Приговор убийце сына не облегчил горе матери

Родственники Дениса Тернавчука, который был убит при попытке защитить свою сестру, возмущены тем, что суд назначил преступнику слишком мягкое наказание.

Эта криминальная драма развернулась в октябре прошлого года. Мы сообщали о ней на страницах нашей газеты («Заступился за сестру и погиб», «ГЧ» от 28 октября 2014 года). Тогда мы изложили только факты, которые предоставили органы следствия. На прошлой неделе к нам обратилась мама погибшего череповчанина. Она рассказала о том, каким ударом стала для нее потеря сына. Плача, Татьяна Юрьевна все повторяла: «Убийце дали только три года и восемь месяце! Неужели это справедливое наказание?»

Предыстория

Итак, в статье мы рассказали о преступлении, которое было совершено в ночь на 12 октября прошлого года в жилом доме на улице Тимохина. Напомним вкратце фабулу случившегося.

22-летний молодой человек проводил до дома девушку. Без ее согласия проник к ней в квартиру и на требования покинуть помещение никак не реагировал. Череповчанка позвонила своему брату с просьбой о помощи. Вскоре тот вместе с другом уже входил в квартиру сестры. С ее обидчиком мужчины решили поговорить в подъезде. Незваный гость, схватившись за нож, нанес восемь ранений брату девушки и четыре — его другу. Первый скончался той же ночью. Второму потребовалась операция, он выжил.

Подозреваемый был задержан. В отношении него возбудили уголовное дело по двум статьям Уголовного кодекса — «Убийство» и «Покушение на убийство».

Как известно, за каждым обезличенным словом «потерпевший» или «подозреваемый» стоят не только сами люди, но и их родственники, которые иногда переживают гораздо сильнее. Вот и мама погибшего Дениса Тернавчука Татьяна Сорокина, рассказывая о самом страшном дне в своей жизни, не может сдержать слез.

«Денис погиб. Его зарезали»

— Около шести часов утра мне позвонила дочь Аня, я как раз на работу в магазин собиралась, — рассказывает Татьяна Юрьевна. — Спрашивает: «Мама, ты спишь?» А я слышу, что у нее голос просто убитый. Перепугалась, может, с внуками что случилось (у сына и дочери подрастают сыновья). А Аня отвечает: «Мама, Денис погиб. Его зарезали». Я с трудом помню, что дальше было. Руки ходуном ходили. Выпив успокоительного, сумела кое-как собраться, вызвала такси и рванула к Ане. Когда приехала, Денис лежал на полу в прихожей, весь в крови... Как мне потом дочь рассказала, он, получив несколько ножевых ранений, кое-как сумел спуститься вниз, зайти в квартиру — и упал. Успел только одно слово сказать: «Мелкая», так он сестру всегда называл...

В нашем разговоре возникает пауза, которая необходима Татьяне Юрьевне, чтобы вытереть слезы и немного прийти в себя.

Из рассказов дочери и свидетеля трагедии, друга погибшего сына, женщина так восстановила ход событий того вечера и ночи:

— Аня пошла в гости к подружке, где и был этот Андреянков, она раньше его не знала. Дочь говорит, что они с ним толком и не общались, а когда она стала собираться домой, он почему-то пошел за ней следом. Около дома Ани они немного постояли, поговорили, а потом она вошла в подъезд, специально дождалась, пока подъездная дверь захлопнулась, и пошла на лестничную площадку. Но Андреянков рванул дверь, открыл ее силой и в два счета догнал Аню, ведь квартира-то на первом этаже. Он вошел следом за ней и с порога заявил: «Я буду здесь спать!» Это похоже на поведение адекватного человека?

«Зря ты брата вызвала»

Своими силами выпроводить незваного гостя у Анны не получилось. И она решила попросить помощи у брата, на которого всегда можно было опереться в трудную минуту.

— Когда Аня сказала Андреянкову, что сейчас приедет брат, тот достал нож и бросил фразу: «Зря ты брата вызвала», — рассказывает Татьяна Юрьевна. — Аня предупредила Дениса, что у Андреянкова есть нож. Но он лишь отмахнулся, надеялся, что справится своими силами, он ведь у нас спортсмен был, боксом занимался... Когда Денис с другом Нодаром приехали, Андреянков был еще в квартире. Хотя на суде он утверждал, что находился в подъезде. Он много еще чего врал... Но у Андреянкова были адвокаты, которые его защищали. А я не нанимала адвоката, искренне считала, что мне, как правой стороне, его услуги не нужны. Видимо, я ошибалась.

— Нодар говорил мне, что Андреянков ударил его первым, он стал спускаться по ступенькам к Денису, сказав ему: «Пойдем отсюда, он какой-то безбашенный», — продолжает Сорокина. — Но Денис, увидев на друге кровь, бросился наверх, где стоял Андреянков.

— О какой самозащите может идти речь? — подключается к разговору супруг Татьяны Владимир Васильевич, отчим Дениса. — Если Андреянков защищался, то зачем нанес ножевое ранение Нодару в спину, когда тот, отвернувшись, спускался по лестнице? Ведь Нодар в этот момент никакого сопротивления ему не оказывал, не нападал на него!

Убивал, но оборонялся

Судебные заседания по делу Андреянкова начались в мае. Прокурор просил для подсудимого 15 лет лишения свободы. Но суд переквалифицировал действия Андреянкова по другим статьям, которые предусматривают более легкое наказание.

Приведем выдержку из приговора: «Действия Андреянкова в отношении Тернавчука суд квалифицирует по ст. 108 ч.1 УК РФ как „Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой самообороны“, а его действия в отношении Гонгадзе (Нодар — прим. автора) — по ст. 114 ч. 1 УК РФ как „Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, совершенное при превышении пределов необходимой самообороны“. Суд исключает из обвинения Андреянкова квалифицирующий признак умысла на убийство Гонгадзе и умысла на убийство двух лиц.

У Андреянкова были основания опасаться за свою жизнь и здоровье, когда Тернавчук и Гонгадзе наносили ему удары, умышленно причинив Андреянкову множественные телесные повреждения, одно из которых повлекло легкий вред здоровью, а остальные — нет. Не имея возможности убежать, но превышая пределы необходимой обороны, Андреянков достал нож и нанес Тернавчуку и Гонгадзе множественные удары ножом по различным частям тела, причинив каждому из них телесные повреждения, в том числе опасные для жизни, при этом Тернавчук от полученных повреждений скончался на месте. О наличии превышения пределов необходимой обороны свидетельствует орудие преступления, а также количество и локализация телесных повреждений у потерпевших».

В общей сложности суд вынес Андреянкову наказание в виде лишения свободы сроком на 3 года 8 месяцев с отбыванием наказания в исправительной колонии общего режима.

Кроме того, суд обязал взыскать с осужденного 63 150 рублей в счет возмещения имущественного ущерба и 100 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда семье погибшего; в пользу Гонгадзе — 30 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

 

Автор: Марина Алексеева
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика