«Нас дважды вытаскивали с того света...»

14-летняя девочка при росте 156 см весила 27 кг, когда попала в детское отделение психиатрического диспансера с диагнозом «анорексия».

«Это самый сложный случай в моей практике», — так отозвался об истории болезни своей пациентки врач-психиатр Юрий Афанасьев. После неосмотрительно брошенной кем-то из сверстников фразы о фигуре девочка-подросток поставила задачу во что бы то ни стало сбросить лишний вес. Наверное, она и сама не заметила, как желание обрести стройность обернулось навязчивой идеей, а после переросло в психическое заболевание. В больницу девочку принесли на руках. Она не просто не ела — организм перестал принимать даже воду. Врачи выходили ее, с помощью капельниц привели в чувство. Но несколько месяцев спустя пациентка вновь поступила на лечение. О том, как жизнь обычной семьи превратилась в борьбу за выживание единственной дочери, журналисту «ГЧ» рассказала мама девочки.

От похудения к голоданию

В кресле напротив меня сидит женщина, у нее усталый взгляд. Рассказывая о пережитом, она теребит бумажный платочек, которым периодически утирает слезы. Она попросила изменить и ее имя, и имя дочери. Поэтому в этой публикации моя собеседница будет фигурировать как Ольга, а девочку, которой через месяц исполнится 15 лет, назовем Кариной.

— Наша дочь никогда не была полненькой, как говорится, все при ней, — вспоминает Ольга. — В свои 13 лет при росте 156 см она весила 50 кг. Хорошо училась, радовала нас. У нас с мужем нет родителей, и мы всю любовь отдали единственной дочери, хотели, чтобы у нее всего было в достатке. Возможно, избаловали мы ее своей любовью...

Почти два года назад Карина озаботилась своей внешностью. Как потом узнала мама, кто-то из сверстников-мальчишек бросил фразу о том, что у девочки толстые ноги. Карина записалась на фитнес, стала понемногу ограничивать себя в еде.

— Мы поначалу не придали этому значения, решила похудеть — ладно, — говорит Ольга. — Понимаете, мы с мужем работаем по сменам, и очень редко удается собраться всем вместе за обеденным столом. Дочь начала готовить, и если сама не кушала с кем-то из нас, то говорила, что наелась в процессе готовки. Мне она врала, что поужинала или пообедала с отцом, ему — что со мной. Иногда она украдкой скармливала свою порцию собаке. Врала, что поела в гостях у подруги. Но я и представить не могла, что все это так серьезно! А потом мы нашли у нее таблетки — сильные мочегонные, которые выводят жидкость из организма. Говорили с ней, убеждали, она со всем соглашалась и... снова пила эти таблетки.

Трое суток под капельницей

Карина начала резко терять в весе. 40 кг, 35, 30... Ситуация достигла критической точки, когда при весе в 27 кг она практически не могла самостоятельно двигаться.

— В отделение ее буквально занесли, организм был доведен до такой стадии, что не принимал даже воду, — вспоминает врач-психиатр Юрий Афанасьев, лечивший Карину. — Вся психика была расшатана настолько, что девочка могла за пару минут 5 раз рассмеяться и 6 раз заплакать. Волосы выпадали целыми прядями, ногти отслаивались. Первые три дня пациентка провела под капельницей. Потом мы начали давать ей витамины, сбалансированное питание. Было назначено и психиатрическое лечение. Шаг за шагом мы отступали от последней черты, ведь девочка фактически стояла на пороге смерти.

За два месяца в больнице Карина набрала 13 кг. Но так и не усвоила, насколько опасно худеть, что называется, «без тормозов».

— Наша дочь — очень эмоциональная девочка, она все воспринимает близко к сердцу, — объясняет ее мама. — Когда мы выписались из больницы, ей казалось, что она заметно поправилась, и была недовольна этим. Кто-то еще сказал, что у нее округлились щеки, и все пошло-поехало по новой. Дочь опять отказывалась есть, мы уговаривали, упрашивали, ссорились — безрезультатно.

В итоге Карина снова оказалась в больнице.

Психологический тумблер

— Единственный, кого дочь уважает и слушается, — это доктор, — продолжает моя собеседница. — Она знает, что, если будет весить 35 кг, ее снова положат в больницу, чего ей не хочется.

— Мы действительно установили нижний минимальный предел в 35 кг — это, конечно, дистрофия, но не то полубессознательное состояние, в котором девочка попала к нам в первый раз, — объясняет Юрий Афанасьев. — Мы поставили некий психологический тумблер — конкретную отметку веса, пересекать которую пациентка не должна. Это очень важно, поскольку у людей, страдающих анорексией, нет крайних планок. Девочке, которая весит 20 кг, реально кажется, что она все еще толстая!

Уже почти два года семья Карины проживает каждый день с конкретной целью — накормить дочь, заставить ее съесть хоть что-то.

— Я уговариваю ее: не хочешь это блюдо, я приготовлю другое, только ешь, ради бога, ешь! — восклицает Ольга. — Это очень тяжело. При обычной болезни есть надежда, что выздоровление наступит в такой-то срок. А у нас впереди — неизвестность. Один день — хорошо, дочь покушала, другой — снова отказ, уговоры, слезы. Она ведь хорошо училась, а после пропущенных месяцев школы из-за больницы нам пришлось нанимать репетиторов, чтобы окончить 8-й класс. Мы устали, такое ощущение, что нам с мужем и самим нужна помощь врача.

— Проблема анорексии — это проблема не только одного ребенка, но и всей семьи, — подтверждает Юрий Валентинович. — Сейчас мама девочки еще держится, у нее за это время выработался определенный «иммунитет». Когда на взрослых только наваливается эта проблема, они оказываются не готовыми к этому, им очень нужны квалифицированная поддержка и помощь. Вырабатываются общие правила поведения, это сложный и длительный процесс.

Хрустальные девочки

— Нужно понимать, что анорексия — это тяжелое заболевание, психическое расстройство, — подчеркивает врач-психиатр. — А с помощью социальных сетей и Интернета это понятие размыто. Формируется некий образ, что худеть — это модно, красиво и популярно. Создаются группы поклонников анорексии, где насчитываются сотни тысяч подписчиков! Подбираются определенные демотиваторы, картинки, цитаты, понятия. Например, девочки-анорексички называют себя романтично «хрустальные девочки», «девочки-бабочки» и т. д.

Анорексия всегда сопровождается психическими проявлениями, в первую очередь эмоциональными, депрессиями, суицидными мыслями, стремлением наносить себе повреждения. И родители могут и должны обратить на это внимание, к примеру, внимательно изучив страницу своего отпрыска в социальной сети.

У той же Карины была обычная страничка, с милыми полудетскими снимками и записями. А потом все изменилось. О том, что у девочки имеются явные проблемы, говорит даже ее аватарка: на снимке она сидит с поникшими плечами, закрыв лицо руками.

Среди групп преобладают такие, где через те же демотиваторы пропагандируются насилие, самоубийства, татуировки, шрамы, курение... Все это сигналы, на которые родители должны обратить внимание.

Комментарий

Юрий Афанасьев, зав. детским отделением Вологодского областного психоневрологического диспансера № 1:

— Анорексией не заболеет каждый, нужна предрасположенность. Ей подвержены люди так называемого зависимого типа, речь идет о некой патологии, акцентуации. В голове человека происходит коренной сдвиг. При этом такие люди обладают огромной силой воли, которая позволяет им полностью отказаться от еды. По статистике, анорексией болеют две девочки из ста. Но сейчас, с пропагандой этого заболевания через соцсети, уверен, что реальные показатели значительно выше.

Автор: Марина Алексеева
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика