19 апреля на волнах радио «Премьер» прошел прямой эфир на тему: нужно ли вводить в школах обязательное тестирование на наркотики?

17.04.2012 [Общество]

Гостем программы был спикер ЗСО Георгий Шевцов. Именно он вышел с предложение поддержать инициативу президента Медведева сделать тестирование на наркотики обязательным.

Чтобы послушать эфир с Георгием Шевцовым, нажмите «прослушать новость»

Георгий Шевцов, Варвара, Роман Романенко. Фото радио «Премьер»

Для справки

30 марта 2012 года. На заседании областной антинаркотической комиссии Губернатор О. А. Кувшинников заявил, что берет наркоситуацию в области под личный контроль. При этом обозначил как одно из ключевых решений проведение тестирования школьников на употребление наркотиков.

О. Кувшинников. Фото пресс-службы ЗСО

Тестирование будет проводиться с 9 по 11 классы. О сплошной проверке пока речи не идет: тестирование будет выборочным и добровольным. Для этого планируется предварительно мониторинг наркоситуации на территории области и в учебных заведениях. Персональные данные о школьниках специальным правоохранительным службам ни в коем случае передаваться не будут.

Одновременно планируется выйти с законодательной инициативой о внесения изменений в федеральные нормативно-правовые акты, которые позволят сделать тестирование не добровольным, а обязательным.

Г. Шевцов. Фото пресс-службы ЗСО

12 апреля председатель ЗСО Георгий Шевцов встретился с Советом общешкольных родительских комитетов города Вологды при управлении образования, чтобы обсудить инициативу об обязательном тестировании школьников на наркотики. Во встрече также приняли участие председатель комитета ЗСО по образованию, культуре и здравоохранению Александра Баданина, начальник УФС РФ по контролю за оборотом наркотиков по Вологодской области Станислав Дунаев, начальник департамента здравоохранения области Александр Колинько, руководитель департамента образования области Елена Рябова, главный врач Вологодского областного наркологического диспансера Павел Лавров.

Подробнее можно узнать на сайте ЗСО

История вопроса

18 апреля 2011 года в Иркутске на заседании Госсовета под председательством Президента России Дмитрий Медведев высказался за принятие федерального закона о тестировании школьников на наркотики.

До принятия федерального закона Медведев предложил дать регионам право самим принимать решения о проведении проверки школьников на наркотики.

Д. Медведев. Фото: kremlin.ru

Также Президент озвучил предложения о введении тестирования на наркотики студентов вузов, об усилении борьбы с пропагандой наркотиков в информационной среде, в частности в сети «Интернет», о разработке закона о запрете деятельности развлекательных заведений, в которых распространяются наркотики, и проработке вопроса о необходимости запрета на безрецептурный отпуск кодеиносодержащих препаратов.

Одновременно сообщалось, что Минздравом и Минздравсоцразвития уже был подготовлен проект приказа о двухэтапном тестировании школьников на употребление наркотиков, начиная с 13 лет. Предполагалось, что сначала будет проводиться добровольное социологическое тестирование, на основании которого будут выявляться группы риска. С этими группами впоследствии на добровольной основе будет проводиться медикаментозное тестирование.

Развитие темы

По сообщению ИТАР-ТАСС в июне 2011 года в Госдуму депутатами Мосгордумы внесен законопроект, закрепляющий норму об обследованиях школьников и учителей на предмет употребления наркотиков и алкоголя.

Согласно законопроекту такое тестирование будет осуществляться в рамках регулярных школьных медосмотров на добровольной основе, если не будет каких-нибудь чрезвычайных ситуаций, которые могут вызвать принудительное исследование, например, случаи массового употребления наркотиков. Кроме того, для военных учебных заведений, например, для суворовцев, возможно недобровольное тестирование.

На законопроект пока получено отрицательное заключение Правительства. Указанная причина — отсутствие средств.

Зарубежный опыт

В США обязательное тестирование всех школьников на наркотики может быть введено только в частной школе. В государственных же школах обязательному тестированию подвергаются только ученики, играющие в школьных спортивных командах, при этом не все — кого проверять на наркотики решает случайная выборка .

В 2002 году Верховный суд США признал такую практику законной. Тесты оплачивает федеральное правительство.

Некоторые государственные школы Америки пошли дальше — там наркотестированию подвергаются все учащиеся, изъявившие желание участвовать во внеучебных мероприятиях и школьных секциях: от черлидинга — до выпускного вечера. Такие правила, например, действуют в некоторых школах штата Индиана.

В Белом доме считают, что такая практика дает школьникам лишний повод отказаться от употребления наркотиков. Результаты тестирования являются строго секретными. Школы не могут сообщать о результатах ни в полицию, ни американскому правительству. Они лишь могут быть использованы в качестве основания для исключения ученика из школьной команды.

Юридической основой наркотестирования в США являются, во-первых, федеральный закон «Об образовании» 2002 года, который содержит раздел о финансировании программы по тестированию школьников на наркотики, и во-вторых, законы штатов.

По материалам USA Today

В Великобритании обязательное тестирование на наркотики может быть только в частных школах. А также, по усмотрению директоров и с согласия родителей учащихся, оно допустимо и в государственных школах*.

Ввести наркотесты в государственных школах сделал попытку Премьер-министр Тони Блэр. С 2004 года стартовал пилотный проект в нескольких школах графства Кент (Англия).

Директора школ, если подозревали о потреблении наркотиков учениками, могли по своему желанию организовать тестирование слюны.

Дети, родительское согласие которых на данную процедуру получено не было, из нее исключались. С уходом Блэра инициатива об обязательном введении наркотестирования в школах, похоже, умерла.

*Департамент образования Великобритании разработал методическое пособие по наркотическим инициативам в школах, в том числе тестированию, которое признано допустимым в школах, однако требуется согласие родителей.

По материалам BBC

Законодательные нормативы по вопросу наркотестирования применяются в следующих странах:

— Чехия: школа может потребовать проведения тестирования на наркотики в оговоренных законом случаях;

— Литва: в 2002 году правительство одобрило закон, по которому тестирование на наркотики проводится в рамках школьной диспансеризации или в особых случаях с согласия учащегося или его родителей;

— Финляндия: в 2000 году Национальный совет по образованию разработал меморандум по тестированию на наркотики. Тестирование может осуществляться только профессиональным медработником, а в случае положительного результата учащийся должен направляться на лечение;

— Швеция: в 2000 году в своем докладе Государственная комиссия по наркотикам не рекомендовала предпринимать любые меры по расширению правовых оснований для обязательного тестирования детей до 15 лет, а также не сочла целесообразным давать подобные полномочия школьному персоналу, либо иным специалистам, за исключением сотрудников полиции;

— Великобритания: Департамент образования разработал методическое пособие по наркотическим инициативам в школах, в том числе тестированию, которое признано допустимым в школах, однако требуется согласие родителей;

— Норвегия: критерии качества определяются циркуляром Департамента здравоохранения и социальной работы, в котором утверждается, что правовых оснований для принудительного тестирования на наркотики нет, а также нет правовых оснований для применения каких-либо санкций в случае положительного результата.

В ряде стран, например, Бельгии, Венгрии и Ирландии, тестирование на наркотики оставлено на усмотрение школьной администрации.

Тестирование проводится на основании подозрения учащихся в употреблении наркотиков. На тестирование требуется согласие учащегося или его родителей.

Большинство возражений против введения общего тестирования в школах основано на требованиях этики, соблюдения прав человека и ребенка, а также вмешательстве данной процедуры в частную жизнь и утрате доверия между учителями и учениками.

Особые мнения

Михаил Барщевский в программе «Особое мнение» на радио «Эхо Москвы»

19.04 2011

М. Барщевский. Фото: alrf.ru

Э. Геворкян: ...Хотелось бы также услышать ваше мнение, быть может, достаточно коротко об обязательности или необязательности тестирования школьников и детей на наркотики.

М. Барщевский: Значит, я так сформулирую свой ответ. Я не нарколог, я не педагог и я не наркополицейский. То есть я не специалист в этом вопросе ни с какого боку. Я — обыватель, гражданин своей страны и будущее этой страны мне не безразлично. С моей точки зрения, сегодня из всех так называемых угроз национальной безопасности реальной угрозой, вот, реальной и актуальной является наркомания. Все остальное — так сказать, так, виртуальные придумки отдельных ведомств. С моей точки зрения.

Ну еще и терроризм, пожалуй. Вот, наркомания и терроризм, 2 вещи. Так вот, мне кажется, что тестирование подрастающего поколения, будь то школьники или студенты, на употребление наркотиков, если это делается не с точки зрения привлечения к ответственности, там я не знаю, метода шантажа, вербовки и так далее, а с точки зрения превентивной для профилактики, для лечения наркомании на ранней стадии, то это дело очень полезное. Юридически никаких проблем здесь нет. Принимаются соответствующие нормативные акты и вперед и с песнями.

Там есть технологические вопросы, те, о которых на Госсовете говорил Коновалов. Если кто-то видел трансляцию или захочет посмотреть отчеты, Коновалов, министр юстиции говорил о том, что «ну хорошо, выявили. Дальше что?» Нужно всю процедуру до конца продумать, прописать и потом уже вводить. Потому что ввести просто контроль... А что делать с результатами контроля, юридически не определив? Очень опасно.

Э. Геворкян: А считаете ли вы, что это обязательно должно делаться, все-таки, с согласия родителей? Насколько эти данные должны быть засекречены?

М. Барщевский: Я считаю, вот, моя точка зрения (подчеркиваю, не профессионала), что это должно делаться без согласия родителей в абсолютно стопроцентном порядке. Данные должны быть абсолютно засекречены, под угрозой уголовной ответственности за разглашение этих данных, и когда выявляется в отношении такого-то ребенка, то родителям об этом сообщается.

Если это единичные случаи для данной школы, для данного института, дальше — головная боль родителей.

Э. Геворкян: Да, вот, опять же, дальше. Решать-то вопросы будут только родители. Зачем тогда вмешалось государство?

М. Барщевский: А потому что родители не могут сами тестирование провести. Им в голову не приходит, что их ребенок — наркоман. Это им, как бы, как информация. Если же, допустим, в классе из 30 человек 20 употребляют наркотики или 15 употребляют наркотики, или, там, в школе, цифра показывает, что в данном учебном заведении идет распространение наркотиков, а не разовые, случайные события, да? То тогда об этом сообщается в наркоконтроль без фамилий тех, у кого выявлено. Без фамилий, подчеркиваю — просто о факте массового употребления. И они уже пускай заботятся о пресечении каналов распространения наркотиков в этом учебном заведении.

В любом случае надо исключить ситуацию, при которой другие родители узнают о том, что не их дети употребляют наркотики. Эта информация должна быть закрыта. Я думаю, что информация должна быть закрыта и от учителей — не их это дело.

Э. Геворкян: То есть, соответственно, это вообще какой-то сторонний орган, специальные люди, которые занимаются этим вопросом.

М. Барщевский: Если это разовый случай, то только родители. Ну, там, в школе, в классе 30 человек, употребляют двое. Родителям сообщили. В классе 30 человек, употребляют 15 — значит, в этой школе идет распространение наркотиков, в ней самой. Это уже проблема наркоконтроля. То есть родители этих 15-ти — само собой, но еще плюс информация в наркоконтроль, что в этой школе торгуют наркотиками, ищите.

РИА Новости

Фото радио «Премьер»

Денис Гуцко, писатель в «Российской газете»

— Я понимаю, что тестирование школьников на наркотики нацелено на то, чтобы социально диагностировать это страшное явление, узнать его масштабы и вмешиваться, помогать детям на ранних стадиях справиться с проблемой, что это попытка государственного подступа к решению проблемы. Наркомания — большое и страшное зло, масштабы она приобрела невероятные, и проблему эту в нормальной стране надо решать.

Но, конечно, я с опаской думаю о том, что получится в действительности. Мы же все-таки продолжаем жить по-черномырдинскому правилу «Хотели как лучше, а вышло как всегда». И у нас это черномырдинское «как всегда» очень часто получается.

Я жил в Грузии и учился там. И моя учительница не так давно написала мне, что там в школах сейчас ввели должности инспекторов, которые следят за поведением учеников. Причем инспекторы из каких-то то ли судебных, то ли полицейских, то ли надзорных структур. Если ученик плохо себя ведет, то при первом нарушении его предупреждают, при втором — штрафуют родителей... Для нее, человека авторитетного, умеющего влиять на учеников, это выглядит как комедия и крах человечности в отношениях «учитель — ученик» одновременно.

Как бы что-то подобное не вышло у нас в борьбе с наркотиками.

Я с печалью смотрю на современный учительский контингент. Какие банальные, затурканные, замордованные люди сегодня работают в школах. У них куча инструкций, а дети на десятом плане. Сравниваю с учителями, которые учили меня и которым я очень многим обязан в жизни, — небо и земля.

Если бы учителя были яркими, наполненными личностями, если бы они вели уроки не по конспектам, если бы они не были настолько затурканными, и у них хватало сил отдавать себя полностью детям, я думаю, это могло бы решить и проблему наркотиков в школе. Я как отец знаю, запрет недорого стоит. А вот пример — да. Если я хожу с сыном на стадион, мне достаточно сказать: не надо пить эту гадость в банках, и мой сын не будет это пить.

А если я то же самое скажу, лежа на диване, жуя чипсы и руководствуясь отвлеченными благими побуждениями, ребенок не так воспримет мои слова, а вернее, вообще не воспримет.

И по поводу кампании тестирования школьников на наркотики у меня боязнь, что это превратится в очередной прокол, неудачу.

Не вышло бы то же самое, что с ювенальной юстицией. Теоретически хотели внедрить хорошую инициативу, но законы понаписали такие корявые, что все вылилось в практический ужас.

Когда мы ратовали за ювенальную юстицию, то думали: все идет к тому, что детей перестанут сажать за кражу металлолома, но станут перевоспитывать. Провинившегося ребенка вместо тюрьмы ждут беседы с психологом и прочие гуманные практики воздействия. А пришло все к тому, что маму, взявшую в какую-то поездку ребенка без согласия разведенного с нею папы, могут, ни во что особенно не вникая, посадить в тюрьму.

Комментарий наркологов

Мнения посетителей сайта «Новости вологодской области» можно узнать из комментариев к новости.

Чтобы послушать эфир с Георгием Шевцовым, нажмите «прослушать новость»

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика