Дорога жизни

Часть жителей Харовского района может остаться без связи с внешним миром.

В двух часах езды от Вологды возле станции Семигородняя проданы 28 километров узкоколейной железной дороги. По информации газеты, новый владелец заплатил за нее порядка 500 тысяч рублей.

Первый участок узкоколейки был сдан в 1946 году. В годы советской власти ее общая протяженность достигала более ста километров. Со временем УЖД росла, а вместе с ней росло и число рабочих поселков — лесопунктов.

Лес в этих краях давно никто не заготавливает, а люди в некоторых поселках живут до сих пор. Связь с «большой землей» только по рельсам. Но местное население считает, что и их тоже скоро снимут…

Своя колея

В начале УЖД нашего корреспондента встретила «пионерка», которая с треском неслась откуда-то из леса. «Пионерка» — самодельная дрезина. В ее основе – старая заводская тележка, а мотор — от обычного мотоцикла типа «Минска».

Пассажиры дрезины оказались жителями деревни, расположенной на 17-м километре узкоколейки. Узнав, что приехал «Премьер», пригласили в гости – показать, как живут. Но для начала решили заехать на 6-й километр – второй поселок, где еще остались жить люди.

До места добирались на мопеде по узкой тропке, идущей вдоль узкоколейки. В проводники вызвался Анатолий Стасевич, житель Семигородней.

6-й километр – деревня жилая наполовину. Есть участок с совершенно пустыми, гниющими домами, а рядом — несколько ухоженных домиков. В одном из них живет Екатерина Карпова с мужем, который родом из этого лесного поселка. Карповы вернулись сюда из Череповца 9 лет назад.

«Нам, в принципе, здесь до Семигородней недалеко и пешком. Тут тишина, спокойствие… Что еще на пенсии надо?», — удивляется Екатерина Анатольевна. Их соседке – 89, и Антонина Нечаева еще помнит свой поселок живым и цветущим. «Коров, наверно, пятьдесят было, и это еще не все держали. А сейчас человек десять осталось, о скотине и речи нет», — говорит Антонина Николаевна.

За едой с топорами

 

 

С 6-го километра на 17-й пришлось ехать на «пионерке». Иначе никак. Даже тропки нет. Правда, раз в неделю по узкоколейке проходит тепловоз, чтобы подвезти продукты. В этой части УЖД напоминает сплошной зеленый тоннель: вокруг дороги все так заросло лесом, что даже неба не видно… И связь лишь урывками долетает из Семигородней.

А люди в этом месте живут, и готовы жить и дальше. Летом, зарабатывая на продаже грибов и ягод, а зимой – приработками в городе. Но в округе упрямо обсуждают слух о том, что рельсы с узкоколейки все-таки скоро снимут.

До 2011 года УЖД принадлежала ООО «Семигородний лесопромышленный комплекс». После банкротства предприятия имущество распродали по частям. Тепловоз у одного предпринимателя, рельсы — у другого, а земля — в муниципальной собственности. Жителей 17-го километра больше десяти лет назад поставили в очередь на расселение. Власти обещают, что решат проблему к 2018 году. Но местные опасаются, что без Дороги жизни они останутся гораздо раньше.

Сейчас рельсы для дрезины проложены от узкоколейки к каждому дому. Дальше — настоящая глухомань и поселок Томашка, в котором уже нет ни одной живой души. А все потому, что дорога, которую никто не обслуживал, завалена деревьями.

«Эти новогодние праздники мы все провели с топорами в руках. Перед Новым годом продукты завезли, а потом все ушли на выходные. Деревьями и снегом дорогу завалило так, что даже на «Буранах» было не проехать. Мы топорами вырубали себе дорогу. Навстречу нам шли наши родственники из Семигородней», — рассказывает жительница 17-го километра Анна Бобинец. Чтобы дорога не развалилась, местные постоянно ее чистят, проверяют. Сами, если надо, и болт подкрутят.

«Колея — 75 сантиметров шириной. Но рельсы могут разойтись, и тогда беды не миновать, а «пионерки» иногда сходят с рельсов и переворачиваются. Еще одна опасность — встречная дрезина, поэтому каждый выезд непредсказуем», — продолжает Анна Михайловна.

Ушла за копейки

«Узкоколейка после банкротства леспромхоза ушла в частные руки «за копейки». Земля под дорогой принадлежит муниципалитету, но саму продажу УЖД мы считаем незаконной. Несколько судов уже было по этому поводу. Какие-то положительные, какие-то нет… Из-за того, что дорога в частных руках, решать проблемы жителей поселков очень сложно. Один рейс тепловоза стоит более семи тысяч рублей», — рассказал глава Харовского района Сергей Попов.

Глава подтвердил, что все жители 17-го километра стоят в очереди на расселение. «Только у одной женщины дом под программу не попадает, потому что не многоквартирный. Но думаю, что мы сможем это решить. Если же ставить вопрос о том, чтобы вместо узкоколейки прокладывать обычную дорогу, все упрется в деньги. Это намного дороже, чем переселить людей», — пояснил Попов.

При банкротстве Семигороднего леспромхоза его имущество тоже было распродано. Депо УЖД купил директор ООО «Устьелес» Владимир Сверчков. Именно его тепловоз сейчас возит продукты.

«К нам обратилась глава Семигороднего сельского поселения Наталья Фокина с просьбой заключить договор на поставку продовольствия в отдаленные населенные пункты на данной УЖД по себестоимости. Мы согласились, потому что прекрасно понимаем ситуацию», — комментирует Владимир Сверчков. — А депо и парк УЖД были куплены для решения производственных вопросов. Планируем построить узкоколейную дорогу к лесным объектам, поэтому техника нам необходима».

Кто именно стал владельцем 28 километров УЖД, не знают ни местные жители, ни районные власти. Этим вопросом сейчас занимается полиция. «Полтора месяца назад по данному факту было возбуждено уголовное дело по статье «злоупотребление должностными полномочиями, повлекшее тяжкие последствия», — пояснили в пресс-службе УМВД по Вологодской области.

Часть 2-я статьи 201-й Уголовного кодекса предусматривает наказание в виде штрафа до одного миллиона рублей или лишение свободы сроком до десяти лет.

По неофициальным данным, если разобрать проданные километры рельсов и сдать их в металлолом, можно заработать около 14 миллионов рублей.

 
Тепловоз шел впереди. Вообще, смотреть на дорогу приходится внимательно, чтобы вовремя увидеть тех, кто едет навстречу, остановиться и снять дрезину с рельсов. Как-то «пионерка» перевернулась вместе с бабушкой, которую везли в больницу, другой дрезиной убило собаку. | Фото Натальи Рюминой
Ехать на мопеде через мост «Премьер» с проводником не решились. Безопаснее пешком. Как здесь идет тепловоз, сложно представить. | Фото Натальи Рюминой
У Анны Бобинец огромный огород. Свиней два года назад она держать перестала: «Тогда сказали, что УЖД не будет. А корма без нее не привезти». | Фото Натальи Рюминой
Антонина Нечаева прожила в поселке почти всю свою жизнь. Она работала вальщиком леса. Впервые в этом году она уезжала жить из
поселка к детям. | Фото Натальи Рюминой
У каждого жителя 17-го километра есть самодельная «пионерка». Она весит около 200 килограммов. Снимают ее с рельсов вручную. | Фото Натальи Рюминой
Дом, в котором живет Анна Бобинец с мужем, аварийный. За стенкой
потолок совсем прогнил. Если упадет несущее бревно — рухнет весь дом. | Фото Натальи Рюминой
Таксофон в деревне есть. Но им ни разу никто не пользовался. «Скорая» ехать, как правило, отказывается. Все консультации по обрывкам мобильной связи. | Фото Натальи Рюминой
В этих местах живут обычные трудолюбивые люди. Они привыкли к тишине и порядку. Здесь родились, здесь выросли и здесь трудились, пока была работа. | Фото Натальи Рюминой
Наш проводник Анатолий Стасевич, житель Семигородней. | Фото Натальи Рюминой
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика