У Пенсионного фонда похитили «материнские» деньги

Череповецкий суд начал рассмотрение дела о мошенничестве с материнским капиталом.

Действия, в которых обвиняется руководство агентства недвижимости ООО «Жилкомфорт», принесли ущерб, по версии следствия, не только клиентам, но и Пенсионному фонду. На сайте агентства, сделанном довольно скромно и толково, в числе услуг значатся операции с материнским капиталом. Любые. В рамках закона РФ. Размеры ответственности за такие «операции в рамках закона», осуществленные в 2014 году, сейчас определяет городской суд. Дело сложное, в нем фигурирует немало обвиняемых и потерпевших, попробуем хотя бы частично понять ситуацию.

Как отнять квартиру

Чтобы отнять жилплощадь, которая принадлежит собственнику по закону, надо, чтобы он сам ее кому-нибудь продал. Это логичное и единственное решение, но возникает сложная, казалось бы, проблема: как заставить человека продать собственное жилье? Опыт показывает, что это не так уж сложно. Делается это с какой-то невероятной простотой.

Согласно обвинительному заключению, весной 2014 года генеральный директор агентства недвижимости Раков (фамилии всех участников процесса изменены, поскольку приговор еще не вынесен) предложил Быковой, которой помогал с приватизацией ее трехкомнатной квартиры на улице Устюженской, продать эту квартиру. Зачем Быковой продавать свою квартиру? Затем, чтобы с последующей перепродажи Раков на часть вырученных средств приобрел для нее другую квартиру, однокомнатную, на территории Череповца, а также дополнительно выплатил ей 30 000 рублей. В чем смысл? А смысл в том, что женщина испытывала материальные затруднения, а Ракову, который помогал ей с приватизацией, доверяла, не зная его истинных намерений. Такой способ поправить финансовое положение, немного поступившись при том размерами своего жилья. В итоге был заключен договор купли-продажи, в котором была оговорена сумма и порядок оплаты, но никаких денежных средств при подписании договора не передавалось. По заранее достигнутому соглашению. Как человека можно на такой договор уговорить? Нужда в деньгах, доверие к «специалисту» и неосведомленность в вопросах продажи недвижимости сыграли свою роль. И психология: трудно остановить обман, когда ты уже в него втянут.

Махинации с материнским капиталом

Единственный способ обналичить материнский капитал — его целевое использование. Например, покупка квартиры. Весной того же 2014-го Раков обратился к ранее знакомому ему Силину с предложением найти за денежное вознаграждение лицо, имеющее неиспользованный сертификат на материнский капитал. Этим лицом оказалась знакомая Силина — Хохлова, которая тоже испытывала материальные трудности, будучи матерью двоих несовершеннолетних детей, и хотела улучшить свои жилищные условия. Она-то и должна была купить квартиру Быковой на средства материнского капитала. После дальнейшей перепродажи ей также было обещано жилье в Череповце (комната) и денежное вознаграждение. Хохлову уговорили на то, чтобы после того самого договора, при подписании которого не передавалось никаких денежных средств, она отдала свой материнский капитал Быковой, подав соответствующее нотариально заверенное заявление в Пенсионный фонд. Согласно договору приобретенная Хохловой квартира должна была отойти в собственность ее детей — но только через шесть месяцев после перечисления Пенсионным фондом материнского капитала на счет, открытый в банке от имени Быковой. Такого срока вполне хватило, чтобы перепродать квартиру еще два раза — сначала одной из сотрудниц агентства недвижимости, потом стороннему покупателю Дмитриеву, который заплатил за нее 1 000 000 рублей, хотя реальная рыночная стоимость квартиры составляла 1 250 000 рублей. Триста тысяч были заплачены Дмитриевым на месте и семьсот — за счет средств банковского кредита. Все договоры оформляла помощница Ракова — замдиректора агентства недвижимости Копейкина.

Когда Раков затребовал с Быковой обналиченный материнский капитал, так и не расплатившись за ее трехкомнатную квартиру, женщина наконец осознала, что ее обманывают, деньги отдавать отказалась и обратилась за помощью к юридической фирме.

Механизм и последствия аферы

Согласно обвинительному заключению, Раков, Копейкина и Силин действовали по предварительному сговору. Квартира, проданная Хохловой, послужила способом обналичить ее материнский капитал. Материнский капитал был переведен на счет, открытый от имени Быковой в банке. Квартира была переоформлена на одну из сотрудниц агентства недвижимости, не знавшую о сговоре, а потом снова выставлена на продажу и ушла стороннему покупателю Дмитриеву. Помимо трехсот тысяч, уплаченных Дмитриевым на месте, в «общий карман» канула большая часть стоимости квартиры Быковой.

При этом обналичивание материнского капитала, осуществленное по этой схеме, оценено следствием как хищение денежных средств федерального бюджета, которое повлекло за собой причинение материального ущерба отделению Пенсионного фонда РФ по Вологодской области, а также лишение права Быковой на жилое помещение и нарушение законных прав и интересов Хохловой и ее несовершеннолетних детей.

Идеальная мишень

Показания еще двух участников процесса, Андреевой и Яблокова, вызывают безусловное сочувствие к потерпевшим, но заставляют задуматься. Этих людей, по их словам, втянули в фиктивную куплю-продажу жилья, убедили оформить на риелторов доверенность, позволяющую тем совершать манипуляции с жильем от лица клиента, — хотя риелторские услуги ограничиваются только подбором вариантов жилья и согласованием условий между продавцом и покупателем. Как утверждают потерпевшие, им давали на подпись расписки на неизвестно откуда взявшиеся суммы, сбивали с толку, вводили в заблуждение. Мало того, их втянули в долги. По словам Яблокова, Раков предлагал ему денежную помощь, давал расписки на внушительные суммы (500 тысяч, 900 тысяч рублей), после подписания которых тот получал 50 тысяч, 30 тысяч, 5 тысяч. Яблоков пьет, у Андреевой проблемы с наркотиками и с семьей. И у обоих — проблемы с деньгами. В сумме это делает их идеальной мишенью для мошенничества. На данный момент Яблокову и его жене, проходящей по делу как свидетель, негде жить. Собственник, у которого они в последнее время снимали жилье, узнал об их причастности к этой истории и решил выселить. Но эти люди — потерпевшие, а не обвиняемые.

Защита спрашивала у Андреевой: сама ли она просила о помощи или ей предлагали? Девушка ответила, что проговорилась о проблемах в личном разговоре, после чего ей решили оказать дружескую поддержку. Правда, через некоторое время эта поддержка обернулась «расходами», за которые с Андреевой потребовали компенсации.

«Черные риелторы»

Чтобы снять с комнаты, выставленной на продажу, обременение в виде ипотечного кредита, Андрееву повезли к нотариусу в Шексну. Зачем, спрашивается, ехать к нотариусу за столько километров от города? А затем, как сказала Андреевой Копейкина, что там «нет очередей». В Шексне ее убедили составить на Копейкину доверенность, позволившую последней самостоятельно распоряжаться комнатой. Андреева, по ее словам, находилась в этот момент «в ступоре», чуя неладное. Нотариус ей сказала, что если она не доверяет риелторам, то может заключить с ними договор — после чего куда-то вышла и доверенность все-таки была составлена. Потом Копейкина упрекнула Андрееву в недоверии — мол, «я аж себя черным риелтором почувствовала». Удивительное дело.

Над определением «черные риелторы» Раков и Копейкина, беседуя перед заседанием суда, удивленно посмеивались. Я лично никому не желаю зла, но в настоящий момент этим людям как-то не к лицу много улыбаться. Впрочем, до приговора суда еще далеко, будут ли они признаны мошенниками, покажет время. «ГЧ» будет следить за ходом судебного разбирательства.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика