Путеводная еда

На смену бедности и голоду пришла другая напасть — скрытый голод. Оказывается, лапша быстрого приготовления, пельмени и сладкая газировка — не только причина болезней, но и ловушка для экономического роста, в которую попадают и довольно богатые страны.

Почти каждый второй человек на планете голодает. Причем непосредственно от отсутствия пищи страдают только 900 млн, а остальные 2 млрд от скрытого голода — недостатка витаминов и минералов. В этом плане зажиточный американец, сидящий на гамбургерах и пицце, мало отличается от индийца, питающегося рисом и кукурузой, или русского, уминающего колбасу да макароны с майонезом,— все они одинаково голодные. От болезней и снижения производительности, к которым приводит скрытый голод, мировая экономика, по данным Всемирного банка, теряет почти 5%, или $4 трлн ежегодно.

Борьба с бедностью

За последние 25 лет количество бедных и голодных в мире сократилось на 1 млрд человек — феноменальный результат, если учесть, что население Земли за это время выросло на 2 млрд. Благодарить за это надо не только активную помощь ООН странам Азии и Африки, но и бурный экономический рост в таких густонаселенных государствах, как Индия и Китай. Об этом говорится в докладе ООН "Цели развития тысячелетия", представленном недавно в Нью-Йорке.

Правда, повторить этот успех, признаются в IFAD (Международном фонде сельскохозяйственного развития ООН), будет непросто. Во-первых, в Китае заканчивается период индустриализации, и рост постепенно затухает. Во-вторых, население в мире к 2050 году должно вырасти до 9-10 млрд человек. По данным IFAD, сегодня около 80% населения развивающихся стран (а это 1,4 млрд человек) живет за порогом бедности — менее чем на $1,25 в день. Все они жители деревень, и едва ли они смогут перебраться в город. Чтобы прокормиться, они должны увеличить производство еды на 70% в ближайшие 35 лет и за счет этого вытащить себя из бедности.

Впрочем, статистика FAO (Продовольственной организации ООН) показывает, что в мире производится достаточно еды, чтобы накормить 10 млрд человек, то есть не только нынешнее, но и будущее население Земли. Но голодных меньше не становится. "Это связано с низкой производительностью и большими потерями еды,— говорит президент IFAD Канайо Нванзе.— Из-за плохого хранения и транспортировки в мире гниет и выбрасывается около 40% еды. К тому же мелкие фермеры в бедных сельских районах Азии и Африки не имеют доступа к рынкам, инфраструктуре и хорошей земле".

В ООН, кажется, больше не видят смысла адресно поддерживать бедных. Против такого подхода долгое время выступал и нобелевский лауреат по экономике 2015 года Ангус Дитон: вместо отправки еды нужно создавать условия, чтобы бедняки могли выращивать и продавать ее самостоятельно. Вместо поставки одежды лучше построить швейную фабрику.

За время своей работы IFAD инвестировал $16,6 млрд, оказав помощь 445 млн фермеров. Например, благодаря кооперации фермеров в Руанде чай из этой страны стал впервые поставляться на экспорт. В Молдавии IFAD в сотрудничестве с местными банками организовал льготные кредиты от $5 тыс. до $150 тыс. А в Киргизии и Таджикистане агентство облегчило доступ фермеров к пастбищам и помогло увеличить производство молока.

Пока экономисты думали, что спасти бедных от голода можно только с помощью гуманитарных грузов, они обнаружили другую проблему: буханка хлеба, конечно, не даст человеку умереть прямо сегодня, но отсутствие ряда витаминов в пище все равно добьет его через какое-то время. Следовательно, реальные масштабы голода гораздо больше и касаются не только бедных стран, но и развитых.

Реальные потери

Считается, что голод и бедность — это то, с чем отдельно бороться не нужно: с ростом экономики такие проблемы решаются сами собой. Впрочем, последние исследования Гарвардского университета показали, что экономический рост не снижает количество недоедающих пропорционально. Так, с 1990 по 2010 год доходы на душу населения в Индии выросли в четыре раза, тогда как доля детей с признаками худобы и недоедания сократилась только на 25%. При этом в соседнем Бангладеш, который беднее Индии, число таких детей уменьшилось на 30%, несмотря на более слабый экономический рост. А в Египте, где сельское хозяйство пережило в 1990-е настоящий бум, количество людей, страдающих от плохого питания, наоборот, выросло.

Получается, что во время бурного экономического роста негативное влияние плохого питания не чувствуется, а как только экономика "остывает", эти проблемы вылезают наружу и мешают дальнейшему развитию. Яркий пример — Мексика. В этой стране доля людей, страдающих ожирением, уже больше, чем в США, хотя, казалось бы, Мексика гораздо беднее. Объясняется это в том числе и тем, что организм, который в детстве голодал, имеет свойство добывать и накапливать жиры из любой пищи. Как только в Мексике выросли доходы, людей сразу разнесло.

После длительного воздержания мексиканцы стали еще и налегать на газировку, прямо как мы в 1990-е. Они выпивают ее около 160 литров на душу населения в год, что на 40% больше, чем в США. Власти даже начали ограничивать объем бутылок (запрещают продавать двухлитровые и полуторалитровые), а в 2013 году и вовсе ввели акцизы и налог с продаж на весь "джанк фуд" — газировку, чипсы, печенье, сладости, мороженое.

Все это создает демографические проблемы для страны: сокращение продолжительности жизни, увеличение расходов на медицинские услуги, снижение производительности труда.

"В России одна из причин низкой продолжительности жизни может быть связана как раз с тем, что военное и послевоенное поколение голодало,— рассказывает директор Центра анализа доходов и уровня жизни НИУ-ВШЭ Лилия Овчарова.— Когда они уйдут, возможно, ситуация выправится".

По оценкам Всемирного банка, потери мировой экономики от заболеваний, связанных с недостатком цинка, йода, витамина А и железа, доходят до 5% ВВП. В Индии — это 1%, в Афганистане — 2%, а Пакистане — 4%. Некоторые исследователи оценивают мировые потери от недоедания или ожирения даже в 12% ВВП.

В России, признается Овчарова, статистически такую проблему никто не наблюдал. В России 23 млн человек живут на доходы, которые ниже прожиточного минимума. Это около $13 в день, тогда как признанная в мире черта бедности составляет $1,25. "Самый минимум — это где-то 5 тыс. руб. в месяц,— говорит она.— Но у нас в стране нет системной поддержки малоимущих по доходу. То есть государство не следит за тем, чтобы дети в таких семьях получали, например, сбалансированный набор продуктов. Помогают льготным категориям, с жильем, но подобной программы нет. Поэтому сказать точно, сколько в России людей голодает или плохо питается, довольно сложно".

По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), в России ежегодно от сердечно-сосудистых заболеваний умирают 1,4 млн человек. Это население крупного региона. По этому показателю мы опередили недавно даже Румынию и заняли первое место в мире. По мнению медиков, на 90% причина этих болезней — плохое питание.

Еда — это инвестиция

Большинство людей воспринимает еду как инструмент утоления голода, не более того. Или же как источник удовольствия. Но мало кто думает о еде как об инвестиции. Хотя, по мнению экономистов, это инвестиция с самой большой известной науке отдачей.

Вроде все просто. Чем хуже, менее сбалансированно человек питается, тем меньше у него сил остается для работы, тем хуже он соображает, дольше восстанавливается и меньше зарабатывает. В более старшем возрасте его догоняют болезни, и он вынужден значительную часть дохода тратить на лечение, раньше умирает. Некоторые ученые считают, что бедняки могут попадать в эдакую "ловушку питания" (nutrition-based poverty trap): когда человек очень бедный, у него хватает денег только на то, чтобы купить себе еды, достаточной для того, чтобы не умереть с голоду. Обычно нижний порог для взрослого — это 750 калорий в день. Это не позволяет ему полноценно работать, его доход снижается, и он становится еще беднее. А богатый, соответственно, богаче.

Правда, Абхиджит Банерджи и Эстер Дюфло, экономисты из MIT (Массачусетского технологического института, США), авторы книги "Экономика бедных", подвергают сомнению существование такой ловушки. По их мнению, те же индийцы, если бы еда действительно приводила к росту доходов, делали бы все возможное, чтобы лучше питаться. Но они этого не делают. Более того, когда их доходы по какой-то причине вырастают, они не покупают больше фруктов, а идут в супермаркет за шоколадным батончиком или телевизором. "Как же! — сказал в интервью экономистам один из них.— Телевизор гораздо важнее еды!" Хотя, питаясь лучше, он смог бы заработать на два телевизора.

То есть либо ловушки не существует, либо бедные ведут себя иррационально, решили исследователи. Ответ, скорее всего, где-то посередине. Дело в том, что краткосрочно издержки правильного питания выше (в первую очередь эмоциональные — нечем себя порадовать, снять стресс, а также экономические — приходится экономить на товарах, которые приносят удовольствие здесь и сейчас), а в долгосрочном, наоборот, стремятся к нулю. Если человека за пятьдесят спросить, что бы он выбрал — пить витамины и есть правильно, либо 200 тыс. руб. на операцию, он бы согласился на первое, но, как правило, уже поздно.

"Фокус у людей смещается из-за того, что организм имеет долгую адаптацию,— говорит Светлана Дрожжинова, консультант по питанию, основатель проекта "Школа похудения".— Пройдет пять, десять, а то и пятнадцать лет, прежде чем произойдут какие-то видимые изменения". "Мне кажется, что бедность воспроизводится из-за плохого доступа к образованию,— считает Овчарова.— Плохое питание начинает сказываться скорее во второй половине жизни, если речь не идет о голодании в смысле недостатка калорий".

Ловушка бедности начинает работать, если ребенок недополучает витамины в первую тысячу дней своей жизни, начиная от зачатия. Это приводит к тому, что уже с рождения этот человек будет иметь более слабые умственные способности и хуже иммунитет. Причем исправить это довольно просто: каждый доллар, потраченный на пропаганду кормления грудью в индийских больницах, дает возврат на инвестиции в $5-67. А каждый доллар, вложенный в снабжение беременных женщин витаминами и пищей, богатой железом, дает $6-14. "Правда, многие из них сами сопротивляются,— говорит Овчарова.— Религиозные предрассудки не позволяют индусам есть красное мясо,— а большинство из них вегетарианцы по вере,— которое как раз богато железом".

Впрочем, витамины стоят недорого, как и правильное питание. "Это довольно устоявшийся миф, что сбалансированная диета — дорогое удовольствие и удел богатых,— говорит Дрожжинова.— У меня есть клиенты с большим доходом, которые питаются колбасой и жирными продуктами. Либо они ходят в рестораны и кафе, где пища очень далека от идеалов питания". По ее мнению, сбалансированная еда должна состоять на 40% из цельных овощей и фруктов, которые подверглись наименьшей обработке, термической или механической, по пути от грядки до стола. Это касается и круп — они должны быть менее шлифованными. "В бедных регионах Непала и Индии люди едят в основном белый рис,— объясняет эксперт.— Он питательный, быстро варится, быстро усваивается. Но это бедная пища — она лишена белка и клетчатки. Нешлифованный коричневый рис лучше, но он менее вкусный, дольше варится. В Африке люди, возможно, едят по калориям не меньше, чем в США, но еда там очень однообразная".

Как ни странно, но сегодня коричневый рис в Азии стоит дороже белого, хотя проходит меньше этапов обработки. Исторически, правда, белый рис был уделом богатых. Китайские или индийские крестьяне шлифовали его самостоятельно на довольно примитивных станках. Поэтому они ели в основном слабо обработанный рис, в котором сохранялось много витаминов. Теперь, когда рис стал промышленным продуктом, цены на него упали, коричневый сорт стал никому не нужен, а в цехах из него выпаривают все полезное, что в нем содержится. Кстати, примерно, та же история произошла и в России с хлебом.

Другой пример — полуфабрикаты: они беднее и стоят дороже. Например, если взять овсяные хлопья, фрукты, орехи, семена, залить все это кефиром, то получатся мюсли, которые стоят дешевле, чем готовая упаковка в магазине. А к тому же производители добавляют туда много сахара, обжаривают их в масле, чтобы вызвать привычку потреблять вкусный продукт. "Рафинированная пища пустая, потому что там содержатся быстрые углеводы,— говорит Дрожжинова.— Вы съедаете белый хлеб, получаете калории, но через час-другой снова хотите есть. У вас постоянные всплески аппетита, вы идете в кафе и покупаете пончик. Все это обходится гораздо дороже. Недостаток воды приводит к тому, что вам нужно больше времени, чтобы выспаться, а это напрямую влияет на производительность. Наконец, в последнее время популярен спор о том, есть мясо или нет. Дело не в этом, а в том, едите ли вы что-то еще, кроме мяса, те же овощи и фрукты. И какие. Если пережаренные, превращенные в пыль, растворенные в соках или смузи, то это бесполезная пища".

Так что если плошка риса в день и позволяет китайскому рабочему целый день трудиться на стройке, вряд ли она поможет ему вырваться из бедности и заняться более интеллектуальным трудом. "Русская диета" — из колбасы, пельменей и макарон с майонезом, сдобренных газировкой послаще, тоже сомнительный путь к личному успеху и экономическому росту.

Источник: Коммерсантъ
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика