«Деревенька» в центре Вологды: что случилось со студией Николая Олялина?

О том, как Вологодская область чуть не стала центром российского синематографа, почему Николай Олялин в свое время уехал от нас в Киев, и чего ждать от года кино, АиФ беседует с вологодским оператором и режиссером Владимиром Самохиным.

Все завязано на деньги

- Владимир, на ваш взгляд, вологодское кино существует или его все-таки нет?

- Существует. Но все причастные к этому виду искусства очень разобщены. Соединительная ткань между людьми куда-то исчезла. Я бы хотел чтобы все дружили, общались, вместе работали. Я же помню еще время, когда в Вологде проходили любительские фестивали, где профессионалы высокого уровня просматривали по 30 фильмов, снятых вологжанами, и буквально покадрово их разбирали. Тогда люди снимали кино, главными образом документальное, хотели расти творчески, донести свои мысли до зрителей. И целый зал собирался, чтобы смотреть, что снимают современники. Сейчас вологжане снимать стали меньше, потому что кино стало очень затратным, а 80% кинобюджета у нас делятся и осваиваются в Москве.

- Сегодняшнее кино как-то отличается от того, что было раньше?

- Сейчас оно слишком зависит от денег. Поэтому художественное кино сейчас, за редким исключением, это стрелялки, развлекаловка, чернуха. А я хочу, чтобы мои дети, внуки смотрели хорошее кино. Чтобы оно рассказывало, как устроен мир, как здорово жить, и как важно жить по-человечески. Но кино потеряло воспитательную функцию. Документальное еще как-то держится, отчасти потому, что у него такая функция: документировать время, поднимать проблему, освещать, просвещать. Между тем в Китае до 80% всех снимаемых фильмов - образовательные. Но и у нас есть фильмы замечательные, особенно документальные, посвященные природе: зрелищные, захватывающие.

«Деревеньки» больше нет

- А как вы пришли в кино?

- Снимать на пленку начал еще когда учился в художественном училище, тогда же осваивал кое-какие операторские приемы, разбирался, что такое композиции, планы, перспектива. Как-то тогда подумалось - ведь Олялин, наш, вологодский, смог попасть в кино - почему бы и мне не попробовать?

- А с самим Олялиным когда и как познакомились?

- В Вологде я тогда уже работал на телевидении. Однажды прихожу на работу, главбух говорит: «Позвоните народному артисту Украины Николаю Олялину. Он в Вологде». Я и ухом не повел. Но потом за мной приехали домой и увезли в гостиницу «Октябрьскую» - там он жил. Отказаться от работы с ним было невозможно, и уже на следующий день я, как оператор его команды, улетал на съемки фильма на Курилы, потом в Судак. Конечно, после городского телевидения это невероятный скачок на другой уровень.

Вологжане помнят своего земляка Николая Олялина, а вот о его мечте создать у нас киностудию, похоже, стали забывать.
Вологжане помнят своего земляка Николая Олялина, а вот о его мечте создать у нас киностудию, похоже, стали забывать. Фото: Кадр из фильма

- Следующий фильм Олялин хотел снять в Вологде?

- Да, Николай Владимирович сам написал для него сценарий - это была такая огромная книга, где был расписан каждый кадр, а еще в графе «смета» стоимость того, что есть в кадре. Такой вот огромный труд. Рабочее название было «Кулачные бои» или «Царёвы забавы». Написан сценарий был на местном материале - о приезде Ивана Грозного в Вологду. Параллельно должна была развиваться и современная история - судьба режиссера, который приезжает в провинциальный театр.

- Олялин целую киностудию хотел для этого фильма в Вологде построить?

- Если вы думаете, что Вологодская слобода, построенная у моста 800-летия - это ноу-хау, то это не так. В Вологде подобный проект еще в девяностые придумал и стал осуществлять Николай Олялин, назывался он «Деревенька». Там строился терем Ивана Грозного, потом вокруг должны были появиться дома ремесленников. Эта интерактивная деревня служила бы киностудией и туристам была бы интересна. Вологжане, кто постарше, должны помнить – там, где сейчас микрорайон Прибрежный, уже высился сруб терема. Но тогда случился дефолт, для завершения проекта деньги потребовались совсем иного порядка. Забегая вперед, скажу, что ничего не получилось, Олялин, очень разочарованный, уехал домой в Киев, а сруб сгорел. Я предлагал начинать снимать хотя бы современную часть, но Николай Владимирович упорствовал, говорил: «Надо построиться». Он в этом фильме был и директором, и режиссером, и исполнителем двух главных ролей - Ивана Грозного и современного режиссера. Одна из баз для съемок была развернута под Вологдой, в Новленском, там стояли вагончики для размещения труппы. Была даже пленка, подбирались актеры.

- Но после дефолта 1998 года надежда снять фильм растаяла?

- Да, и тогда народный артист Украины Николай Олялин стал жить в вагончике, что стоял около нынешней спасательной станции, недалеко от недостроенной киностудии.

- А что изменилось?

- Если раньше ему было достаточно зайти в любой банк, и ему «на кино» давали денег, а теперь все стали считать деньги. Правда, был один вариант: «Северсталь» готова была выступить спонсором, но выдвинула условие, что у картины должен быть другой режиссер. Олялин отказался, а больше вариантов не было.

- Как ты считаешь, почему Николай Владимирович так рано умер, в 68 лет?

- Стресс надсадил ему сердце. Помню, он рассказывал, как ездили с концертным туром и одновременно снимали фильм «Жаркое лето в Кабуле» в Афганистане. И начался обстрел. Они сидели в бомбоубежище, сделанном из закопанной в землю цистерны, практически в бочке. А вверху взрывались бомбы... Кстати, художественный фильм снимали в полевом госпитале, так что там много почти документальных кадров. А еще когда он жил в Киеве, в ночь взрыва на Чернобыльской АЭС был на даче. А она у него в 15 километрах от Припяти. Утром приехала милиция - убедила уехать.

Чтобы помнили

- Вы с единомышленниками открыли памятную доску на школе, где учился Олялин. Будете продолжать работу по увековечиванию памяти о земляке дальше?

- Кажется, вся эта история была уже давно: в 1959 году парень-троечник, выпускник вечерней школы, поехал поступать в Ленинград в топографическое военное училище, а поступил в театральное. И его узнали миллионы... Но когда я зашел в школу №11 Вологды, как машина времени сработала - все было не так давно: те же лестницы, коридоры. Кружок драматического мастерства ведет преподаватель, которая хорошо помнит Николая Олялина. И дети заинтересованы, и таланты там есть. Хочется, чтобы в школе появился музей кино, и я готов им в этом помочь. А еще собираемся открыть горельеф к Дню кино в центре Вологды. Пока идут разработки проектов, собираются деньги.

Как его сын говорил: «Мне приятно, что мой отец - олицетворение военного человека самой сильной державы мира». Так что я сам себе завидую, что работал с таким человеком. Подумайте сами: он снимался в 69 картинах. Самая известная роль - капитана Цветаева в фильме «Освобождение». Фильм снимался 4 года, был показан больше чем в ста странах. Николай Олялин - человек невероятной обаятельности, таланта. Жаль, что его проект - киностудия «Деревенька» - так и не осуществился. Кино было бы к вологжанам куда ближе.

Досье

Владимир Самохин родился в 1957 году в Вологде. Учился в школе №13, Владимирском художественном училище. Был среди создателей ТВ-7, его первым главным режиссером. Работал оператором с режиссером и актером Николаем Олялиным.

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика