Расшифровка пресс-конференции по итогам совещания «Правовая охрана объектов интеллектуальной собственности в народнохозяйственном комплексе»

29.05.2006 [Экономика]

Прохновская Светлана, ИА «Новости Вологодской области»:
Борис Павлович, Ваше ведомство — Роспатент — являлось основным организатором всероссийского совещания. Расскажите, пожалуйста, немного подробнее о нем, какими вопросами занимается ведомство?

Симонов Борис Петрович, руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам (Роспатент):
Вся информация о ведомстве имеется на нашем сайте. Там полные, так сказать, положения даны, инструкции все, базы, электронные реестры, законодательные нормы. Но, раз уж такой вопрос был, я попробую очень коротко ответить.
Сегодня патентное ведомство — это федеральная служба по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам, сокращенно она имеет название, совершенно верно, Роспатент. Она не только регистрирует сегодня объекты интеллектуальной собственности, таких у нас восемь, мы сегодня посчитали, и ведет эти государственные реестры по объектам интеллектуальной собственности, но и также администрирует патентное законодательство не только по объектам промышленной собственности, но также по таким объектам, как программа ЭВМ, база данных и топология микросхем. И, по сути дела, является регулятором правоотношений, я бы сформулировал это так, на рынке правообладателей объектов интеллектуальной собственности.
И я говорил это во вступительном слове, сейчас хочу еще раз повторить: мне кажется, что оценку мы даем такую: мы уже перешли стадию становления и приступили к формированию цивилизованных отношений участников этого рынка. Один из серьезных вопросов, который мы сегодня обсуждали, это касается средств индивидуализации. Оно как раз является свидетельством того, что мы уже приступили к формированию такого цивилизованного рынка.

Коновалов Алексей, телеканал Рен-ТВ:
Борис Петрович, дайте нам небольшую вводную. Какие основные решения сегодняшнего совещания были приняты? Несколько слов о них.

Симонов  Б. П.:
Решения были приняты на двух страницах. И еще дополнительные замечания — на целые страницы, на 4-х страницах. Нам еще, думаю, предстоит осмыслить. Но что, если меня коллеги поправят, мне кажется самым важным. Важно, что мы засвидетельствовали факт, что интеллектуальная собственность — это регулятор рыночных отношений среди правообладателей, производителей и потребителей, которые тоже являются все участниками этой системы правоотношений.
Мы страдаем от того, что на рынке товаров и услуг, к сожалению, пока высок уровень контрафактной и фальсифицированной продукции, который наносит ущерб и экономике, и имиджу страны, и здоровью нации, поскольку, и в выступлениях это было зафиксировано, соответственно, в решения было перенесено это дело, мы считаем недопустительно высоким уровень смертности от так называемой фальсифицированной водки. Это где-то 30-36 тысяч ежегодно уносит фальсифицированная, контрафактная водка. Столько на войне люди не теряют за год, сколько уносит у нас вот это… Сколько у нас гибнет, и мы пока… у нас не было соответствующих специалистов в этой области, они не дали фактуру. Но уровень фальсифицированных медикаментов тоже недопустимо высок, он вообще не должен быть никаким, потому что любое его употребление — это прямой ущерб жизни.
И вот участники совещания вырабатывали меры, во-первых, по координации, потому что, наверное, ни один орган, ни даже правообладатель, который, по сути дела, является собственником, не в состоянии в одиночку решить эту проблему. Это координация всех ветвей власти и всех органов власти, как по горизонтали, так и по вертикали. Это, значит, координация и ужесточение мер, ужесточение ответственности тех, кто встал на путь производства контрафактной, фальсифицированной продукции, собственно говоря, для своего только обогащения, подвергая риску всех нас, всех участников. И, я думаю, те конкретные меры, которые мы буквально доработаем — сколько мы берем на себя, неделю? — отшлифуем этот документ, мы распространим и среди всех участников, направим и председателю Правительства, направим в Государственную Думу, Федеральное собрание, соответствующим руководителям этих органов, поскольку предложения звучали и не только по изменению Уголовного, Уголовно-процессуального кодекса, но также по совершенствованию законодательства. Так, чтобы залатать те дыры, и не дать, будем говорить, вот этим производителям контрафактной продукции, вообще никаких шансов законным образом решить этот вопрос.

Помелова Мария, 7-й канал:
Вопрос, который, может быть, касается не лекарств, не водки фальсифицированной, от которой, к сожалению, гибнут люди, а вопрос, который касается вещей промтоварных, которые не несут опасности для населения…

Симонов  Б. П.:
Несут. То же самое несут. Это мы просто яркие примеры взяли, но они также несут.

Помелова  М.:
Так или иначе, согласитесь, вопрос существует. Есть спрос, есть предложение на дешевые вещи. И, если так или иначе контрафакт волей-неволей поддерживает население, можно ли вообще тогда с ним справиться? Вы сейчас говорили о конкретных мерах. Вот все-таки хотелось бы эти меры услышать, потому что вот сейчас очень многие, в том числе и сотрудники милиции, говорят о том, что это практически невозможно, очень сложно.

Симонов  Б. П.:
Скажите, пожалуйста, Вы носите ворованные вещи?

Помелова  М.:
Ворованные — нет, но…

Симонов  Б. П.:
Контрафакт — это воровство, это нарушение моих прав. Если, условно говоря, зашли в мою квартиру несанкционированно и вынесли вещи, мы почему-то говорим: «Караул! Нас ограбили». А если несанкционированно используют нашу интеллектуальную собственность, права на эту интеллектуальную собственность, которые принадлежат только единственному правообладателю, — это мы говорим: «У нас денег не хватает. Нам нужны дешевые товары». Это точно такое же воровство, это точно такое же, как ношение ворованных вещей. Поэтому, если мы с вами не будем так квалифицировать, да, там есть экономическая составляющая, конечно, есть. Мы, конечно, хотим покупать как можно дешевле и как можно лучшего качества. Это мы действительно так хотим. И я вас призываю: ну не покупайте контрафакт! Уже в стране появилось достаточно хороших вещей, в соотношении, я имею в виду, цена-качество, для того чтобы просто проголосовать против контрафакта и призвать всех производителей не нарушать чужих прав, но не давать в обиду своих. Вот это одно из воззваний, которое я тоже хочу, чтобы мы прописали.
Понимаете, мы мирные люди, но если нас тронут, то мы должны защищаться и уметь защищаться. И, в первую очередь, конечно, мы… я не зря всех субъектов назвал, потребитель здесь самый основной человек, потому что, прежде всего, страдают интересы его, его благополучие страдает. Понимаете? Вот когда вы покупаете контрафактную продукцию или фальсифицированную продукцию, они просто рядом идут. Контрафакт — нарушение права, фальсификат — нарушение технологии. Но, как правило, тот, кто нарушает права, тоже нарушает технологии. Ему не до технологий. Он заинтересован быстрее вам впехнуть недоброкачественную продукцию и быстрее, так сказать, замести следы. А это может и в детском питании. Это может передаться подрастающему поколению. Когда в конфетах встречаются металлические опилки — это что, не угрожает здоровью ваших детей?

Помелова М:
В продолжение моего вопроса. А вы уверены, что потребитель всегда знает, что он приобретает: контрафакт или фальсификат? Потому что есть такие подделки, которые не отличить.

Симонов  Б. П.:
Вы совершенно правильно ставите вопрос. Зачастую наш потребитель не знает, что он покупает. Он может только догадаться. Когда он в переходах, на улицах покупает дешевый товар, он может только догадаться, что он краденый. И я вот сейчас в заключении говорил, конечно, хотелось бы… Вот я пришел в магазин, в нормальный магазин, который… выданы у него лицензии на торговлю, все, он здорово, он проверяет органы — если я в этом магазине покупаю, выбран товар, то я не должен думать, не должен еще разглядывать этикетки и смотреть там, есть ли какие особые отметки — фальсификат это или контрафакт, я должен быть уверен, что это гарантированно надежный продукт.
Но сегодня мы пока в таком состоянии находимся, что, если мы останемся на этом уровне, мы просто будем призывать. Да, я считаю, и потребителю надо давать право, правообладатель должен давать информацию потребителю, как он защищает свой продукт, какие он ставит технические решения: либо дополнительную метку, либо пробку особую делает — так, чтобы вы сумели быстро отличить, настоящий это продукт или ненастоящий.
Но, думаю, есть, над чем поработать и тем торговым закупочным сетям, которые тоже должны думать о своей репутации и должны знать лучше нас с вами, что они покупают, потом они предлагают нам. Нет сейчас практически такого, мы вышли на совершенно уровень другой, экономических, и производственных отношений. Сейчас производитель сам ничего не реализует, у него есть соответствующие структуры, сбытовые, сдают в торговую сеть. Нет того, что я сам закупаю товар, сам его произвожу и сам его уже реализую. Остались какие-то магазины фирменные, но это не те проблемы. Есть реальные торгово-закупочные сети, которые тоже должны взять на себя эту функцию.
Органы административной, исполнительной власти, которые в силу своих функциональных, административных обязанностей должны контролировать рынок, я имею в виду, Роспотребнадзор, органы МВД, таможня — они тоже должны знать, так, чтобы не допустить до массового сбыта вот этот ненастоящий, будем говорить, товар. А какой он — по большому счету, вам, как потребителю, совершенно без разницы. Он должен быть настоящим и качественным. Мы должны быть в нем уверены.
Но нам вместе с вами еще надо работать. И представители СМИ должны эту проблему поднимать, не только как жареные факты, а как тему, которая чуть-чуть раздвигала бы.., просветительскую тематику взять на себя. Это неблагодарная задача. Лучше описать какой-то криминальный случай, эпизод, чем нудно рассказывать, как выбирать правильную продукцию.
Но сейчас эти процессы пошли. У вас в области пошли. Тамара Павловна (ред. Бритвина Тамара Павловна, начальник Департамента продовольственных ресурсов, торговли и услуг Вологодской области) может об этом рассказать гораздо лучше, чем я. На федеральном уровне такие проекты есть. Но мы находимся в самом начале пути. От того, как мы все вместе объединимся в решении этой проблемы, таков и будет результат.

Шалушкина Татьяна, газета «Красный Север»:
Почему Вологду выбрали местом для проведения такого важного совещания?

Симонов  Б. П.:
У Вологды есть то, чего нет в другом крае. В ней есть такие объекты, мы их называем объектами интеллектуальной собственности, но это не только объекты интеллектуальной собственности, но и объекты наследия культурного, те, которые были созданы соответствующими климатическими условиями, характерными только вологодскому краю, либо очертаниях, рядом с ним лежащим. Это как «вологодское масло», «вологодские кружева», «северная чернь». И, действительно, на этих примерах мы разослали приглашения в соседние области, в соседние субъекты, не только в соседние… Тамара Павловна, скажите, пожалуйста, сколько было у нас гостей. Потом сама Вологда хотела, чтобы это совещание состоялось здесь.

Бритвина Тамара Павловна, начальник Департамента продовольственных ресурсов, товаров и услуг области:
Я хочу отметить, уважаемые коллеги и участники совещания, что на нашем сегодня совещании было более 20 регионов: это и Москва, и Санкт-Петербург, и Новгород, и Иваново, и Орел, и Ростов, и Рязань, Ярославль. На память я назвала эти регионы. Поэтому то, что сегодня было отмечено, что именно Вологде было предложение Бориса Петровича нашему губернатору в части проведения такого совещания по правовой охране интеллектуальной собственности. И Вячеслав Евгеньевич (ред. Позгалев Вячеслав Евгеньевич, губернатор Вологодской области), естественно, его поддержал. Ну и, конечно, в течение практически больше чем полгода со Светланой Антоновной (ред. Горленко Светлана Антоновна, Помощник директора Федерального государственного учреждения «Федеральный институт промышленной собственности») мы готовили это совещание.
Вся программа была продумана, непосредственно с приглашением всех федеральных структур, кто заинтересован в данном проекте. Но и хочется отметить: нам небезразлична наша история, наша духовность и сохранение традиций качества, поэтому мы, может быть, даже в какой-то мере инициировали, чтобы оно проходило все-таки на территории Вологодчины, вологодского края, учитывая то, что мы первые подали заявку в Роспатент и по маслу «Вологодскому», и по кружевам, и по северной черни. Да, может быть, были какие-то нюансы, о чем сказала Светлана Антоновна, в части промедления сроков продления, но это все будет в процессе нашей работы устранено. И самое главное — что сегодня были разобраны такие вопросы на таком, в общем-то, высоком уровне, которые для многих нас прояснили перспективу работы по вопросам интеллектуальной собственности.
Вы же понимаете, что интеллектуальная собственность — она дорогого стоит. Это ведь тоже собственность, это как моя машина, это как мой дом, это тоже собственность интеллектуальная. В советские времена мы недооценивали, мы считали: мы создали — это вроде бы все советское, все наше, все мое. Но сегодня это принадлежит конкретным людям, конкретным предприятиям, и не случайно мы так трепетно относимся к нашему маслу «Вологодскому».
Мы с Сергеем Михайловичем (ред. Громов Сергей Михайлович, первый заместитель губернатора Вологодской области), он тоже скажет, сколько мы бьемся по этой теме, как пришли сюда на работу, так и пытаемся сначала позиционировать наши вологодские продукты в рамках всех субъектов федерации, и то, что мы начинали работать в двух-трех регионах, то сегодня наши продукты питания — в 37 регионах Российской Федерации.
Ну и, конечно же, пока мы работаем и пока мы живы, мы будем славить масло «Вологодское».

Громов Сергей Михайлович, первый заместитель губернатора Вологодской области:
У меня просьба к журналистам подать материал так, что тот, кто сегодня на территории области производит данный продукт, подумал, стоит ли заниматься им дальше. Потому что видите, какая здесь собрана солидная профессиональная группа, которая приехала сюда: здесь и федеральные службы, одни, вторые, третьи, УВД, таможня — так что здесь пусть подумают. Тут уже всерьез взялись за ту продукцию. И мы считаем это очень правильным. До такой степени взаимно можно признавать, что у нас столько-то поддельной водки, коньяка, других вин. Ну что же, в конце концов, когда здесь порядок будет? Вот он и начинается, и мы очень благодарны уважаемым коллегам, которые приехали сюда, приехали в Вологду, и мы сейчас с помощью вас по всем каналам дадим информацию и, думаю, что кое-кто здесь должен был струнить после всех тех сообщений. Я сказал в реплике небольшой: мы сегодня поставляем 30 процентов продукции, Москва — это наша продукция, Вологды, цельномолочная. Естественно, мы замечаем качество. Если где-то появляется поддельная продукция, естественно, скажут: «Э, Вологда делает…» Мы сегодня показали на слайдах, 20 с лишним этикеток поддельных, я имею в виду, что творится в магазинах Петербурга. Естественно, здесь надо бороться, и будем бороться. Фирма «Вимм-Биль-Дан» — это огромный мост. В позапрошлом году мы там очень долго с Борисом Петровичем воевали. Все, больше «Вимм-Биль-Дан» не подделывает наше «Вологодское масло»… Он прекратил это производство, понял, что зачем сегодня с властью… А вот такая, например, как Valiо финская — та влезла везде. Но производит пока еще нашу продукцию.

Дзюба Олег, «АиФ Вологда»:
Методика, которой господин Свириденко нас оповестил, она впечатляющая. Но каким образом все это осуществлять? Это же огромные деньги. Что, каждый магазин хромотографом обзаведется?

Свириденко Юрий Яковлевич, директор ВНИИ маслоделия и сыроделия.(г.Углич):
Что касается контроля качества продукции, то, конечно, магазин этим не занимается, это не его функция. Он верит тем документам, по которым ему дали этот продукт. Безусловно, то, что мы сегодня делаем, и благодаря департаменту вологодскому, это стоит больших денег. Но, как говорится, игра стоит свеч. Продукт такой, что можно не жалеть любые деньги, чтобы его защитить. А уровень, скажем так, квалификации тех, кто делает фальсифицированную продукцию, очень высок. И простыми дешевыми методами его не победить. Поэтому тут надо идти на эти затраты, но это не значит, что каждый ларек, каждый магазин должен иметь такой прибор, достаточно иметь, скажем, один прибор в области, и он решит эту проблему для региона в целом.

Симонов  Б. П.:
Вопрос действительно был очень хороший. Я позволю сделать еще одно резюме к Юрию Яковлевичу. Ведь смотрите, какая ситуация у нас сложилась. У нас был стандарт: «Масло Вологодское». И все путали техническую возможность и право, которое есть. И упорно доказывали, что мы делаем не хуже. Мы исторический производитель, с советских времен. Мы делаем не хуже. Вот то исследование, которое провел господин Свириденко, доказывает ошибочность этого заключения. Он как раз доказал, результаты его научного исследования как раз показали, что нигде не может, ни в каком регионе, ни в каком городе, где нет таких же климатических условий, людского резерва, уровня технологий, не может быть воспроизведено то вологодское масло, которое мы называем «Вологодским».
И это заключение даст нам возможность выйти в соответствующие органы гостехрегулирования, по снятию ГОСТа. Но вопрос, который был записан — «Масло Вологодское», — мы снимем это словесное обозначение. Так, чтобы никто не путал, что право, которое заключено в интеллектуальной собственности, можно подменить техническим вопросом, выполнением технического регламента.

Левченко Николай Павлович, советник Управления законодательства Высшего арбитражного суда РФ
Я бы хотел вернуться к вопросу, который прозвучал, по-моему, 7-й канал, о покупателе, стремящемся купить контрафактную продукцию, только потому, что она дешева. За рубежом озабочены этой же самой проблемой и приступили к реализации такого очень интересного взгляда на сделку купли-продажи контрафактной продукции. Там стали говорить и реально осуществлять ответственность покупателя, не продавца контрафактной продукции, а именно покупателя, если покупатель заранее знал, что он приобретает контрафактную продукцию, и тем самым поощрял контрафакт, способствуя распространению его производства.
Такие примеры есть уже на практике в судебных решениях Италии, и Франция, в частности, госпожа Марве, присматривается к возможности реализации такого подхода.

Коновалов  А., Рен-ТВ:
Россия рассматривает возможность такого варианта?

Левченко  Н. П.:
Раз мы говорим, естественно, рассматривает. Более того, звучало на нашем совещании, подготовлен проект четвертой части ГК. Разумеется, он будет очень долго и усердно обсуждаться, в том числе с вашим участием, безусловно. И, думаю, это будет один из вопросов, который там обязательно прозвучит.

Коновалов  А.:
А какое наказание?

Симонов  Б. П.:
Здесь, скорее всего, вопрос более нравственный, чем судебный. Я не сторонник перекладывать на покупателя и потребителя вот эти штрафы. Если общество не организовало, не отрегулировало эти отношения, оно должно внутри разбираться, а не искать виновного «стрелочника». В данном случае, это моя личная точка зрения, «стрелочник» в виде покупателя не должен отвечать. Но вопрос нравственности — он стоит, и каждый его решает для себя. И я еще раз вас призываю поддержать нормальных, честных производителей, организовать такую в СМИ работу пояснительную, чтобы вот этот вопрос нравственности поднялся перед каждым. И пускай каждый решает.

Дзюба Олег, «АиФ Вологда»:
Нас призывают, чтобы мы активно действовали, пресса. Но пресса — коммерческое издание. Давайте сделаем следующий шаг: или это будет система грантов, или какая-то другая система. Просто так наши издатели работать не будут.

Симонов  Б. П.:
Вы правильно ставите этот вопрос. Сейчас не тот строй, где мы можем сказать, приказать и так далее. И вопросы на социальную рекламу, на просветительскую работу были. Впервые такое выделение было в прошлом году. Если вы видите по федеральным каналам, в кинотеатрах — уже идет социальная реклама. Там хорошие профессионалы поработали. И было заказано хорошим профессионалам. Поскольку и по телевидению идет, и по радио идет. И есть так называемая социальная реклама в городе. Я думаю, что и в Вологде есть. Это тоже место используется. И эта работа будет наращиваться. Я уверен, что Министерство культуры будет объявлять гранты на проведение этой работы.
Но, помимо еще, не все надо мерить деньгами, я хочу сказать. Как вы справедливо заметили, не надо все валить на потребителя. Но я тоже хочу сказать, мы не должны за коммерческими целями терять свою гражданскую позицию. Ну не можем мы терять, иначе мы потеряем, как гражданское общество, свое лицо. Ну нельзя же все мерить только деньгами. Заплатили — делаем, не заплатили — не делаем.

Кривченко Игнат, радио «Премьер»:
Вы довольны итогами совещания? Все прошло, как хотели, или нет?

Бритвина  Т. П.:
Я сегодня даю высокую оценку проведенному мероприятию. Я считаю, что та цель, которая была поставлена, она, без сомнения, достигнута. И тот документ, который будет подвергнут сейчас дополнениям, корректировкам, изменениям. Я думаю, что буквально через 10 дней он родится и попадет в наши федеральные структуры, и законодательного плана, и в депутатский корпус. Я считаю, что найдет свое отражение непосредственно в нормативной и правовой базе.

Кривченко  И.:
В Вологодской области в последнее время фиксировалась ли какая-то контрафактная продукция, произведенная здесь?

Бритвина  Т. П.:
Если сегодня внимательно сегодня слушали мое выступление, то я говорила о том, что при реорганизации федеральных структур, как мы знаем, что раньше у нас была федеральная структура — санитарно-эпидемиологическая служба, то сегодня эта структура преобразована, вот, например, как не стало Госхлебинспекции, и то, что мы зерно завозим непонятного качества, а инспекцию у нас ликвидировали. Также родилось две структуры: Роспотребнадзор, который сегодня осуществляет функции контроля на потребительском рынке, он как раз не наделен полномочиями отслеживания контрафактной и фальсифицированной продукции.
Нет, пока нет. Вот то, что предполагают они на уровне, допустим, наверное, федеральные структуры по вертикали, должны быть строго определены функции полномочия. Поэтому в части того, сколько они существуют, я приводила данные, то, что Роспотребнадзор отследил, оно ни одной жалобы, ни одной санкции не было применено к изготовлению контрафактной продукции.
И, более того, я хочу сказать, что отследили потребительский рынок специалисты и нашего департамента, отслеживали совместно с нашими предприятиями, что фальсифицированная продукция в отношении масла «Вологодского» на территории Вологодской области не было. Что касается сухого молока и молока сгущенного, оно, да, было. Непонятные были производители и непонятные поставщики.
Я думаю, что раз мы испокон веков производили масло «Вологодское», то неудобно непорядочным производителям внедряться на наш рынок.

Шныр Леонид, ИА «Новости Вологодской области», ведущий:
Борис Петрович, ваши впечатления о проведенном совещании, об организации. Как вам вообще в Вологодской области?

Симонов  Б. П.:
Вы знаете, я впервые на вологодской земле. Я много слышал об этом, но, как говорится в русской пословице, «лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». Увиденное превзошло мои ожидания. Действительно, это очень замечательный край, с очень замечательными людьми. Я бы сказал, от них веет, с одной стороны, деловитостью, а с другой стороны — таким хорошим спокойствием, деловым спокойствием.
Так, как было проведено, организовано совещание, я считаю, это высший уровень организации. Все было продумано до мелочей. И, может, поэтому и люди так вот небезразлично отнеслись, потому что внимание было оказано с самого момента, с самого приезда. И, конечно, неудобно себя вести, к тебе хорошо относятся, а ты отворачиваешься. Поэтому все участники совещания, гости, мы все здесь вместе собрались. Я думаю, это наше общее мнение, что очень радушный прием, небезразличное отношение, и наверное, эффект будет совершенно другой.

Тэги: Торговля
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика