Не бойся, не проси?

Основное назначение корсетов для подростков — удержание позвоночника в правильном физиологическом положении и активная коррекция деформаций. | Фото с сайта center-albreht.ru

Девочке с серьезным заболеванием позвоночника отказано в инвалидности и оплате дорогостоящей реабилитации.

Семья Шевелевых вынуждена ездить раз в три месяца в Санкт-Петербург и оплачивать дорогостоящее лечение дочки, потому что поддержки на местном уровне она не получила.

Боли в спине начались у 13-летней Кати внезапно. «До сих пор мне и врачи не могут сказать, в чем причина проблем. Подозревают, что, возможно, это связано с быстрым ростом Кати, она достаточно высокая для своего возраста», — говорит мама девочки Наталья Шевелева.

В марте 2013 года школьница лечилась в детской областной больнице с диагнозом «комбинированный сколиоз 2 степени». В результате обследования было выявлено, что нарушение осанки и боли в пояснично-крестцовом отделе позвоночника связаны еще и с болезнью позвоночника спондилолистезом, которая привела к смещению позвонков.

Рекомендована инвалидность

Спондилолистез — смещение позвонка вперед в результате спондилолиза (врождённое несрастание дужки позвонка с его телом) или изменений в межпозвонковом диске. Это заболевание развивается медленно, в течение нескольких лет, или возникает внезапно при травме. Лечение этой болезни комплексное и включает специальный ортопедический режим, лечебную гимнастику, ношение разгружающего корсета, лечебную физкультуру по разученной методике, а при значительном смещении позвонков, как у Кати, — костно-пластические операции.

Врачи сообщили маме девочки, что они достаточно редко сталкиваются с таким заболеванием в Вологодской области, и направили ее на обследование в институт имени Турнера, расположенный в Санкт-Петербурге. Врач Микиашвили, кроме массажа, плавания, ЛФК и наблюдения ортопеда, рекомендовала родителям Кати обратиться в МСЭК для назначения инвалидности.

Ведь теперь девочке нужно приобрести функционально корригирующий корсет Шено стоимостью более 32 тысяч рублей. Его нужно менять раз в год, а раз в три месяца его нужно подгонять по фигуре, и эта процедура тоже платная. «Плюс надо учитывать стоимость билетов в Санкт-Петербург. Последняя моя поездка обошлась нам вместе со стоимостью корсета в 42 тысячи рублей», — говорит Наталья Николаевна, которая работает продавцом на ВМК и не может позволить себе такие масштабные траты регулярно.

Было бы намного легче, если бы этот протез, позволяющий фиксировать позвоночник и предотвращать риск его дальнейшей деформации, изготавливало вологодское протезно-ортопедическое предприятие. Но его представители сообщили, что у них в производстве нет подобных корсетов, и поэтому заказ принят быть не может.

Каждый за себя?

Наталья Шевелева была уверена, что, возможно, сотрудники вологодской медико-социальной экспертизы (МСЭ) подойдут к ситуации индивидуально и помогут ее дочке. Но бюро пришло к выводу, что инвалидности у Екатерины не установлено. «Главное бюро не отрицало наличия у Вашей дочери заболевания, однако имеющееся у нее нарушение здоровья со стойкими незначительно выраженными нарушениями функции организма на момент освидетельствования не приводило к ограничению ни одной из основных категорий жизнедеятельности», — сообщил тогдашний и.о.руководителя — главного эксперта по медико-социальной экспертизе Николай Медведев в ответе на заявление Натальи Николаевны с просьбой объяснить такое решение.

С одной стороны, медики больницы и института запретили Кате заниматься физкультурой и носить тяжелые учебники в школу, а с другой, специалисты МСЭ пишут: «Отказ связан с тем, что заболевание Кати не мешает ей осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой или игровой деятельностью в соответствии с возрастом». МСЭ ссылаются на нормативные документы «Правила признания лица инвалидом» и «Классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы». Медведев, который, кстати, уже не работает на посту и.о. руководителя, посетовал, что, увы, дороговизна лечения не входит в критерии установления инвалидности.

Однако последний скандал с врачами вологодской МСЭ, торговавшими свидетельствами об инвалидности, показал, что зачастую инвалидность получали совсем не те, кто ее заслуживал. В уголовном деле нескольких сотрудников — более 100 эпизодов. А сайт www.disability.ru, на котором инвалиды обсуждают свои проблемы, делится историями о том, как сложно приходится тем, кто пытается в Вологодской области доказать свое право на инвалидность. «У меня в самом начале карьеры инвалида был такой случай. Получил я свою третью группу, готовлюсь уходить, тут из кабинета выходит мужик, типа таких, как самолёты и поезда таскают, и говорит своему другу: «Всё в порядке, дали 1-ую», — пишут пользователи.

Мама Кати Шевелевой решила все-таки обжаловать решение МСЭ и направила жалобу в Федеральное бюро. Но там 1 августа 2013 года ответили, что экспертное решение принято в соответствии с нормативными документами. Наталья Шевелева очень расстроена — получается, что бесплатное лечение, гарантированное государством, — всего лишь миф, и даже в случае, когда болеют дети, никто не приходит на помощь. «У меня осталась надежда на Департамент здравоохранения, — делится Наталья Николаевна. — Может быть, есть возможность получить какие-то квоты, ведь, кроме оплаты лечения, Кате нужно будет в 18 лет делать операцию». «Премьер» сообщит о ходе лечения Кати и расскажет, кто поможет девочке обрести здоровье.

Источник: Марина Чернова
Автор: Марина Чернова
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика