«Большой пожар — это глобальное явление»

С 28 апреля в окрестностях Чернобыля — сильный пожар: на сотнях гектаров горят участки леса и трава. Государственная служба по чрезвычайным ситуациям Украины утверждает, что повышения радиационного фона не произошло. Специальный корреспондент «Медузы» Даниил Туровскийпоговорил с украинским биологом Сергеем Зибцевым о том, чем грозит возгорание в окрестностях Чернобыльской АЭС.

Сергей Зибцев. Один из авторов исследования о радиоактивных лесах и опасности их возгорания, вышедшего в феврале 2015 года; кандидат биологических наук; сотрудник Национального университета биоресурсов и природопользования (Киев).

— Вы с коллегами-учеными изучали леса Украины и Белоруссии в зоне отчуждения Чернобыля, а также опасность их возгорания. Какая территория лесов заражена?

— Всего территория зоны отчуждения составляет 260 тысяч гектаров. Из них леса занимают порядка 65–70%. Они находятся на украинской зоне отчуждения. Преимущественно там сосны, но есть и другие породы — березы, клены, дубы. Эта территория вся загрязнена, поэтому она и называется зоной отчуждения. Ближайшие к станции леса сильно загрязнены плутонием, америцием, стронцием, цезием. Леса там те, что и были в 1986 году. Деревьям тогда было по два-три года. То есть, можно сказать, они выросли в радиации.

— Если бы пожар не удавалось остановить — и он пошел дальше к наиболее загрязненным территориям, насколько это было бы опасно?

— Тут нужно спрашивать не насколько опасно, а для кого. Для пожарных, которые пожары там тушат, опасно. Опасно для людей, которые работают в зоне отчуждения. Скорее всего, все радионуклиды осядут в белорусской или украинской зоне отчуждения. Мы пока не можем сказать точно, нужно отслеживать эту ситуацию. Худший сценарий — это перенос ядовитых веществ в районе 150 километров.

Но тут нужно сказать, что в Чернобыле были зафиксированы радионуклиды с «Фукусимы» (имеет в виду аварию на японской АЭС в марте 2011 года — прим. «Медузы»), так что можете себе представить: большой пожар — это глобальное явление. Фукусимский цезий-134 выпадал год. И никто об этом не знал, просто фиксировали приборы, что он выпадал в низких дозах.

Сейчас у нас, в основном, травяной пожар. У него невысокая температура, поэтому невысокий подъем загрязнения из почв. Если леса загорятся, тогда уровень загрязнения будет выше. Но сейчас пожар локализован и никуда не двинется.

— Такое ядовитое облако может убивать? Вот пишут, что сильный пожар возле Чернобыля можно сравнить со взрывом ядерной бомбы в Восточной Европе — это ерунда?

— Не может убивать, это ерунда. Это небольшое дополнительное загрязнение, совсем некритичное для здоровья. Все это фоновый уровень. Радионуклиды будут разноситься ветром, но в очень маленьких дозах.

— Насколько я знаю, несколько лет назад вы обращались к официальным лицам Украины и предупреждали, что нужно содержать лесное хозяйство в порядке, но вас проигнорировали.

— Да, все так. Там нужно делать специальную систему раннего выявления пожара, быстрого реагирования, в том числе — чтобы соблюдался норматив прибытия пожарных к месту возгорания в течение пяти минут. Сейчас, наверное, правительство среагирует на наши заявления.

Источник: Meduza
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика