«Платон» дублирует уже установленные на грузовиках приборы, заставляя дважды платить за одно и то же

C 17 ноября в России действует система «Платон», которая должна отслеживать путь дальнобойщика и взимать с него за это деньги согласно тарифу. Стоимость проезда по федеральным дорогам была установлена в 1,53 руб. за 1 км пути; с 1 марта 2016 года — 3,06 руб. за 1 км пути. Штраф в случае неоплаченного проезда — 40 тыс. руб. для индивидуального предпринимателя и 450 тыс. руб. для компании. В случае рецидива это — 50 тыс. руб. и 1 млн руб.

Здесь будет нелишне напомнить, что абсолютное большинство российских дальнобойщиков — частники, и 40—60 тыс. руб. — это нередко их месячный доход.

Работает система «Платон» так: сначала надо зарегистрироваться, отправив сканы всех соответствующих документов (ИНН, свидетельство о регистрации ИЧП, паспорт, техпаспорт) и обзавестись банковским счетом. Потом — оплачивать поездки. Делать это можно либо с помощью установленного в машине трекера, который отслеживает путь водителя через ГЛОНАСС и автоматически списывает деньги со счета, либо с помощью маршрутной карты, которую нужно получить, зайдя на сайт и оплатив маршрут, который водителю предложит система.

Все в этой истории невероятно.

Первое невероятное в ней то, что Российское государство отдало налоги на откуп. Во всем мире налоги собирает государство. На откуп частникам налоги отдавались довольно давно — в Римской империи или во Франции при Людовике XIV.

Но именно это произошло с налогом на дальнобойщиков. Его взимает частная компания «РТ-инвест Транспортные системы», которая на 50% принадлежит сыну Ротенберга, экс-тренеру Путина по дзюдо.

История о том, как «РТ-инвест» получила дальнобойщиков на откуп — это отдельная песня. Сначала заявили, что разработка системы взимания денег с дальнобойщиков — вопрос национальной безопасности. Разработку без конкурса отдали «РТ-инвесту». А потом половину «РТ-инвест» продали сыну Ротенберга.

Тут, заметим, абсурдна сама постановка вопроса. С какой стороны разработка программ и оборудования для взимания налога связана с деятельностью по его взиманию? Налоги всегда взимает государство. Правильно ли я понимаю, что если компания г-на Ротенберга разработает (естественно, без конкурса, в целях нацбезопасности) программное обеспечения по расчету налога на прибыль, она будет также взимать налог на прибыль? Из расчета три четверти государству, остальное — Ротенбергу?

Второе невероятное обстоятельство заключается в том, что два года назад всех российских водителей заставили установить на грузовиках тахографы. Тахограф делает ровно то же, что должен делать «Платон». Он отслеживает машину с помощью ГЛОНАСС. Установка тахографов была совершенно бессовестная операция по стрижке дальнобойщиков. Дело в том, что по соображениям национальной безопасности, бла-бла-бла, тахографы, конечно, должны быть отечественные.

В результате тахограф сейчас с установкой стоит 50 тысяч рублей. Недавно я покупала нормальный навигатор, он обошелся мне в 5 тысяч рублей. Обязанности навигатора тахограф, кстати, не выполняет. Он выполняет только одну обязанность: обеспечивает в административном порядке спрос на ГЛОНАСС.

При этом, естественно, очередной побор, ибо тахограф — это побор и позор, сопровождался массой дополнительных административных унижений. К примеру, сейчас в России нельзя нанять водителя на работу без персональной карты водителя тахографа. Дело не в том, что эта карта стоит 2—3,5 тысячи рублей, а в том, что  подать пакет документов, ходатайство от работодателя и прочее нужно в одну из фирмочек, которая работает с тахографами, — это большой бизнес сейчас по всей России.

После этого водитель и его наниматель ждут от трех до пяти недель — все карты делает одна уполномоченная государством контора в Москве. Карточка действительна только на несколько лет. И только для тахографа данного образца: то есть на грузовик с другим тахографом водитель пересесть не может.

Это классический пример того, что можно назвать коррупционным демультипликатором: наше государство даже не может содрать с водителя 50 тысяч рублей, не причинив ему и экономике ущерб в несколько раз больше.

А теперь вопрос на засыпку: в России есть тахографы. Их заставили поставить на все, что весит больше 3,5 тонны и имеет более 8 посадочных мест. Ради них забрали по 50 тысяч рублей у трудяг, которые зарабатывают в месяц по 50 тысяч рублей, и еще заставили их месяц-другой не работать в ожидании карточки, которую изготавливает важная контора в Москве.

Так почему же не использовать эти тахографы в качестве датчиков «Платона»? Почему же не разработать элементарную программу, чтобы «Платон» следил за грузовиками через тахографы, а водители могли — раз в месяц или полгода — по итогам их показаний оплатить налог в любом терминале?

Но и это еще не все. Чтобы пользоваться «Платоном», надо или установить дополнительный трекер (не тахограф, но выполняет ровно те же функции, что тахограф). Среди шоферов, с которыми я поговорила, трекера этого никто не видел. Сколько он будет стоить и когда его можно будет добыть — неизвестно.

При отсутствии трекера разработчики чудо-программы «Платон» (все ради национальной безопасности) предлагают оплачивать маршрутную картуо.

Дальше начинаются чудеса. При регистрации система виснет. Но когда и если все-таки «отвисает», то не только списывает деньги, но и выдает маршрут. Маршруты программа, по жалобам дальнобойщиков, берет с потолка и запросто может отправить круголями — на 200—300 км длиннее. Скорее всего, программа просто плохо написана.

Но шаг вправо — шаг влево считается побегом: проезд по другому маршруту влечет за собой штраф в 40 тысяч рублей.

Это как если бы обладатели газовых колонок, прежде чем помыть руки или сварить яйцо, обязаны зайти на сайт, оплатить включение газовой колонки и указать, для чего они ее будут включать: за варку яйца — один прайс, а за мытье рук в ванной — другой, а если человек передумал и решил еще и голову вымыть, то извините: горячую воду выключат — и штраф.

Согласитесь, ситуация абсурдная: проще пользоваться газовой колонкой, а потом оплачивать показания счетчика. Вопрос: как же разработчики в-целях-национальной-безопасности «Платона» не додумались это учесть? Каким местом они думали? Учитывая, что газовая колонка, то есть тахограф, десятикратно переоцененная, уже на грузовике стоит?

Ну и закончим вишенкой на торте. Знаете, сколько этот «Платон» принесет компании Ротенберга? 10 млрд руб. в год — по нынешним временам меньше 150 млн долларов.

Мы же с вами понимаем, что для Ротенбергов это смешные деньги. Семечки. И ради этих семечек поставили на уши несколько сот тысяч российских дальнобойщиков.

Дальнобойщики — это идеальный рынок. Львиная доля дальнобойщиков в России — частники. Люди, которые пашут, как звери. Которые работают сами. У государства ничего не просят.

Кризис ударил по ним со страшной силой. В некоторых случаях тарифы на перевозку упали в 3 раза — с 36 руб. за 1 км до 11—12 руб. за 1 км. Сначала были тахографы, потом кризис, потом — система «Платон». Система «Платон» сломала спину верблюда. В Тюмени, например, 70% фур сейчас стоят. Забастовка.

Во многих регионах собираются идти на Москву, и я должна сказать, что если это произойдет, это будет первая в моей жизни пробка, в которой я буду стоять без раздражения. И гордиться моим народом. Потому что есть пределы всему.

Нельзя отдавать налоги на откуп.

Нельзя откупщикам писать такие программы, которые не работают.

Нельзя во время кризиса брать с работяги и за тахограф, и за «Платон», и штрафовать его на 40 тысяч за то, что умельцы из ради-национальной-безопаности слепили на коленке такую программу, которая путает Пермь с Тюменью.

А г-ну Ротенбергу я советую переименовать систему «Платон» в «Новочеркасск». Ну помните, был такой город, в котором одновременно по просьбе трудящихся урезали расценки на заводе и подняли цены на продовольствие.

Хотя одна заслуга у системы «Платон» есть. Российские дальнобойщики — это не люмпен, который хлещет пивасик у телевизора. Это несколько сот тысяч людей, которым каждый рубль достается дорогой ценой. И каждый раз, когда человека облагают налогом с кровно заработанного им рубля, человек очень внимательно смотрит, куда этот налог идет.

Сейчас каждый российский дальнобойщик знает, что этот рубль идет откупщику. Частной компании сына товарища Ротенберга («бывшего спарринг-партнера президента по дзюдо»).

И еще (спасибо депутату Евгению Федорову!) каждый российский дальнобойщик услышал, что если он пытается против этого протестовать — то он «пятая колонна»…

P.S. Тем временем стало известно, что 8 миллиардов рублей, которые «РТ-Инвест» потеряет из-за снижения тарифа под влиянием протестов, будут компенсированы из федерального бюджета.

Источник: "Новая газета"
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика