сотрудников. Уж эта махина пришибет двухэтажную Вологду безвозвратно!..
Взволнованная этим вологодская общественность обратилась в Совет Министров РСФСР с мольбой о помощи. Из Совмина в Министерство культуры РСФСР поступило указание: «Рассмотреть!» Рассмотрели и приказали: «Строительство приостановить!» Но прошло время, заинтересованные товарищи из облисполкома съездили разок-другой в Москву к товарищу Шкурко и... добились разрешения продолжать строить.
Гремят, скрежещут в Вологде экскаваторные ковши. Там и сям прорезают хляби небесные башенные краны. И, глядишь, через две-три пятилетки Вологда может стать примером того, как НЕЛЬЗЯ вести застройку исторических городов.
г. Вологда

-----------------------------------
¹САММЕР Ив.Адамович (1870-1921), деятель росс. рев. движения. Чл. КПСС с 1897. В Революцию 1905-07 — секр. Рус. Бюро ЦК РСДРП, один из руководителей вооруженного восстания в Казани. С 1917 на сов. и хоз. (Советский энциклопедический словарь.)

Источник: Ольга (olga-ne-anton)
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика