15 тысяч неизвестных

В истории Тарногского района обнаружена малоизвестная широкой публике страница.

В конце февраля известный вологодский журналист Анатолий Ехалов опубликовал в социальных сетях материал о том, как жители Тарногского района осваивали Крым. По его словам, в самом начале 1960-х целых 15 тысяч тарножан покинули обжитые места и отправились жить в южные края.

Эту историю вологжанин вспомнил в связи с визитом крымчан в Вологду и подписанием соглашения о сотрудничестве между Вологодским и Симферопольским районами.

«Сюрприз» для первого секретаря

К началу 1960-х в Вологодской области развернулась кампания по ликвидации частных приусадебных хозяйств. Проще говоря, людей убеждали прекратить заниматься сельским хозяйством на личных огородах и пастбищах, сосредоточившись на работе в колхозах. Но не везде это проходило гладко.

Кстати, решение об этом было принято ещё в 1953 году — на сентябрьском пленуме ЦК КПСС, через полгода после смерти Иосифа Сталина. На том же пленуме первым секретарём ЦК партии был избран Никита Хрущёв. Фактически принятое тогда постановление «О мерах дальнейшего развития сельского хозяйства СССР» стало программой его действий. Спустя ещё полгода Президиум Верховного совета передал Крым в состав Украины. По времени это почти день в день совпало с постановлением ЦК об освоении целины.

«В одном из хозяйств они проводили собрание, на котором колхозники должны были отказаться от обузы приусадебных участков, — пишет Ехалов. — Упирались колхозники, как могли, но не бодаться теленку с дубом. В соседних районах уже рапортовали об успехах кампании. И вот уже под полночь колхозники сдались и покорно подняли руки».

Об этом Ехалову рассказал Алексей Усов, в начале 1960-х — первый секретарь Тарногского районного комитета КПСС. Утром следующего дня, по словам журналиста, Усова разбудил тревожный звонок из того же колхоза. Срочно прибыв туда, он увидел ужасающую картину — деревня опустела буквально за ночь.

«Оказалось, что в ночь все деревенское население, оставив родные гнездовья, ушло на станцию Костылево и уехало в Крым, — пишет Анатолий Ехалов. — Там уже ждали их, принимали без паспортов, обеспечивая и жильем и приусадебными участками. За одно это лето из деревень Тарногского района выехало в Крым 15 тысяч человек. По 10-15 тысяч человек потеряли и другие районы области».

В подтверждение своих слов Ехалов приводит историю своей поездки в Крым в 1995 году. «Обедая с председателями в лесопосадках с традиционным кулешом, я заметил, что многие в разговоре «чокают» и «окают» по-вологодски», — пишет он. Как он затем рассказал корреспонденту «Премьера», тогда он встретил двух председателей колхозов родом с Вологодчины — из Бабаевского и Тарногского районов.

Проверка связей

На поверку история, рассказанная Анатолием Ехаловым, оказалась гораздо загадочнее, чем выглядит на первый взгляд. Во-первых, сухие цифры статистики говорят, что 15 тысяч из Тарногского района выехать никак не могло. По Всесоюзной переписи 1959 года, в районе жило 24,5 тысячи человек, в 1970-м — 20,7 тысячи. Это при том, что отток населения шёл и без того, причём немалая часть людей уезжала в Вологду и другие крупные города северной и центральной частей России. Почти невозможно себе представить, что вместо 15 тысяч уехавших тарножан столько же откуда-то приехало в те же места.

Во-вторых, никто из опрошенных «Премьером» старожилов не смог вспомнить хоть что-то, отдалённо напоминающее историю, рассказанную Ехаловым.

Единственным, кто припомнил нечто похожее, стал Михаил Зыков. В описываемый период он был председателем колхоза «Заветы Ильича», а затем — первым секретарём Тарногского райкома КПСС. Перед пенсией он работал заведующим архивом обкома КПСС — нынешнего областного архива новейшей политической истории.

«Из моего колхоза однажды за одну ночь уехало 10 человек — они направились в Ростовскую область работать на виноградниках, там были созданы целые совхозы из тарножан, — вспоминает Зыков. — В эти годы как раз многие уезжали в Семикаракорский район. Также многие уезжали на целину в Казахстан. Всего из моего колхоза уехало 20 человек, из которых ни один не поехал в Крым».

Подоплека отъезда была очень простой. Во-первых, в северных колхозах людям очень мало платили. Сначала люди зарабатывали так называемые «трудодни», которые им затем либо оплачивали (в колхозе Зыкова — по 5 копеек), либо выдавали «натурой» — к примеру, зерном. На целине платили намного лучше, но самое главное — давали паспорта.

По словам главного архивиста Архива новейшей истории Сергея Цветкова, такого оттока людей быть не могло в принципе. «Если бы было столь массовое переселение людей, как пишет Ехалов, это бы не только отразилось в документах, но осталось бы в народной памяти. Но в документах нашего архива об этом нет ни слова», — разъяснил он «Премьеру».

Впрочем, местные жители вообще не вспоминают массового отъезда людей. «У нас на улице уехала только одна семья — Свитины, — размышляет тарножанин Александр Пешков. — Они были сосланными казаками и попросту уехали к себе на родину — в Ростовскую область».

При этом довольно много уроженцев Вологодской области (Тарногский район — не исключение) стали кадровыми военными и по окончании службы осели по всему бывшему Советскому Союзу — в том числе и в Крыму. Другие могли радикально сменить место своего жительства благодаря учёбе в вузах и последующему распределению на работу.

Только один собеседник «Премьера» рассказал о тарножанах, переехавших жить в Крым. Это была семья секретаря райкома ВЛКСМ Анатолия Романова. «Врачи порекомендовали по состоянию здоровья одного из членов его семьи сменить климат, и они уехали жить в Алушту, — вспоминает председатель районного совета ветеранов Екатерина Попова. — Но было это на 10 лет позже».

Источник: Газета Премьер
Система Orphus
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика