Как деньги раздавили детей

Программу "Особое мнение" ведёт Игорь Гмыза.

В России полным ходом идёт очередная реформа образования. На этот раз речь идёт о дополнительном образовании. И в первую очередь она коснётся всевозможных кружков, секций, творческих и спортивных школ. У этой реформы есть как сторонники, так и противники. Так станет ли в результате дополнительное образование качественнее и лучше или же всё будет наоборот?

Гость в студии – академик Международной академии наук Андрей Всеволодович Курбатов.

В советское время, а мы часто сейчас вспоминаем его в связи с реформой допобразования, когда было много кружков при Дворцах пионеров, школах и т.д., у дополнительного образования было несколько задач. И главной из них было занять свободное время детей и подростков. Отсюда, соответственно, и была выстроена система кружков по интересам. Прошло много времени. Сегодня, на ваш взгляд, ситуация изменилась? Если да, то в чём?

А. Курбатов: Ситуация, конечно, изменилась качественно. Прежде всего, в том, что произошла утрата ответственности за реформы. В советское время всё-таки всё, что происходило в образовании, было зоной особой ответственности. По крайней мере, и до того, как умер Сталин, и после этого Центральный комитет партии довольно серьёзно контролировал дополнительное образование как область идеологического воспитания, поскольку это было главной задачей партии. Так считалось.

То есть, это были не просто занятия в свободное время, а ставилась задача получить идеологически подкованные кадры?

А. Курбатов: И идеологически подкованные, и развитые кадры. Вообще, дополнительное образование воспринималось как воспитание элиты. И здесь я бы обратил внимание на небольшой нонсенс с термином. В России есть вполне официальный термин "полное общее среднее образование". И при полном общем среднем образовании существует вдруг дополнительное образование. Попробуйте налить стакан полный воды и туда ещё что-то поместить! Получится лужа на столе. То есть, непонятно, а до чего оно дополнительное. Вопрос этот всегда стоял.

В советское время все прекрасно понимали, что общее полное среднее образование рассчитано на создание и воспитание "винтика". А вот для того, чтобы получить творческие кадры, чтобы подросток развил в себе творчество, ему надо было предоставить возможность заниматься где-то творчеством, ему надо было создать какую-то зону. Этой зоной и было дополнительное образование. И кадры для этого дополнительного образования готовились очень серьёзно.

И вот в чём отличие того, что сегодня происходит с дополнительным образованием? Невозможно было в советское время представить себе, что Дворец пионеров на Воробьёвых горах, а это был центр наиболее качественного дополнительного образования, будет подвергаться такой реорганизации, которой он сегодня подвергается.

Очень много шума вокруг этой истории. Я не буду её комментировать. Но закрываются очень многие серьёзные учреждения с кадрами, которые подготовлены в ведомстве культуры. Дополнительное образование – зона сложная. Есть дополнительное образование школьное (это кружки, секции и т.п.), и есть учреждения дополнительного образования, которые подчиняются ведомству культуры (например, школы искусств). И там работают профессионалы совершенно другого уровня.

В своё время, когда заканчивалась советская эпоха, нам удалось создать Центр непрерывного образования, где качественное дополнительное и общее среднее образование были интегрированы. Был такой центр образования "Кожухово 1804". Там было более 150 видов творчества. И преподавали профессионалы. То есть, дети получали и общее среднее образование, и высококачественное дополнительное образование. Изобразительное искусство преподавали члены Союза художников, которые имели свои выставки и действительно могли преподать основы мастерства на высоком уровне. Точно так же музыке учили преподаватели, которые закончили Консерваторию и могли дать основы музыкального искусства на высоком уровне.

А вот про то, что сегодня происходит с дополнительным образованием, могу озвучить только то, что говорят педагоги и родители. Они спрашивают, почему они должны доказывать прописные истины?

Прежде всего, хочу обратить внимание на имеющиеся нормативные документы, которые изданы. В программе модернизации, в том числе и дополнительного образования, везде есть фраза, что реформы должны осуществляться в соответствии с современными запросами общества. Так вот, общество в настоящий момент буквально кипит и бурлит. А запрос у него такой: немедленно остановить эти реформы, потому что они осуществляются некомпетентно.

Время меняется, и очень быстро меняются требования жизни. Понятно, что реформы нужны, но они должны проводиться компетентно. А они проводятся финансистами. Я могу сказать, почему российское профессиональное сообщество буквально встало на дыбы? А это так, стоит только выйти в Интернет и в этом легко убедиться. Проводятся съезд за съездом. И педагогов, и профессоров, и академиков. И родители чуть ли не на площадь выходят.

Я приведу высказывание зарубежного комментатора, потому что на нас уже смотрят из-за рубежа с печалью, грустью и усмешкой. Один из американских профессоров сказал: "Простите, но за всё время реформ образования в России нет ни одного отчёта по их эффективности". Во всём мире принят критерий "эффективность – стоимость", то есть, за что платятся деньги. В России же деньги, деньги, деньги, стоимость, стоимость, стоимость. А где эффективность, ради которой эти деньги куда-то делись. И это удивляет и зарубежных специалистов, и российских профессионалов (профессоров МГУ, РАН, РАО), которые говорят, что их голоса просто никто не слышит.

Финансисты говорят: вот программа, вот финансы, вот "дорожная карта". "Дорожная карта" – это вообще-то термин из промышленности. Допустим, ракетную технику создавали, и была "дорожная карта", в который было прописано, какие мероприятия нужно провести, чтобы в итоге ракетное вооружение такого-то качества в такому-то сроку было создано.

Я вообще не понимаю, почему этот термин используется к месту и не к месту?

А. Курбатов:
 "Дорожная карта" – это пошаговая программа мероприятий. И чтобы как-то всех огорошить заимствовали термин "дорожная карта". Но здесь надо обратить внимание: везде, когда речь идёт о "дорожной карте", итогом должны быть стандарт и качество. Во имя качества ракетной техники, например. А здесь качества никакого.

Как сказал заместитель министра образования и науки Вениамин Каганов, "сейчас практически невозможно создать стандарты для дополнительного образования из-за быстро меняющихся технологий". Поэтому систему дополнительного образования обещают сделать гибкой, чтобы она реагировала на эти изменения. Если перевести это на русский, она получится, неизвестно какой. Вот почему идёт возмущение. Потому что неизвестно какой будет система образования. Стандарты, то есть основные качества, разработать не могут. И даже говорят, что не надо их разрабатывать, потому что всё очень быстро меняется. А вот денежки на реформу давайте колоссальные, а делать мы будем фактически то, что хотим.

Во что это выливается? Недавно министр образования Ливанов отчитался, причём перед этим отчётом ясно было видно неудовольствие российского президента качеством реформ и тем, что растёт возмущение общественности. И оно будет продолжать расти, потому что всем видно отношение к качеству. Управленцы даже не хотят заниматься этим вопросом. А качество – это главное, что интересует родителей, детей и учителей.

Так вот, отчёт у Ливанова был примерно таким: примерно 60 процентов детей сегодня охвачены в школе дополнительным образованием. И далее он сказал, что это примерно уже так же, как в советское время. Но на самом деле всё совершенно не так, как в советские времена. Что сегодня произошло? Сегодня начальную школу просто обязали обязательно сделать кружки, и детей в них оставляют после школы. А это формальное отношение.

А дальше начинается футбол. Среди профессионалов есть такой, не очень нормативный термин. Они называют такое дополнительное образование словом "развлекуха". Это не развитие ребёнка. Это его развлечение и отвлечение от его свободного времени.

Не так давно пришла разнарядка – немедленно увеличить охват детей дополнительным образованием. Почему она пришла, понятно. Выделены колоссальные средства. Спрашивается, на что? Теперь говорят, что у нас примерно 60 процентов детей охвачены этим дополнительным образованием.

И когда разрабатывалась концепция школы искусств, в чём мне приходилось участвовать, было ясно, что её авторы разделились на две группы. Было правительственное задание – разработать концепцию. Одна группа говорит, что нужно качество, развитие детей, интеллект, творческие возможности и т.д. А другая говорит, что нужны деньги-деньги-деньги. И вот здесь столкнулись две ценности: дети и деньги. И деньги раздавили детей. Мы не смогли отстоять позиции детей.

Полностью беседу с гостем в студии слушайте в аудиозаписи программы.

Источник: Радио России
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика