Приметы кризиса

Журналисты «Премьера» опросили представителей различных профессий, чтобы понять, как кризис изменил нашу жизнь.

Слово «кризис» вертится на языке каждого третьего вологжанина. Так или иначе, но события последнего года, связанные с обвалом рубля, задели практически каждую семью.

Кто-то меньше стал тратить на продукты, кто-то сэкономил на отдыхе, кто-то отложил покупку квартиры до лучших времен…

Статистические данные только подтверждают картину. Доля прибыльных предприятий в сфере строительства (по данным Вологдастата) за последний год упала на 13%, транспортных предприятий — на 4,8%. Почти на 10% упал импорт и экспорт в области.

Безработными официально сегодня признаны около 9 тысяч человек. Рекламные организации отмечают сокращение объема продаж по сравнению с предыдущим годом почти на 20%.

Только за 1 квартал 2015 года цены подскочили почти на 10% и в течение года медленно продолжали расти. Особенно специалисты отмечают рост цен на продовольственные товары.

Цифры цифрами, но за ними всегда стоят конкретные люди. Как они тянут лямку кризиса, не ответят ни одни статистические данные. Поэтому журналисты «Премьера» опросили представителей различных профессий, чтобы понять, изменилась ли жизнь и настроения вологжан в связи с непростой экономической ситуацией.

Олег, индивидуальный предприниматель, владелец отделов женской и детской одежды:

— Заметно падение спроса. Обычно распродажа летней коллекции проходила неделю, максимум две. Сейчас мы еще до сих пор не можем распродать остатки. Люди, даже при значительных скидках, не покупают то, что им сможет пригодиться только следующим летом. То, что кризис есть, было понятно давно, поэтому мы в своем отделе постарались перераспределить осенние заказы в сторону более дешевых коллекций, чтобы соответствовать уровню покупательского спроса. К сожалению, цена на ткани и фурнитуру значительно возросла, поэтому закупочные цены у нас тоже выросли. От ряда дорогих поставщиков было принято решение отказаться. На детские товары спрос падает меньше, потому что дети растут, и перед началом учебного года родители все равно заново собирали их в школу и детский сад. Однако заметна тенденция — одни брюки вместо двух, две рубашечки вместо трех и так далее. И мы тоже сделали перераспределение заказа в сторону более дешевого сегмента рынка. В целом объем продаж упал не очень значительно, но работать для сохранения этого уровня приходится в два раза больше.

Ольга, косметолог:

— Клиентов меньше не стало, но увеличился срок между посещениями. Женщины экономят на процедурах, делая их реже. Пришлось перейти на более дешевые препараты. Часть средств я вынуждена была заменить препаратами корейского производства. По качеству они не уступают европейским. По-прежнему отказываюсь от препаратов производства России. Вопрос об импортозамещении не раз поднимался на профессиональных семинарах, и мои коллеги со мной согласны. Пока качество продукции отечественных производителей нас не устраивает.

Андрей, музыкант:

— Частных заказов на корпоративы практически не стало. А когда они и бывают, вижу, что праздник проходит практически в пустом ресторане. Если это прибавить к тому, что у многих музыкантов и преподавателей музыки уменьшаются зарплаты в учреждениях, в которых они работают, картина вырисовывается печальная. Насколько я знаю, многие мои коллеги выезжают работать за границу, потому что там наши услуги считаются очень недорогими. Большинство иностранных коллег меньше чем за 500 евро с дивана не встанут, а у нас средняя стоимость работы в течение часа — 2-3 тысячи рублей.

Сергей, водитель фуры:

— Всю свою жизнь работаю водителем. На жизнь всегда хватало. Езжу в дальние командировки по всей России, вожу бытовую технику. Кризис сейчас очень чувствуется. До Нового года я почти не ночевал дома: все скупали телевизоры, холодильники, и мы возили их туда-сюда без отдыха. Как только закончился этот бум, командировок у меня почти нет. Зарплата упала с 30 тысяч рублей до 15. А семью надо кормить, у меня двое детей. Понятно, у людей денег на бытовую технику нет, да еще и накупились все до Нового года под завязку.

Иван, сотрудник рекламного агентства:

— Нам приходится работать в два раза больше, чтобы не снижать уровень доходов.

Александр Иванович, рабочий:

— У меня множество рабочих специальностей — крановщик, токарь, монтажник, плотник. До кризиса всегда удавалось найти работу. Пусть платили не очень много, пусть обмануть могли — нас, работяг, часто обманывают — но все же работа была. Теперь хожу по разным агентствам, по конторам, пилорамам, складам — везде одно и то же. Просят: «Заполните анкету». Заполняешь, говорят: «Мы вам перезвоним». И не перезванивают. В июле устроился на пилораму на 15 тысяч рублей. Спрашиваю у мужиков: «Зарплату получали?» Они: «Да мы тут и месяца еще не отработали!» Оказалось, набирают людей, типа на испытательный срок, а через месяц увольняют, и зарплаты не дождешься. Ушел, конечно, оттуда. С трудом нашел работу в августе на месяц на рыбный склад. Взяли грузчиком. Заработал 10 тысяч, и вот сентябрь опять сидел без работы. Снова пороги обиваю да анкеты заполняю.

Оксана, продавец алкоотдела:

— Покупатели остались прежними, и ничего в общем-то не изменилось, а единичные случаи незаметны. Сначала возмущаются ростом цен, а потом берут все то же самое, что брали до кризиса.

Алена, владелец магазина косметики и галантереи:

— Если зарплаты сотрудникам еще удается сохранять на должном уровне, то наши доходы сокращаются. Основных причин две: снижение покупательской способности и рост закупочных цен.

Юрий, работник компании, специализирующейся на монтаже натяжных потолков:

— Не скажу, что наша работа как-то изменилась, иногда приходится работать до глубокой ночи, чтобы все успеть. Ну, может, люди стали искать варианты подешевле.

Елена Сергеевна, репетитор:

— Доходы не упали. Из-за ЕГЭ репетиторы востребованы. К тому же на нас положительно сказалось и введение в школах еще одного иностранного языка. В большинстве своем родители не могут помочь ребенку по этому предмету и вынуждены обращаться к нашим услугам.

Светлана, организатор детских праздников:

— Заказов меньше не стало, потому что люди даже в кризис не хотят экономить на ребенке. Но, увы, снизился средний чек. Если раньше он был около 3-5 тысяч рублей, то сейчас вологжане заказывают детский праздник либо на все деньги — на 10 тысяч рублей, либо экономно, на 2 тысячи рублей.

Игорь Петрович, руководитель строительной компании:

— В Вологде с нашим бизнесом делать нечего. Заказы приходится искать в других регионах. В основном это Москва и Подмосковье. Сейчас в офисе лежит много заказов на расчеты зданий, а когда они будут строиться — это вопрос.

Ирина, индивидуальный предприниматель, парикмахер:

— Мы уже начинаем ощущать падение спроса на свои услуги. Многие клиентки стали ходить стричься не раз в четыре недели, как раньше, а раз в пять-шесть недель. Некоторые теперь не приходят на краску, предпочитая краситься дома непрофессиональными красками, купленными в магазине. Они дешевле, и на услуги мастера деньги тратить не нужно. Уже несколько клиенток отказались от регулярных укладок, на которые ходили раз в неделю. Теперь укладываются сами, дома.

Конечно, пока падение потока не очень большое, но тенденция тревожная. Кроме того, многие постоянные клиентки говорят о том, что на работе объявили о сокращении, урезали премии. То есть общий фон тоже не радует.

Светлана Владимировна, председатель ТСЖ:

— С наступлением кризиса дисциплина платежей ухудшилась, но не до такой степени, чтобы ситуация стала катастрофой. Однако тут стоит заметить, что у нас люди в доме в основном обеспеченные, и практически нет тех, кто взял квартиру в ипотеку. Но накопились должники по графе «капремонт».

Мы не платим в Фонд капремонта, у дома открыт свой спецсчет. И многие жильцы за последнее время не заплатили. Обзванивали должников, большинство отвечают, что, мол, зарплату на работе задерживают, поэтому не можем заплатить. Это точно проявление кризиса.

Татьяна, владелец салона свадебных платьев:

— Если раньше клиентов интересовала фирма-производитель и последняя коллекция это или нет, сейчас всех интересует только цифра на чеке. Увы, средний чек, как и везде, резко снизился.

Александр, директор компании по наружной рекламе:

— Я не ощущаю кризиса, так было и в предыдущие его волны. В отрасли «наружки» в целом проблем нет — вывески нужны всем и всегда. Впрочем, так не у всех коллег по отрасли: у одних нет ни особых спадов, ни роста, а у других количество заказов резко сократилось. А что касается наружной рекламы, то люди в неё всегда вкладываются, если видят застой в своём бизнесе. Единственное, что в кризис некоторые клиенты просят сделать многое подешевле, но это не является особенностью нынешнего года, так было всегда.

Никита, риэлтор:

— На рынке недвижимости сейчас больше предложений по продаже квартир, чем желающих их купить. Люди боятся оформлять ипотеку, потому что есть страх потерять работу. Конечно, кое-какие сделки еще мы проводим и не уходим из профессии. Но, говорят, года два надо еще потерпеть…

Ирина Вадимовна, частный детский сад:

— Жаловаться не на что, да и некогда. У нас — наплыв детей. Мамочки спешат выйти на работу, чтобы не потерять свое место, деток отдают к нам. Если раньше мы брали 9 малышей, то сейчас — 15. Пришлось даже нанимать помощников. Людей не смущает даже то, что мы на 2 — 3 тысячи подняли стоимость месячного посещения ребенком частного садика.

Вадим, таксист:

— Кризис сказывается на затратах в такси. Заказов меньше не стало, но расходы возросли. В течение последних трех лет тариф на перевозки не менялся, несмотря на подорожавшие бензин и запчасти. Причем существенно, ведь запчасти зависят от курса евро и доллара.

Зато людей, которые идут работать в такси, стало больше. Замечаю, что в последнее время появляются среди таксистов сокращенные работники силовых структур УФСИН, УВД… Конкуренция растет. Зарплата падает.

Михаил, владелец частной медклиники:

— Число пациентов у нас в этом году сократилось. Сегодня мы работаем или по профилю обследования на редком медицинском оборудовании, которого больше ни у кого нет, или с пациентами с хроническими заболеваниями, которых наблюдаем уже много лет, или с теми, кто просто не может попасть на прием в районную поликлинику. Люди, отчаявшись попасть на прием к специалисту в поликлинике, приходят к нам.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика