Звездный час археолога Кукушкина

 
 
Древняя Русь во дворе обычного дома на улице Ударников. Фото: Дмитрий Шеваров / РГ
 
Древняя Русь во дворе обычного дома на улице Ударников. Фото: Дмитрий Шеваров / РГ
 
 
 
Я приехал в Вологду спустя три дня после того, как в центре древнего города впервые за многие годы археологических исследований была найдена берестяная грамота. Вологда стала десятой в почетном списке городов России, где были найдены берестяные грамоты. Сказать, что вологжане взволнованы этим событием, значит ничего не сказать. Разговоры о сенсационной находке я слышал и в автобусе, и на рынке, и на набережной. Особенно этому событию радуются дети. В калитку дома N2 по улице Ударников, за которой скрывается неприметный для прохожих археологический раскоп, каждый день заглядывают мальчишки. То и дело подъезжают телевизионщики и газетчики. Они растерянно оглядывают квадрат раскопа, где сосредоточенно копаются ребята-подростки и девочки с косичками. "А взрослые-то где?" - спрашивают корреспонденты. Им показывают на худощавого человека, которого издалека можно отличить от подростков лишь по легкой седине.

Игорь Кукушкин - начальник Вологодского отряда Северорусской археологической экспедиции, ведущий специалист "Вологдареставрации". Открытый и цепкий взгляд, стремительность и достоинство в каждом жесте, ясность мысли и способность брать ответственность на себя. Сразу понимаешь: тем ребятам, что пришли в отряд к Кукушкину, здорово повезло.

- Игорь Полиевктович, какой эпохой датируется найденная грамота?

- Грамота относится к первой четверти четырнадцатого века.

- О чем она повествует?

- Я еще не углублялся в текст, ведь грамоту только нашли, у меня раскопки продолжаются. Но ясно, что это документ, касающийся денежных отношений, - упоминается рубль.

- По средневековым меркам это значительная сумма?

- Курс был хороший. Думаю, автор грамоты занимал серьезное положение в "деловых" кругах Новгородской республики. Но это пока предположение. Толкований и комментариев будем ждать от лингвистов-текстологов.

- Они уже изучают грамоту?

- Да, с текстом уже работают блестящие исследователи древнерусской культуры академик Андрей Анатольевич Зализняк и член-корреспондент РАН Алексей Алексеевич Гиппиус.

- Ваша находка - счастливая случайность или давно ожидаемое событие?

- Конечно, не просто случайность. Хотя бы потому, что Вологда - древнерусский город, причем значительный для того времени центр одной из самых крупных новгородских волостей. После нашествия хана Батыя Южная Русь оказалась опустошена. Русская, в первую очередь новгородская, экспансия переориентировалась в Поморье, Приуралье. Вологда была форпостом этого движения. О том, что материальная культура Вологды не уступала собственно новгородской, свидетельствовали наши находки. Но нам не хватало одного - берестяных грамот. Только они дают информацию о конкретных, частных делах, о людях.

Теперь Вологда войдет в круг особого внимания ученых разных направлений, в том числе историков-медиевистов, лингвистов, палеографов... Но важно, чтобы грамота вошла не только в научный оборот, но и в общественное сознание. Чтобы люди поняли, как необходимо продолжение научных исследований.

- А почему раньше в Вологде не находили берестяных грамот? Очевидно, считалось, что береста в здешнем почвенном слое вряд ли может сохраниться?

- Да, на основной площади вологодского городища слой сухой, в нем органика сохраняется неважно.

- Расскажите о вашей команде.

- Мои главные помощники - археолог Татьяна Шелкова, специалист "Вологдареставрации", и выпускники Вологодского университета Надежда Калинина и Анастасия Гомзякова. Надя как архитектор-реставратор занимается чертежами, зарисовывает все, что мы находим. У Насти тоже архитектурное образование, она работает с нивелиром, фиксирует и обрабатывает находки. Кстати, она и обнаружила берестяную грамоту. Все остальные ребята - волонтеры. Им от четырнадцати до двадцати трех лет. Самая юная в нашем отряде - Ксюша Лаврикова, ей двенадцать лет.

- Где вы нашли таких преданных помощников?

- Бросил призыв, и они пришли.

- Где вы его бросали? В Интернете?

- Да нет, зачем? Вологда - город небольшой. То, что я планировал раскопки, секретом не было. Есть парни, которые копают у меня уже несколько лет: Даниил Борисовский, Игорь Тибатин, Дмитрий Шелков...

- Трудно с ними?

- Да, с ними надо ругаться, надо мириться, надо говорить по душам. Но мне с ними интересно.

- Кто-нибудь станет профессиональным археологом?

- Трудно гадать. Пока никто не стал. Не идут ребята в археологи. Ну, они видят: работы много - денег мало.

- А работа волонтеров как-то оплачивается?

- Ребята получают сто рублей в час, девочки - семьдесят пять. Мне предлагали взять гастарбайтеров, но решили отказаться от этой идеи. Вышло бы, конечно, дешевле, но дешевизна выходит боком.

- Погода нынче сложная для раскопок - дожди...

- Да, холодное лето, но я не даю ребятам мерзнуть. Лопата - она располагает к тому, чтобы погреться. Больших остановок у нас не было. Если дождь небольшой, то ребята надевают дождевики и продолжают работать. Если дождь серьезный, прячемся в доме, там у нас чайник, микроволновка.

- Вы родились здесь, в Вологде?

- Я родился на станции Вежа Грязовецкого района. Это недалеко от Вологды. У меня есть присказка: "Нет на свете лучше места Грязовецкого уезда". У меня там есть дом. Нет дорог, не ловит мобильник и вообще очень здорово.

- А с чего началась ваша любовь к археологии?

- Выбор был обусловлен семейными традициями. Дедушка и бабушка - учителя, отец - философ, преподаватель университета. Но в институте первую археологическую практику я променял на сбор абрикосов в Крыму. В первый же день мы устроили бог знает что, и нас выгнали. И мы жили дикарями на берегу моря, потому что стыдно было к родителям появляться. После первого курса меня забрали в армию. Там вся дурь ушла. К тому же я попал служить в историческое место - на Ладогу. Нас возили в Старую Ладогу. А там в то время вел раскопки Анатолий Николаевич Кирпичников, и он проводил для нас, солдатиков, экскурсию. Через двадцать лет я встретился с ним уже как археолог.

Когда вернулся из армии на второй курс, девчонки знакомые увлекли меня в экспедицию, где я познакомился с Александром Николаевичем Башенькиным. Он мой учитель, замечательный археолог, удивительный человек, который создал вологодскую школу археологии. Он всех нас увлек.

Текст грамоты в переводе специалистов: "Яков, Онаников тесть, к тебе: Брат Остаф! Я послал с тобой рубль - к Самойлу рубль. И нет мне ни рубля, ни проторов". Реальный размер берестяной грамоты: 23,5 см. Фото: А. Тарасовский

- Первые находки помните?

- Я был еще салагой, только закончил институт, получил разрешение на раскопки и копал в двух шагах отсюда, в Парковом переулке, дом четыре. И сразу такая удача - я нашел костяную прикладную печать-матрицу. Она сейчас входит во все каталоги сфрагистических памятников Древней Руси.

- Многие думают, что археолог - это такая почти кабинетная работа: сиди, копайся тихонько...

- Археолог по нынешним временам не сможет провести раскопки, если он не организатор. Чтобы приступить к научно-исследовательским работам, надо обойти шестнадцать организаций! Необходимо получить разрешения на исследования, проведение земляных работ, заключить договор, найти деньги, нужно устроить быт для отряда, оплатить всем работу, найти экскаватор, машины для вывоза грунта, отчитаться перед Институтом археологии РАН и заказчиком... Огромные затраты сил и времени.

- Местные власти понимают значение вашей работы?

- Мне кажется, понимают не только местные, но и федеральные. В 2011-2012 годах я проводил археологические изыскания по обнаружению вологодской крепости эпохи Ивана Грозного. Она находилась в границах улиц Ленинградская, Октябрьская, Мира и левого берега реки Вологда. Так нашли мы ее благодаря федеральному финансированию. Я написал заявку по программе "Культура России", и мы получили необходимые средства. Сейчас мы сделали реконструкцию крепости. Это была грандиозная крепость, она занимала почти пятьдесят гектаров. Это почти в два раза больше, чем Московский Кремль! У Грозного был план создать в Вологде опричную столицу в противовес Москве, а в основе архитектурного замысла крепости лежал образ Града Небесного. Мы подготовили участок для музеефикации, можно будет увидеть каменную кладку той крепости. Уже подготовлена документация на внесение ее в реестр памятников.

- А какая на сегодняшний день ситуация с охраной археологических памятников?

- Положительные тенденции есть. Проводим мониторинг и инвентаризацию памятников, готовим документы для постановки памятников на охрану, работаем с застройщиками земельных участков на территориях объектов культурного наследия. Хороший пример: вот эти наши раскопки осуществлены благодаря инвестору - застройщику участка Роману Александровичу Швецову. Но действуют и агрессивные силы, нарушающие все юридические и морально-нравственные законы, для которых великолепный археологический памятник русской культуры - помеха для строительства особняка, офиса, гаража или бани. И страшнее более всего то, что эти люди сознательно уничтожают нашу историческую память. Сегодня, чтобы отстоять культурно-историческое наследие России, надо иметь смелость и мужество. Быть такими же, какими были наши предки.

Дословно

Игорь Кукушкин. Из обращения к отряду, произнесенного после рабочего дня 30 июля 2015 года

 

Ребята, дорогие мои, хорошие, я вас всех люблю, вы все молодцы. У нас с вами замечательное событие: мы нашли берестяную грамоту. О значимости этого события вы прочитаете в газетах и Интернете. А я хочу сказать, что у каждого из вас есть вклад в эту находку. И не важно, кто где работал. Раскоп у нас один, начальник один, находка ценная одна. Я вас всех поздравляю, говорю вам всем спасибо и даю вам пожелание работать еще более целеустремленно, чисто, красиво - колышки не сбивать, стенки не рушить, зачистки делать с самой верхней точки. И тогда все у нас будет замечательно. Ура!

Берестяная десятка

Города России, где найдены памятники письменности на берестяной основе

  • Новгород
  • Псков
  • Старая Русса
  • Смоленск
  • Нижний Новгород
  • Тверь
  • Москва
  • Рязань
  • Торжок
  • Вологда
Прямая речь

Ульвия Алиева, волонтер археологического отряда, 14 лет,, ученица 9 класса вологодской школы N17

- Как ты попала на раскопки?

- Я пришла в гости к знакомой девочке, а она уже давно занимается раскопками. Я тоже захотела. Здесь я уже две недели. Сначала я была на мойке - отмывала то, что другие нашли. Потом мне это надоело и захотелось самой найти что-то необычное. Но пока нахожу только гвоздики. Они бывают с округлыми и квадратными шляпками. Еще мы кожаные ботинки нашли.

- Ты как-то представляешь людей той эпохи?

- Да, они были совсем другие. Мне кажется, лучше нас. Но я бы не хотела оказаться в двенадцатом или тринадцатом веке. Это в фильмах интересно смотреть на битвы того времени, а на самом деле людям тогда было трудно и страшно. Мне больше нравится девятнадцатый век. Я бы хотела жить в пушкинское время.

- Почему?

- Потому что Пушкин - мой любимый поэт, я его понимаю. И сама пишу стихи.

 

 

При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика