Вологжанка в судьбе Ивана Бунина

10.01.2017 [БлогоVO]

Надежда Алексеевна Семенова… О ней, коренной вологжанке, дочери вологодских дворян Семеновых, мало кому известно. Однако эта замечательная женщина заслуживает внимания. 

Издательница «Орловского вестника» Н.А. Семенова в 1889 году пригласила в редакцию своей газеты молодого, только что дебютировавшего стихами и рассказами Ивана Бунина. Не окажись в начале его жизненного пути Семеновой, не протяни она ему руку помощи, неизвестно, как бы сложилась судьба начинающего литератора. 

В «Орловском вестнике» у Семеновой Бунин проработал с перерывами около трех лет. Здесь были опубликованы его ранние стихи, рассказы, очерки из жизни елецких помещиков, критические статьи. С помощью Семеновой вышла в свет в 1891 году первая книга стихов Бунина. И писатель всегда с теплотой вспоминал об этом. Несмотря на разницу в возрасте (Семенова была старше Бунина на девять лет, замужняя женщина, мать) они очень подходили друг другу. Несомненно, у них была взаимная симпатия. В.Н. Муромцева-Бунина в книге «Жизнь Бунина…» писала: «Иван Алексеевич иногда с грустной улыбкой, много лет спустя, говорил мне, что Надежда Алексеевна была его «непростительно пропущенной возможностью». Он понял только позднее, что он «действительно нравился ей, и что было бы лучше, если бы он увлекся ею, а не Пащенко» (племянницей Семеновой по мужу). Повторял это он и незадолго до смерти, всегда восхищаясь этой умной, изящной, обаятельной женщиной. Но он был юн, когда в первый раз увидел ее, и она ему показалась недоступной». 

Спустя многие годы прекрасную женщину Бунин запечатлел в ярком, наполненном поэзией автобиографическом романе «Жизнь Арсеньева» в образе редактора орловской газеты «Голос» Надежды Авиловой. 

Остановлюсь на некоторых сведениях и о ее предках, и о ней, полученных от внучатой племянницы Н.А. Семеновой, вологжанки Ирины Дмитриевны Дмитриевой. 

Отец Н.А. Семеновой Алексей Андреевич сын вологодского отставного штабс-капитана, в молодости он служил в Петербурге. В 1860 году, женившись на дочери царского конюшего, столичной красавице Калерии Сомовой, он, как и его отец, в чине штаб-капитана ушел в отставку и переехал с семьей в Вологду к своим родителям. После переезда в начале 60-х годов купил каменный двухэтажный особняк на Златоустинской Набережной (Набережной 6-й Армии, 111). Дом Семеновых, памятник гражданской жилой архитектуры последней четверти 18 века, до революции занимала епархиальная свечная лавка (ныне здесь военные трибунал и прокуратура). 

Во владение хозяйки особняка на Златоустинской набережной Елизаветы Алексеевны Семеновой после смерти ее мужа, в середине 60-х годов, перешли вместе с домом земельные угодья в двух уездах Вологодской губернии. Главное имение Семеновых с усадебным деревянным домом с мезонином и двумя флигелями находилось в селе Большом Вологодского уезда, вблизи станции Лумба. Живописная усадьба со спускавшейся к реке Масляне липовой аллей была местом летнего отдыха. 

Красавица Калерия Александровна Семенова украшала общество на великосвятских балах в здании вологодского Дворянского собрания. Но, увы, прожила недолго. Вскоре после рождения второй дочери, Елизаветы, Алексей Андреевич овдовел. Титулярный советник, губернский гласный, с 1870 года он работал казначеем земской управы. Воспитать двух осиротевших дочерей ему помогала его мать. В 1-м Успенском женском училище для благородных девиц, в котором учились сестры Семеновы, хорошо преподавали иностранные языки, музыку, обучали рукоделию, ведению домашнего хозяйства. 

Вскоре на хрупкие души девочек опять обрушилось несчастье. Едва Наде исполнилось двенадцать лет, они потеряли отца: зимой 1872 года, переезжая на лошади реку Вологду, он провалился напротив своего дома под лед. Спасая лошадь, сани и земское имущество, простудился в холодной воде, тяжело заболел и вскоре умер. 

После смерти отца забота о Наде и Лизе полностью легла на бабушку. Это была добрая, самоотверженная, отзывчивая женщина. Она делала пожертвования в пользу сиротских приютов. Об этом свидетельствуют отчеты о пожертвованиях в «Вологодских губернских ведомостях» того времени, в которых часто встречается ее имя. 

Надя вскоре после окончания училища гражданским браком связала себя в 1880 году со ссыльнопоселенцем Борисом Петровичем Шелиховым, «маленьким, взбалмошным сангвиником, с торчащими жесткими волосами, с горящими глазками». Елизавета Алексеевна едва приняла такого зятя. Продав свой дом и добавив к вырученным деньгам, дала хорошее приданое внучке. Уехав с Шелиховым в Орле, Надежда Алексеевна Семенова в 1881 году купила там собственный дом и располагающуюся в нем газету «Орловский вестник» с типографией. 

Осенью 1889 года, когда тенистые сады сбрасывали свое пышное золотистое убранство, Бунин поселился в Орле в двухэтажном «сером» доме Семеновой. Приступив к своим журналистским обязанностям, он подолгу не открывался от стола, изредка делал перекуры, заходил к Семеновой – интересный собеседник, шутил с ней, обсуждал газетные новости, вести губернской жизни, делился своими творческими и жизненными планами. Он серьезно увлекся племянницей Семеновой Варей Пащенко, высокой барышней в пенсне и в «цветисто расшитом русском костюме». В таком нарядном костюме была рядом с Пащенко ее подруга, Елена Николаевна Токарева. «Почему мой выбор пал на Лику? – писал в «Жизни Арсеньева» Бунин. – Оболенская была не хуже ее. Но Лика, зайдя, взглянула на меня дружелюбней, заговорила проще и живей, чем Оболенская… И в кого вообще так быстро влюбился я? Конечно. Во все: в то молодое, женское, в чем я вдруг очутился; в туфельки хозяйки и в расшитые наряды этих девушек со всеми их лентами, бусами, круглыми руками и удлиненно-округлые коленями; во всеми эти просторные провинциальные комнаты с окнами в солнечный сад…». 

Не имея счастья в замужестве, Семенова завидовала своей племяннице. Зная, что доктор Пащенко ни за что не согласится с тем. Чтобы его дочь вышла замуж за нищего журналиста. Она уговаривала Бунина взять себя в руки и победить «любовную болезнь». Пыталась Надежда Алексеевна образумить и Варвару Пащенко. 

Семенова понимала, что воспитанная в достатке, расчетливая Пащенко не способна на самопожертвование, не может Бунину быть преданной душой, не принесет ему личного счастья. Они были очень разные по характеру. Их взаимное непонимание, не желание подчинить себя друг другу превращали любовь в поединок. Частые ссоры Бунина с Пащенко доводили его до истерики и вели к окончательному разрыву отношений. 

Как бы ни тяжела была личная жизнь молодого Бунина, он находил в себе силы для работы. Работа, работа, работа….. Она лишь залечивала его душевные раны. 

Журналистская работа расширяла познания Бунина о жизни. Добывая материалы для газеты, он бывал во многих уголках Орловской губернии, общался с людьми разных сословий: с дворянами, чиновниками, мещанами. Но больше всего он тянулся душой к крестьянам. Воспитанный в полукрестьянской полуголодной жизни в ветхом дырявом доме орловского разорившегося дворянина, он и в Орле жил в постоянной нужде. Скромная зарплата журналиста и мизерные гонорары не давали Бунину материальной обеспеченности. 

Трудные условия жизни молодого Бунина, общение с простыми людьми его демократическую позицию, творческие интересы. Из книги В.Н. Муромцевой-Буниной о Бунине нам известно, что он «за сезон 1889-1890 года напечатал несколько рассказов и 14 стихотворений». В «Орловском вестнике» были опубликованы рассказы «Первая любовь», «Дементьевна», очерки «Мелкопоместные», «Помещик Воргольский», «Шаман и Мотька». 

В статье «Новые течения», опубликованный в 1891 году в «Орловском вестнике», Бунин отражая нападки реакционной газеты «Московские ведомости». Выступил в защиту доброй памяти умершего писателя – демократа Салтыкова-Щедрина. Эта статья вызвала гнев мужа Семеновой БП, Шелихова и послужила внешней причиной ухода Бунина из газеты. Бунин писал тогда об этом брату: «С редакцией разошелся…». 

За время своей почти трехлетней работы в «Орловском вестнике» Бунин из-за частых ссор с редактором газеты Шелиховым несколько раз покидал редакцию и вновь по нужде возвращался туда, хотя работать ему там было сложно. Шелихов был неуравновешенным человеком, постоянно со всеми ссорился. После развода с Шелиховым Надежда Алексеевна в 1893 году вышла замуж за Василия Евграфовича Сентягина. 

Вторая половина жизни Н.А. Сентягиной (Семеновой) пришлась на начало 20 века. Надвигающиеся революционные события и сопутствующий им гнет цензуры побудили ее оставить издательскую деятельность. 

Состарилась она в одиночестве. Муж, Василий Евграфович Сентягин, с приемным сыном Вадимом, уехав троить КВДЖ, так и не вернулись из Китая. 

На закуте своих дней семидесятилетняя Надежда Алексеевна переехала в родную Вологду к сестре Е.А. Величковской. «Бабушка Надя, - рассказывала мне И.Д. Дмитриева, - приехала к нам жить ы 1931 году, последние шесть лет своей жизни прожила с моей бабушкой Лизой в 14-метровой комнатке нашей коммунальной квартиры на 2-м этаже двухэтажного деревянного дома на Большой Козленской». 

23 марта 1937 года в возрасте 76 лет, Надежда Алексеевна Сентягина (Семенова) скончалась и была похоронена на Богородицком кладбище за железнодорожным вокзалом. НА ее могиле вблизи кафедрального собора Рождества Богородицы стоял простой деревянный крест. В связи со сносом кладбища могила была ее утрачена.

Продолжение.

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика