Вход на сайт

Зинаида Кириенко, одна из красавиц советского кинематографа, сыгравшая Наталью в «Тихом Доне», Ирину в «Судьбе человека», Ефросинью в «Любви земной», 9 мая побывала в Вологде.

Как она призналась во время интервью на радио «Премьер», она не первый раз в областном центре, который очень ценит за золотые руки рукодельниц: «У меня очень приятные впечатления о вологодских кружевах, о рукодельницах, которые могут заниматься очень тонкими вещами. Моя тезка сегодня показывала свое рукоделие красоты необыкновенной».

— Зинаида Михайловна — народная артистка, лауреат Государственной премии, между прочим, — представило радио «Премьер» знаменитую актрису.

 Зинаида Кириенко откровенно рассказала о своей жизни в эфире радио «Премьер». | Фото радио «Премьер»

— А почему — между прочим? — гордо вскинула голову Зинаида Кириенко. — Я, пожалуй, сама представлюсь слушателям. Я еще и кавалер золотой медали за воплощение военно-патриотической темы на экране. Я — секретарь Союза кинематографистов, это для меня очень важно. Также я — член президиума организации «Матери России».

— Наш эфир посвящен самому важному празднику в нашей стране, 9 мая. Вы приехали в Вологду именно в связи с празднованием, какие у вас планы, что будете делать?

— Что мне скажут, то я и сделаю. Надо будет петь — я спою, надо будет читать стихи — я прочту. Если надо — станцую. Для меня самой загадка, что я буду делать. Меня включают в программу, где самовыражаются в песнях военных лет, которые в нашем поколении остались навсегда, журналисты. Возможно, я спою что-то сольно. Я готова ко всему, актерский вирус был в нашей семье всегда. Моя тетя была цирковой артисткой, мама хотела быть артисткой, но надо было работать. И она напророчила, что у нее будет дочь, и она будет артисткой. Тогда УЗИ не было, но она все точно увидела.

— Расскажите, чем запомнилось вам военное время? У вас осталась личная память о войне?

— Я жила в Махачкале, куда фашисты, конечно же, не дошли. Но я помню, что нашего учителя забрали на войну, и в 1 класс я пошла на год позже. Я жила с бабушкой и дедушкой на рыбном промысле, и замены учителю не было. Мне пришлось переехать к маме и папе в Махачкалу. Затем помню, как объявляли светомаскировку. Но самое сильное впечатление для меня было уже в станице Ставропольского края. Маму, как и многих активных людей тогда, послали в этот освобожденный от немцев район руководить восстановлением элеватора. И я помню, как мы играем на лужайке в лапту, и через поле в станице — целый ряд домов, а одного дома не была, на его месте была воронка. Мой одноклассник с братишкой нашли неразорвавшийся снаряд и пошли его разминировать лопатой в воскресенье, сказав дома, что идут в кино… Был мощный взрыв, сильный грохот, поднялась земля. Лаяли собаки, мамы ходили и собирали на деревьях садов остатки своих мальчиков. Я помню эти похороны, закрытые гробы. Эта трагедия — во мне до сих пор.

А вот День Победы я не помню. Мы тогда уже жили в станице, а она три года была под немцами. И тогда были, я думаю, и те, кто не очень огорчался приходу немцев. Большинство были подавлены, ведь многие не дождались своих родных с фронта.

 

— Что помогло тогда выжить?

— Знаете, вот сейчас будет снята еще одна версия «Молодой гвардии», якобы документальная, но кто знает, как оно там было. Художественная версия «Молодой гвардии» несет в себе патриотизм. Фильмы очень сильно поддерживали боевой дух людей. Я помню, как в 5 классе я видела фильм «Александр Матросов». Он был адресован молодежи. Я вышла в платье, подол которого был мокрым от слез. Я готовилась к ботанике, открывала учебник и видела лицо Матросова. Во мне все переворачивалось от сострадания к нему. Я потом боялась идти смотреть «Молодую гвардию».

А сейчас нет студии Горького, и напрасно. Ведь фильмы играют потрясающую роль. Книги перестали детские выпускать. Хотя я тут недавно почитала одну книжку юмористических рассказов… Боже мой, автора надо в тюрьму сажать! Сейчас ведь наши писатели борются за то, чтобы можно было использовать мат в своих произведениях.

— А вы против мата?

— Конечно, мата быть не должно. И кино уже так начали снимать. Как в жизни. Обратите внимание, что в «Тихом Доне» ни одного поцелуя нет. Нет голого тела. А донесено все. Это художественное решение. А когда показывают сам акт, это подмена, чтобы привлечь зрителя любым путем. Потому что автор — не художник, он не знает, как показать сильное чувство.

— А ведь много появляется режиссеров, таких как Валерия Гай Германика…

— Не хочу просто о ней говорить. Как имя придумала, так и остальное все придумала. Что вижу, то пишу. Может, я и не права, но я сужу со своей колокольни.

— «Судьба человека» — это фильм, в котором вы снимались. У вас очень большой список фильмов. Какие роли вам близки?

— Как-то мы с актером Бабочкиным, который сыграл Чапаева, были в Западном Берлине, где в одном кинотеатре показывали «Чапаева» и «Судьбу человека». После этого у нас была встреча с кинозрителями. Так вот, Бабочкин говорил только о Малом театре и ни слова о Чапаеве он не сказал. Ему хотелось рассказать о том, какой он на самом деле. Для меня, конечно, «Тихий Дон» — отправная точка, но я очень дорожу фильмом «Сорока-воровка» о судьбе крепостной актрисы. Я люблю свой образ в фильме «Казаки», который снимали под Грозным, в виноградниках. Вот там есть чувство патриотизма, которое выражено иносказательно. Кстати, в Вологде я впервые увидела акцию «Бессмертный полк». Это здорово, значит, все-таки молодежь встрепенулась.

Источник - http://www.premier.region35.ru/gazeta/np916/s16.html

Автор: 
Марина Чернова
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика