Тихая законодательная революция

Государственная дума России приняла 15 мая 2015 года в первом чтении два весьма важных законопроекта о новых поправках к Федеральному закону «Об объектах культурного наследия» и другим законодательным актам РФ.

О первом из них – законопроекте о т.н. «защитных зонах» мы рассказывали вчера. Согласно ему, памятники, не имеющие утвержденных зон охраны, будут автоматически обеспечиваться временными «защитными зонами» радиусом от 100 до 300 метров, на территории которых запрещены новое строительство и реконструкция с изменением габаритов, причем без всяких оговорок о пресловутой «регенерации». Поскольку, согласно сопроводительным материалам к законопроекту, зонами охраны обеспечены не более 15% объектов нашего культурного наследия, его принятие позволит защитить все остальные от непрошеного градостроительного вмешательства. Причем более надежно, чем защищены памятники с утвержденными зонами охраны, поскольку 300 и даже 100 метров есть величина постоянная и четкая, не зависящая от гибкости и отзывчивости историко-культурных экспертов и сотрудников госорганов охраны памятников.

Не менее важен и второй законопроект об исторических поселениях, внесенный в нижнюю палату парламента тем же коллективом инициаторов, что и первый: депутатами Госдумы Е.Г. Драпеко, Н.В. Левичевым, Е.И. Кузьмичевой, Е.Н. Сенаторовой, З.Я. Рахматуллиной, В.П. Водолацким, М.Т. Гаджиевым, Р.Ш. Хайровым, И.Б. Богуславским, М.А. Кожевниковой, И.В. Белых, М.М. Сафиным и членом Совета Федерации С.Е. Рыбаковым. Он, согласно пояснительной записке, также опубликованной на сайте Госдумы, призван усовершенствовать охрану исторических поселений.

Законопроект (в части поправок к Кодексу об административных правонарушениях РФ) ужесточает финансовую ответственность частных и юридических лиц не только за нарушение градостроительных регламентов в исторических поселениях, но и за нарушение норм законодательства об охране объектов культурного наследия. Санкции в отдельных случаях могут доходить для граждан до 300 тысяч рублей, для должностных лиц - до 500 тысяч, для юридических лиц - до 20 миллионов рублей.

 

Законопроект устанавливает, что уполномоченные органы охраны объектов культурного наследия должны будут утверждать требования к градостроительным регламентам не только в границах исторического поселения, но и за их пределами – «в целях сохранения таких предметов охраны, как исторические панорамы». 

Мало того, законопроект гласит, что органы госохраны памятников должны согласовывать проектную документацию и архитектурные решения объектов строительства и реконструкции в границах исторических поселений «с целью определения их соответствия предмету охраны исторического поселения».

Помимо этого, законопроект наконец вносит ясность в статус исторических поселений, включенных в перечень, утвержденный совместным приказом Минкультуры и Минрегиона России в 2010 году: считать их историческими поселениями федерального значения. Это отнюдь не абстрактное теоретизирование: в приказе двух министерств федеральный статус не был оговорен, что например, позволяло руководителю госоргана охраны наследия Иркутской области рассуждать недавно о том, что Иркутск вовсе не является историческим поселением федерального значения, стало быть, и никакие согласования с Москвой не нужны.

 

Но настоящей тихой законодательной революцией выглядят предлагаемые законопроектом поправки к Градостроительному кодексу Российской Федерации.

51 статью Градкодекса РФ предлагается дополнить положением о том, что в состав пакета документов, необходимых для выдачи разрешения на строительство, должно входить заключение уполномоченного госоргана охраны наследия «о соответствии планируемых строительных работ требованиям законодательства об объектах культурного наследия». Причем не только для проектов в границах исторических поселений, но и – читаем внимательно: «а также в границах зон охраны объектов культурного наследия».

Требование согласования органами охраны культурного наследия проектов строительства и реконструкции в охранных зонах существовало ранее в российском законодательстве, но было упразднено в ходе его совершенствования в конце 2000-х гг. 

Дом Волконских.jpg

К большой радости отечественных девелоперов и застройщиков.

К большому облегчению официальных органов охраны наследия, невозмутимо отвечавших на все тревожные сигналы и горестные стоны, что происходящее не со статусными объектами культурного наследия, пусть и в зонах их охраны – вне их компетенции.

И, например, в Москве на Воздвиженке – в охранной зоне, в прямой видимости от Кремля - подвергся варварской реконструкции дом Волконских (на фото), до того предусмотрительно разжалованный московскими властями из памятников. И так по всей стране, от Кремля до самых до окраин. 

 

Конечно, принципиальности у госорганов с принятием этого законопроекта будет ровно столько же, сколько и до него. Но остаться в стороне и сделать вид, что безобразия в зонах охраны их не касаются, они уже не смогут. И опереться им будет теперь на что. 

Тем более что их обязывает к этому не только здравый смысл, но и ст. 4 Конвенции об охране архитектурного наследия Европы (1985), ратифицированной нашей страной еще в 1990 г.

Так что осталось дожить до второго и третьего чтения.

Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика