Заложники

Вологжанин Виталий Глазов, который живет в деревянном доме, признанном объектом культурного наследия федерального значения, требует исключить здание на Благовещенской, 22 из этого реестра.

Причина в том, что государство пытается заставить 19 жильцов дома принять на себя обязательства по сохранению памятника.

«Нам с женой очень жалко этот дом, на наших глазах он рассыпается, хотя его можно сохранить для потомков», — говорит Виталий Глазов, который вот уже 35 лет живет в деревянном доме на улице Благовещенской, 22. Это самый центр города и одно из немногих зданий, признанных объектом культурного наследия, где до сих пор живут вологжане.

Построенное в 1902 году здание было доходным домом зажиточной крестьянки Бутыриной. Его сосед — Дом кружевниц, и вместе они составляют запоминающийся архитектурный ансамбль. К этой «парочке» регулярно приводят туристические экскурсии, рассказывая на примере дома Бутыриной о вологодском традиционном типе дома «в два этажа с балконом».

 

Внесли в перечень

В 80-е годы прошлого столетия дому повезло — его отреставрировали. В 90-е годы семья Глазова и другие жильцы начали борьбу за сохранение дома в прежнем виде. «Если отрывали деревянную гроздь винограда, нам приходилось заказывать ее у мастеров», — объясняет Виталий Андреевич.

Но самое сложное время для дома — нынешнее. И это несмотря на то, что в 1995 году дом Бутыриной внесли в перечень объектов культурного наследия федерального значения!

Виталий Андреевич на пенсии уже несколько лет, и все свое свободное время он посвящает дому. Многое он и его сосед-сподвижник, инженер по образованию, делают самостоятельно. Например, у жильцов были неприятности, связанные с одним из соседей: с наступлением весны тот регулярно устраивал пожар в своей комнате. Виталию Глазову пришлось обратиться к заместителю губернатора Вологодской области Олегу Васильеву, и одинокому вологжанину предоставили место в доме-интернате.

В прошлом году, оценив затраты, управляющая компания отказалась от объекта культурного наследия на Благовещенской, 22. В течение года жильцы дома ведут переговоры с различными УК, но безуспешно: объект культурного наследия федерального значения по-прежнему остается бесхозным. Пресс-служба городской администрации сообщила «Премьеру», что подобные случаи бывают, и жильцы должны сами договариваться с нужной им компанией.

 

Занимайтесь сами

Прошлой осенью жильцы были вынуждены самостоятельно готовиться к отопительному сезону. Каждый день Виталий Глазов вместе с соседом «работают» дворниками — чистят попеременно снег с крыльца и даже с тротуара.

После реконструкции в доме Бутыриной ремонта не было. Краска облупилась, и с каждым годом ситуация только ухудшается. Последней каплей, переполнившей чашу терпения жильцов, стали ремонтные работы на соседнем Доме кружевниц. «Так как наши дома стоят очень близко, то у нас дом трясло, люстры качались. Получается, один дом спасают, а другой, не менее ценный, разрушают», — возмущается Глазов.

Виталий Андреевич направил обращение, в котором просил принять необходимые меры по предотвращению дальнейшего разрушения здания. Летом 2015 года комиссия в составе специалистов комитета Юлии Мажаровой и Елены Бахориной установила, что состояние дома неудовлетворительное: трещины идут и по фасаду, и по цоколю. Крыльцо и кровля проседают, наличники окон деформировались. Состояние внутренних помещений ничуть не лучше. А ведь еще годом ранее комиссия Департамента культуры признавала состояние дома «ограниченно работоспособным».

 

Казалось бы, в чем проблема жителей? Можно продать квартиры, тем более что желающих приобрести такой дом под офисы в центре города много. Но жильцы Благовещенской, 22 — представители поколения вологжан с иной системой ценностей. Они отказывают даже тем, кто одолевает их предложениями по монтажу рекламы на стены дома. По мнению Виталия Глазова, это изуродует историческое здание…

Сейчас жители всерьез думают над тем, как им инициировать процесс по лишению дома гордого звания «объект культурного наследия федерального значения». В 2014 году Департамент культуры направил жильцам дома, большинство из которых приватизировали свои квартиры, предложение оформить… охранные обязательства. Как указывает начальник департамента Владимир Осиповский, в соответствии со статьей 48 ФЗ именно собственник ОКН несет бремя содержания принадлежащего объекта, включенного в реестр.

«В нашем доме живет 19 человек. В основном пенсионеры. Мы не можем нести бремя расходов за содержание и ремонт таких памятников, — говорят жильцы. — Если государству нужен этот дом, пусть тогда у нас выкупают квартиры. Мы бы не хотели, чтобы дом был выкуплен бизнесом, и в итоге перестроен, как это произошло со многими домами в центре».

 

Мнение

Александр САЗОНОВ, краевед, писатель: «Дом Бутыриной нужно включить в проект музея советского быта, который будет открыт в Доме кружевниц»

— Дом на Благовещенской, 22 для Вологды даже слишком красивый. Он не характерный для нашего города. Я считаю, что городская администрация должна взять ситуацию с выбором управляющей компании под контроль. Также, на мой взгляд, дом Бутыриной можно включить в совместный проект музея советского быта, который планируется открыть в Доме кружевниц. Там можно будет увидеть, как выглядели вологодские квартиры 20-х, 40-х и 60-х годов, и если туристы могли бы ходить и смотреть на быт современного вологжанина, который живет в старом вологодском доме на Благовещенской, 22, это было бы очень интересно.

Если рассматривать мировой опыт, людям платят за то, что они живут в объектах культурного наследия и поддерживают их в надлежащем состоянии. Нужно помогать таким людям, а не обязывать их содержать такие дома.

На Благовещенской, 27 есть одноэтажный дом. В середине 80-х годов его сожгли, и его восстановил предприниматель, который сейчас там живет. Зимой всегда все убрано, и сугробы оформлены под пирамидку. Я надеюсь на таких людей. Но для реализации государственно-частного партнерства (ГЧП) нужно создать условия.

В 2012 году я принес губернатору Олегу Кувшинникову, как пример удачного ГЧП, московские документы о нулевой аренде объектов культурного наследия. Правила такие — дается развалившийся дом любому желающему с условием, что он его приведет в ТОТ вид, какой был при Пушкине. Стоимость аренды — 1 рубль за 1 кв. м за 1 год в течение 49 лет. На уровне области такой закон принят. Однако реальных результатов я не вижу.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика