«Потерпим до выборов в сентябре»

Дальнобойщики объяснили «Медузе», что стало с их протестом

Фото: Александр Рюмин / ТАСС / Scanpix

Акции дальнобойщиков, выступивших против системы «Платон», стали одним из главных событий декабря 2015 года. Водители, недовольные новым сбором, выходили на митинги и планировали устроить автопробег по МКАДу. К марту 2016-го от этих протестов не осталось и следа. По просьбе «Медузы» журналист Георгий Переборщиков поговорил с участниками тех событий и выяснил, что сейчас протестовавшие пытаются объединиться в ассоциацию. Они собираются напомнить о себе в преддверии сентябрьских выборов в Госдуму.

Алексей Рожков
дальнобойщик, Кострома

Дальнобойщиком я работаю уже 18 лет, с 1998 года. Своя машина у меня шесть лет. Содержу семью, двоих детей. Я с самого начала протестов здесь, в Химках. И сейчас мы еще стоим здесь, чтобы показать — протест не закончен. Про нас стали меньше писать, потому что СМИ нуждаются в «движухе», а мы не бежим с монтировками на Кремль, как этого ждали некоторые. Но работа идет, пусть сейчас и не заметно со стороны.

Автопробеги мы не устраиваем больше, потому что их, по сути, запретили. Наш горячо любимый президент подписал указ, приравнивающий пробеги к митингам и шествиям. А в декабре, когда мы активно их устраивали, у нас, к сожалению, еще не было координации между разными регионами. Сейчас она появляется, но только акции мы проводить уже не можем. Тем более, разве в Москве можно кого-то пробками удивить? А перекрытие федеральной трассы — это уголовное преступление.

Алексей Рожков. Фото: личная страница в Facebook

Так что никаких способов протестовать не осталось. Только одиночные пикеты еще не запрещены. Но мы надеемся, что наши скоординированные действия в тех рамках, которые еще оставляет закон, будут эффективны. Это последнее, что нам осталось — объединиться. Разрозненными кучками уже все перепробовали, это не дало результата. Мы искали друг друга в интернете, где действовали и провокаторы, которые вбрасывали ложную информацию, затрудняя наши действия.

Из одного только Дагестана в Москву собирались приехать тысячи машин, а доехали единицы. Поработали власти и спецслужбы. И в итоге сами же организаторы свой лагерь уничтожили.

Сейчас мы создаем ассоциацию. Объединившись, будем действовать единым фронтом уже по всей России. И необязательно даже автопробеги будет проводить. В конце концов, можно просто всем одновременно перестать работать. Нас — мелких и средних перевозчиков — 70% рынка. И если мы скоординированно устроим забастовку, крупные игроки не исправят ситуацию.

Сами крупные перевозчики к нам не присоединятся никогда. Вся затея с «Платоном» — это ведь метод государственного отжима бизнеса именно в пользу крупных перевозчиков. Они ждут не дождутся, когда нас, мелких и средних, окончательно выжмут с рынка этими поборами. Тогда они смогут спокойно снимать сливки.

Лидеров протеста у нас нет намеренно. В отличии от государства, мы стараемся сделать нашу организацию демократической. Лидер может захватить власть, его могут подкупить, а мы принимаем решения коллегиально.

Некоторые, конечно, начали платить «Платону». У нас в стране у многих людей рабская психология. Думают, что если царек сказал, то они обязаны платить. И побежали регистрироваться. Но большинство прибегают к различным ухищрениям и не платят. Ждут первых штрафов.

Пока я здесь в Химках, мой бизнес стоит. Живу тем, что присылают люди. Три месяца как-то мы перебились, надеемся еще месяц продержаться, чтобы подвести черту, дождаться объединения. Тогда можно будет разъезжаться.

Сергей Городишенин
директор компании, перевозящей грузы, Вологда

У меня некрупные перевозки: газели, небольшая фирма. Изначально я поехал просто следить за протестом, потом втянулся.

Ситуация с «Платоном» пока не меняется. Оставлен прежний тариф, при этом увеличены акцизы [на бензин]. Но мы не смирились.

Совсем недавно у нас в Вологде стоял протестный лагерь: с 20 февраля по 1 марта, на стоянке у ТЦ «Шоколад». Приезжала полиция во главе с местным полковником Ивановым. Начали срывать баннеры с автомобилей. Трем участникам протеста предъявили обвинения по административным статьям, в том числе якобы за воспрепятствование действиям сотрудников полиции. Теперь в течение месяца будут суды.

Сергей Городишенин. Фото: личная страница «ВКонтакте»

Во многих регионах были вспышки недовольства: то там автопробег, то здесь. Но не было необходимого единства. Для проведения всероссийских акций народ еще не созрел. Чтобы проводить их, нужно время на подготовку, координацию. А так каждый протестовал сам по себе. Такая разрозненность не может оказать серьезное давление на власть.

К тому же среди дальнобойщиков иногда появляются и провокаторы, которые пытаются занять лидирующие позиции. Один из таких к нам приезжал и звал на собрание перевозчиков, у кого не менее семи машин. И говорил им, что платить «Платону» надо. Ведь когда мелкие перевозчики отомрут, то у них, более крупных, все снова станет хорошо за счет новых клиентов.

Сейчас по всей стране идет организация местных союзов. Во многих регионах создаются объединения для совместных действий. Например, в нашем вологодском союзе сейчас уже 50 человек, у некоторых из них до 20 машин. Это актив. А когда придет время, поедем по районам, будем привлекать остальных.

На мой взгляд, нужна серьезная акция. Например, вместе приехать за неделю до сентябрьских выборов в Госдуму в Москву и встать там. Люди-то наверняка будут несогласны с итогами голосования, будет протестная волна. Ведь и сами дальнобойщики уже больше не испытывают иллюзий насчет нашей власти. Все прекрасно понимают «ху из мистер Путин» и что представляет из себя партия «Единая Россия».

Изначально у дальнобойщиков были серьезные разногласия из-за политики. Кто-то боялся любого контакта с оппозицией. Многие, когда ехали в декабре в Москву, рассчитывали на какое-то чудо, надеялись на поддержку президента. Сейчас у них открылись глаза. Стало больше консолидации и понимания политической ситуации. Кто-то из моих знакомых даже принимал участие в марше памяти Бориса Немцова.

Андрей Бажутин 
дальнобойщик, Санкт-Петербург

Нас так никто и не финансирует, мы стараемся справляться своими силами. Нам надо ездить по регионам, объединять наших коллег. Тем более сейчас МВД предлагает запретить регистрировать грузовики на частных лиц. Выходит, мы сейчас ещё будем вынуждены оформлять юрлицо, чтобы перерегистрировать машины. Власти продолжают накалять ситуацию.

После наших попыток обратиться к власти она приняла законы, которые работают против народа. Автопробеги были нашим способом показать, что мы есть. Они не представляли никакой угрозы обществу. Но был принят закон, вынуждающий подавать заявку для проведения любого автопробега. И вряд ли нам такие заявки одобрят. Все, что мы делаем, отрицается властью. Сразу же появляется противодействие на законодательном уровне, но мы не останавливаемся. Радикальных действий пока не будет, останемся в рамках закона.

Андрей Бажутин. Фото: личная страница в Facebook

К середине апреля мы планируем собрание в Москве, чтобы создать всероссийскую ассоциацию перевозчиков. И тогда мы будем действовать дальше уже как официальная организация.

Некоторые сейчас, конечно, платят «Платону». Есть люди, которые пытаются быть «законопослушными гражданами». Даже от некоторых коллег иногда можно услышать, что мы — сепаратисты или «люди Навального», хотя никакого отношения к нему мы не имеем. Но большинство уже все понимают. Многие даже сначала зарегистрировались в системе «Платон», а теперь не платят. С 1 марта начали приходить первые штрафы. При этом все они от одного числа, и в базе ГИБДД их нет. Только в базе ООО «РТ-Инвест Транспортные Системы» — оператора системы взимания платы «Платон». В случае разбирательств в суде такой штраф даже невозможно оспорить.

Мы стремимся объединить наших коллег, чтобы выводить на улицы граждан. Как, например, в Италии. Там дальнобойщиков власть тоже не замечала, пока не они не провели всеобщую забастовку. С системой «Платон» мы будем бороться всеми методами, какие будут доступны. Уверен, протест по стране будет расти не только в среде дальнобойщиков. «Платон» это не единственная проблема.

Если власти даже после создания ассоциации будут нас игнорировать, начнем объединяться с другими недовольными слоями населения. Ведь сейчас как: политика нашего государства — «разделяй и властвуй». И она пока работает. Все слои населения недовольны, но разобщены. У валютных ипотечников своя жизнь, у врачей и учителей — своя. Поэтому мы объединяемся в свое сообщество, зовем в него. Это будет наша большая сила.

Когда вся страна выйдет на улицу и скажет «Нет!», то без всякой заявки на митинг власть будет вынуждена уступить.

Сергей Гуляев
политический деятель, Санкт-Петербург; в декабре был координатором акций протеста дальнобойщиков

Протест продолжается, стоит лагерь в Химках, в Санкт-Петербурге. Проводятся встречи профсоюзных организаций по вопросу об организации ассоциации. Буквально на днях была встреча, в которой принимали участие активисты организации «Дорога жизни», и даже работники таксомоторных компаний. Ведется большая организационная работа, переговариваемся с транспортными профсоюзами.

Сергей Гуляев. Фото: личная страница в Facebook

Надеюсь, что после 1 апреля, когда снова подскочат цены на бензин, народу прибавится. Тем более, с 1 марта начали штрафовать из-за «Платона». Кто-то уже ощутил на себе, что рентабельность перевозок падает. А теперь еще и акцизы увеличивают.

Ярких акций вроде «Улитки», конечно, пока нет, но в Питере люди в лагере стоят. К ним подъезжают, узнают информацию. Многие уже ко всему готовы. С одной стороны, их ставят в положение, когда работать становится просто невыгодно. С другой стороны, продать грузовой автомобиль сейчас крайне сложно. Настоящая трагедия для многих людей.

Последняя инициатива от МВД, предлагающего запретить частникам оформлять машины на себя, а заводить вместо этого ООО или ИП, вынудит людей нести дополнительные расходы. Все это делается, чтобы выдавить с рынка мелких и средних перевозчиков, отдав его крупным компаниям. А потом какие-нибудь Ротенберги будут этот рынок пилить.

Многие водители вынуждены временно оставить протест. Людям нужно работать, чтобы кормить семьи. Но они все равно на связи. А те, кто во время протестов пытался работать, оплачивая и «Платон», и остальные пошлины, сейчас уже соглашаются, что долго так невозможно. Многие дальнобойщики говорят так: «Потерпим — до выборов в сентябре». 

Источник: meduza.io
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика