Вологодчина приютила беженцев из объятого войной Йемена

 

«О моей жизни можно сериалы снимать», - улыбается Татьяна Аль-Ахмади, которая больше 20 лет летала по всему миру стюардессой Йеменских авиалиний, а сейчас сидит у русской печки в деревушке Высоково Шекснинского района. К беседе то и дело подключается ее сын Мажд, гражданин Республики Йемен, а на кровати у окна дремлет ее 83-летний отец Василий Васильевич Порохов, гражданин России.
«Господи, куда я попала!»
- Когда мы уже улетели в Россию, в дом одного из членов правительства Йемена, который сейчас находится в оппозиции, попала ракета, - рассказывает Мажд. - А это здание расположено на расстоянии меньше 100 метров от нашего дома...
…Выпускница Киевского государственного университета имени Шевченко (факультет полупровод­никовой микроэлектроники) Тать­яна Порохова оказалась в Йемене после того, как вышла замуж за араба, который учился на факультете международного права. 
- Родину мужа я представляла себе как в арабской сказке, - вспоминает Татьяна. - Но когда мы первый раз прилетели туда, а семья суп­руга жила в столице - городе Сане, невольно подумала: «Господи, куда я попала!» Это одна из самых консервативных арабских стран, все обычаи базируются на нормах шариата и вековых традициях. Только представьте: местные мужчины ходят с джамбией (кривым широким кинжалом) на поясах, а женщины все в парандже, из-под которой только одни глаза видны. Правда, по сравнению с Саудовской Аравией, Йемен более либерален. Например, в Саудовской Аравии женщина вообще не имеет права появляться на улице без сопровождения мужчины, который за нее отвечает. В Йемене такого нет. Но и там консервативные нравы. К счастью, у мужа все родные - люди образованные, поэтому серьезных ограничений не было. 
Татьяна родила двух мальчиков - Али и Мажда. Муж работал прокурором. Вроде бы живи да радуйся, но...
- Со временем супруг стал выпивать, денег не давал, я с ребенком сижу дома, а он пропадает у друзей, - вздыхает женщина. - Сказка, а вместе с ней и любовь, закончилась.
22 года под облаками
После развода Татьяна устроилась стюардессой на «Йеменские авиалинии», поскольку отлично знает английский язык. 
- Поначалу было тяжело, - говорит она. - Приходилось штудировать толстенные учебники на английском - по сервису, по безопасности. Но ничего, справилась.
Стюардессой, а затем старшей стюардессой, она отработала 22 года. За это время где только ни побывала - Париж, Лондон, Франкфурт, Ларнака, Каир... 
По словам Татьяны, были случаи, когда самолеты их авиакомпании пытались угнать, но самой ей участницей таких историй быть не приходилось:
- А еще, бывало, какие-то пассажиры начинали скандалить, - вспоминает женщина. - Я подхожу, вежливо спрашиваю пассажиров по-английски - какие, дескать, у вас проблемы? А они мне на арабском: «Я по-английски не разговариваю». Хорошо. Спокойно перехожу на арабский: «Какие у вас проб­лемы с моими стюардессами?» У них челюсть отваливается, и сразу начинают себя хорошо вести.
Обоих сыновей наша героиня выучила в Америке на пилотов гражданской авиации. Купила две квартиры в Йемене - в Сане и Адене, на побережье Аденского залива. Но жить там сейчас нельзя - вой­на…
Под обстрелами и бомбежками
Первым серьезным предупреж­дением об обострении ситуации стало то, что банки принялись вывозить на самолетах валюту в Саудовскую Аравию. Как стюардесса, Татьяна знала об этом точно. Кроме того, американцы заранее вывезли из Саны всех своих граждан и сотрудников различных организаций.
- Если говорить официальным языком, то сейчас Саудовская Аравия помогает легитимному правительству Йемена и президенту страны, который к ним и сбежал, - присоединяется к разговору Мажд. - А по сути, самолеты коалиции, куда входят еще и Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Катар, Судан, бомбят Сану - базы военных и полиции, здания министерств, магазины... 
- Раньше в Йемене не существовало такого понятия, как шииты, сунниты. В Адене были и католическая церковь, и еврейская синагога. Как в СССР, все жили мирно и работали, - вздыхает Татьяна. - А сейчас мечети взрывают. И «исламское государство», говорят, в Йемен тоже пришло.
К апрелю этого года, когда обстрелы и бомбежки в Йемене стали уже привычными, Татьяне приш­лось оставить работу стюардессы. Со вторым мужем жизнь тоже не сложилась. 
- Отец в ту зиму жил у меня, я его забрала к себе, когда мама умерла, - рассказывает Татьяна. - Когда стали бомбить, я поняла, что оставаться здесь опасно. Позвонила в российское посольство и записалась на вылет самолетом МЧС. 
В назначенный день приехали с отцом в аэропорт, который был уже основательно разбомблен, сутки ждали вылета - саудовцы все не давали разрешения. С собой увезли лишь самое необходимое.
«Пойду хоть дояркой»
- Когда папа жил в Йемене, он часто скучал по Вологодчине и постоянно ездил к родным в Шекс­нинский район, - продолжает рассказ Татьяна. - Вот я и купила ему дом в деревне Высоково Сиземского поселения. 
Вологодчина встретила беженцев в начале апреля снегом и холодом. Кое-как переночевав в промерзшей избе, утром они принялись хлопотать по хозяйству. Через три недели к ним прилетел младший Мажд, а старший сын Али уехал в Европу.
- Откровенно говоря, я не подозревала, что застряну здесь надолго, - признается Татьяна. - Думала, проведу в деревне лето, война закончится, и вернусь в Йемен. Но жизнь показывает, что войну пока не собираются прекращать. У нас есть еще двухкомнатная квартира в Луганской области, но там тогда тоже шли боевые действия, и мы не рискнули туда ехать.
Татьяна получила разрешение на временное проживание в России. Сейчас она учится в автошколе в Шексне. 
- Я готова работать на любой должности, хотя имею высшее образование и прекрасно владею английским, - говорит беженка из Йемена. - Если будут вакансии, пойду хоть учителем английского языка, хоть дояркой - лишь бы взяли.
Что касается Мажда, то он мечтает о работе в небе. 
- Я могу летать на тех типах самолетов, которые есть у авиакомпании «Северсталь»,  - рассказывает он. - В Йемене я был вторым пилотом. У меня 2500 часов летного времени.
Сложность в том, что у Мажда гражданство Республики Йемен. Ему уже предоставили временное убежище в России, и, возможно, бюрократические препоны удастся преодолеть. 
А пока бывшая стюардесса и ее сын-летчик привыкают к деревенской жизни: выращивают картофель и овощи, завели овец, кур. Летом и в сентябре Татьяна каждый день бегала в лес, собирала грибы, ягоды, делала запасы на зиму...
- По жизни я оптимистка, хотя порой на душе тяжело, - говорит Тать­яна. - Понимаете, Йемен уничтожают, бомбят, там гибнут люди. На юго-востоке Украины тоже напряженная обстановка. А это места, с которыми связана наша жизнь и судьба. Но жить дальше как-то надо. Главное - есть крыша над головой, родные люди рядом. А появится работа - вообще все будет хорошо.

Ситуация в Йемене сильно обострилась в августе 2014 года. Боевое крыло военизированной группировки «Ансар Аллах», выступающей против официального правительства страны, захватило столицу Сану. Президент страны перебрался в Аден, а в марте, когда мятежники вошли в этот город, покинул Йемен. С 26 марта по его просьбе Саудовская Аравия при поддержке ВВС Бахрейна, Катара, Кувейта и ОАЭ проводит военно-воздушную операцию против хоуситов. К коалиции присоединились Египет, Иордания, Марокко и Судан.
Автор: Андрей ИВАНОВ
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика