В доме Извощикова стоит драное кресло. Экскурсоводы про него не рассказывают. А зря

05.06.2020 [Блогово]

Сидеть нельзя, гладить можно.

В доме Извощикова стоит драное кресло.
Экскурсоводы про него не рассказывают, экскурсанты пробегают мимо.
А зря.

На нём сидел легендарный художник-иконописец Иван Иванович Голиков — один из зачинателей палехской миниатюры, заслуженный деятель искусств России.
Основываясь на традициях иконописи Палехской, Строгановской и Ярославской школ, создал особый стиль палехской миниатюрной темперной живописи на изделиях из папье-маше.



В 1925 году «Артель древней живописи» получила Гран-при на Всемирной выставке декоративных искусств в Париже, И. И. Голиков был удостоен Почётного диплома (второй по значению награды выставки).

После Парижа были успехи в Милане, Вене и Берлине.

Наверно, характер его был взрывной, горячий. Ведь так много в его творчестве красного цвета, движения, русской удали.

Возможно, был богатым, позволял себе вольности: красивые женщины, горячие лошади, огромные мастерские и квартира в Москве. А это кресло обычное, рабочее.

Интересно, какой он был в жизни.
В публицистических статьях очень трудно увидеть человека. Интервью нет.

В книге Ефима Федоровича Вихрева «Палех» есть небольшой рассказ- воспоминание о Иване Ивановиче Голикове. Описание завораживает.

«.......на стенах, висят дипломы Голикова, в которых его высокопарно именуют: Golikoff. Дипломы исполнены лучшим гравером Франции, отпечатаны на лучшей ватманской и снабжены подлинной подписью министра промышленности и торговли.

А Golikoff сидит, ссутулившись, маленький и невзрачный, в одной руке держа „козью ножку“, в другой кисточку. Черная блузка его продрана в локтях, брюки, засаленные до блеска, заправлены в большие неуклюжие сапоги. Он, погруженный в работу, не сразу заметит посетителя.

— Здравствуйте, Иван Иваныч!

Тут он встанет и улыбнется, и при улыбке можно будет заметить, что в верхней челюсти у него только один-единственный зуб. Лицо захудалого мастерового, — подумаете вы: усы, жиденькая бороденка, взлохмаченные волосы…

Но глаза. Они смотрят пронзительно-остро. Порой в них только лукавство, порой ясная сосредоточенность, а порой они засвечиваются вдохновенным озарением. Посмотришь пристально на этого среднего человека и вдруг в какую-нибудь секунду поймешь, что перед тобой стоит средневековый мастер — человек большой работы и большой души.

На другой день палешане гуляли в Красном. Тут была и вся артель.

Вдоль села с наивной важностью расхаживали девки, все в белом — поплиновом и батистовом. Незаменимые гармошки „ахроматически“ гремели над селом, и затевалась, как всегда, драка.

Среди прилично одетых мастеров, среди ослепляющего девчатника, в громе ливенок, в криках подвыпивших парней Голиков в своем бедном костюме имел вид опешившего, испуганного чем-то человека. Он стоял посередине гульбища — такой будничный и обычный, держа за руки своих сыновей, и не знал, что ему делать.

Видно было, что он тут весь находится в обворожительной власти беспорядочных праздничных красок. Феерический водопад одеяний и лиц нахлынул на него, закружил, смял. И сам он едва ли догадывался, что в какой-нибудь тусклый осенний день, послушное магической воле художника, это сельское празднество вспыхнет вновь, но уже неумирающим гармоническим празднеством красок…

Совсем сгнивший домик Голикова стоит недалеко от артельной мастерской — нужно только перебежать гумно. Ни дорогих образов, ни портретов нет в этом домике. Только ухваты, горшки да грязь и нищета из каждой щели. Здесь ютится его семья, в которой он сам — восьмой.

— Сплю я на полатях, — говорит Иван Иванович, — вместе с ребятишками. Утром просыпаюсь весь мокрый — обмочат они меня всего. Приткнуться некуда и бегу скорее в мастерскую. И знаете, у меня есть привычка: прежде чем приступить к работе, посмотреть на восходящее солнце… как оно поднимается над Палехом…»

Согласитесь, как много эта маленькая заметочка говорит о человеке: скромный, трудолюбивый, внимательный, чуткий.

Был ли он в Вологде? Нет.
Но вологжане с его работами хорошо знакомы.
А в Доме Извощикова стоит его любимое кресло. Теперь не пройдём мимо. Остановимся, вспомним легендарного человека и нежно погладим потёртую кожу, где отдыхали уставшие руки талантливого художника.

Город Вологда, Чернышевского, д. 55.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика