Первым делом самолеты

Житель Грязовца в собственном гараже собрал летательный аппарат.

Правда, потом самолёт пришлось разобрать, поскольку с ним трудно было управляться в одиночку. Однако от полётов Михаил Верещагин все равно не отказался — он собрал паралёт. Это сверхлегкий летательный аппарат с мотором, напоминающий «тележку» с крылом-парапланом. «Тележка» разгоняется, крыло-параплан ловит воздушный поток, и пилот поднимается в воздух.

«Я вечно между землей и небом. К примеру, был недавно День авиации: мне хочется отметить и полетать, а родители тянут на огород — картошку копать», — смеется Михаил.

Мне бы в небо

Уже в детстве он мечтал о небе и сам мастерил «летающие игрушки» «Выстругал ножом самый простой винт деревянный. Просверлил дырочку, чтобы вставлять карандаш. Дергаешь за верёвочку, винт летит. Чем сильнее дернешь, тем выше летит. Все ребята просили поиграть», — вспоминает Михаил.

Неудивительно, что, еще будучи школьником, он пошёл заниматься в авиамодельный кружок. Однако после получения аттестата зрелости родители настояли, чтобы он выбрал более «приземленную» профессию. Михаил получил техническое образование и рабочую специальность, стал токарем. «В армии повезло — попал в ВВС, — говорит Михаил. — Ну а когда отслужил, стало не до учебы. Надо было работать, потом появилась семья».

Над собственным самолетом Михаил трудился не один год. Практически все в «летательной машине» он смастерил своими руками, даже усовершенствовал двигатель. «Мне к тому же так спокойнее. Себе самому я могу доверять, спокойней себя чувствую, когда знаю каждый сварочный шов», — объясняет он.

Были у него и единомышленники. Например, друг детства Сергей Хватов, с которым еще в школе они вместе ходили в авиамодельный кружок. К тому же оказалось, что даже небольшой самолёт очень непрост в обращении. И дело даже не в дороговизне топлива и не в отсутствии в маленьком городке аэродрома (кстати, топливо для самолёта использовалось самое обычное — 92-й или 95-й бензин). Самолёт было трудно транспортировать. Чтобы вывезти его в поле, где есть необходимое пространство для взлёта, требовалась помощь целой компании друзей. Сначала закатить в прицеп, потом выкатить... «Обычно я отправлялся в поле с вечера. Утром благоприятней погода для полётов. Меньше ветер. Разбивал палатку и ночевал прямо там, в полях, а с утра летал», — говорит Михаил.

Воздушная эйфория

Сначала он просто совершал на своем самолете разгон. Для этого требовался ровный участок поля без ям и выбоин длиной примерно около ста метров. Затем летчик-самоучка потихоньку попробовал подняться над землей, и наконец перешел к полноценным полетам. Михаил до сих пор помнит впечатления от первого подъема над землей.

«Если одним словом, то это восторг!» — делится он. Далеко и высоко Михаил не летал. «Примерно на высоте пятиэтажки полёты проходили. На параплане и то выше взлететь можно», — замечает лётчик. Но даже воздушных прогулок в окрестностях Грязовца ему вполне хватило, чтобы почувствовать себя счастливым. «Самое главное, я себе доказал — я смог! А потом я самолет разобрал. Очень уж хлопотно с ним. Не хотелось все время друзей напрягать. К тому же я ведь не ради газетных статей это делал, я просто хотел выполнить то, о чем давно мечтал», — говорит Михаил.

Из освободившихся «деталей» он смастерил паралет. За парапланом механик съездил в Москву. «Купил «бэушный», не очень дорогой, за дорогой-то жена бы не похвалила!» — смеется он.

Семья относится к увлечению Михаила одновременно и настороженно, и с пониманием. «Я жене прямо говорю: «Не переживай! Семья для меня все равно всегда на первом месте». Бывает, лечу на паралёте над своим домом, а жена Светлана на балкон выйдет. Машет мне рукой снизу, а ей сверху», — рассказывает пилот.

Паралёт у него двухместный, можно катать пассажиров. Но ни жена, ни дочки — 13-летняя Наташа и 3-летняя Катя — пока не решились подняться в небо. «Надеюсь, когда-нибудь отважатся все-таки. Старшую дочь особенно уговариваю, но пока боится», — говорит Михаил. По его мнению, принуждать к полётам нельзя, человек всегда должен сам созреть до решения подняться над землей. Совершив полёт, его пассажиры пребывают в состоянии эйфории. «Как приземлимся, так многие обниматься кидаются», — с пониманием кивает Михаил.

Чаще всего парапланеристы в его родном городке Грязовце летают над окрестными полями уже поздним вечером — в это время стихает ветер. «Как-то смотрел телепередачу, в которой сказали, что в небо тянет только 2% людей от всего населения на Земле. Вот, видимо, мы, и я в том числе, и входим в два этих редких процента», — говорит Михаил.


В тему

В России самодельные самолёты собирают часто. Даже есть очередь на их регистрацию. Сделать это можно только в Москве, в Росавиации. О порядке получения разрешений на полеты рассказал Александр Архиповский, вице-президент Объединенной федерации сверхлегкой авиации России.

I этап

Самолет включают в реестр воздушных судов. Конструктор обращается в соответствующий отдел Росавиации с пакетом документов, платит госпошлину. К примеру, потребуется представить бумаги на материалы, на двигатель и т.д. Отдел один на всю страну, поэтому есть очереди.

II этап

Конструктор получает сертификат летной годности. Для этого нужно обращаться в Регионально-территориальное управление воздушного транспорта. Летную годность проверяют в Центрах сертификации. Делают это технические специалисты и летчики-испытатели. Сертификация проводится не бесплатно.

III этап

Необходимо получить удостоверение пилота на тот класс воздушного судна, к которому технические специалисты отнесут самолет (до 495 кг — легкая авиация, если тяжелее, то потребуется получить свидетельство частного пилота). Обучение проходит в школах, центрах, авиаклубах, имеющих соответствующую лицензию.

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика