Поможет ли одинокая женщина реабилитировать русских колонистов?

Теперь территория Форта Росс стала национальным парком, откуда каждый год, в августе, наводится телемост с Тотьмой и устраивается совместный колокольный перезвон.
Теперь территория Форта Росс стала национальным парком, откуда каждый год, в августе, наводится телемост с Тотьмой и устраивается совместный колокольный перезвон.
 
Следы «одинокой женщины из Сан-Николаса» намерена отыскать на Вологодчине американка Сара Швебель (Sara Schwebel), доктор исторических наук из университета Южной Каролины. Впрочем, речь идет не о буквальных следах, а о документальных. Есть предположение, что та самая «одинокая женщина» имела косвенное отношение к Форту Росс - русской колонии на западном побережье США, основателем которой считается уроженец тотемской земли Иван Кусков.
 
Остров дельфинов
 
Уже длительное время Сара Швебель, обладательница престижных научных званий и степеней (доктор наук Гарварда и бакалавр Иельского университета, ныне она профессор кафедры английского языка и литературы в Южной Каролине), интересуется историей освоения Соединенных Штатов. Особенно ее увлекло повествование о молодой индианке, которая много лет провела в одиночестве на небольшом острове Сан-Николас у калифорнийского побережья, сумев по-настоящему сдружиться с птицами и морскими животными. В XIX веке история «одинокой женщины из Сан-Николаса» была крайне популярна в Америке, а один из посвященных ей романов - «Остров голубых дельфинов» - неоднократно переводился на русский язык.
 
Ныне Сара Швебель входит в число главных специалистов по изучению архива об «одинокой женщине», насчитывающем более 300 различных документов. Но большинство из них основано на материалах и свидетельствах американцев, а вот показания русских колонистов в них практически отсутствуют. 
 
Недавно Сара Швебель обратилась с заявкой в правительство области и региональное отделение РГО с просьбой поддержать разработанный ею исследовательский проект под названием «Одинокая женщина из Сан-Николаса». Предполагается, что кроме самой американки к проекту подключатся и студенты из Вологды, Москвы, Тамбова и Южной Каролины. У всех из них будет своя задача. Например, студентам вологодского университета предложат «искать в российских и местных газетах XIX-XX веков статьи об «одинокой женщине» и делать короткие резюме о людях и местах, упомянутых в публикациях». После чего представители Московской высшей школы социальных и экономических наук будут «оцифровывать» все собранные на Вологодчине данные.
 
Правда и мифы о «злобных русских»
 
И все же главная цель проекта заключается не в подготовке цифрового архива, а в попытке развеять усиленно насаждаемые сейчас в США стереотипы о «плохих русских». Причем, в первую очередь, развеять их среди детской и юношеской аудитории. Дело в том, что в США сейчас наблюдается новый всплеск интереса к истории девочки с острова Сан-Николас. На англоязычных ресурсах интернета, предназначенных для детей, - масса публикаций на эту тему. И практически везде плохими персонажами выступают представители Русско-Американской торговой компании, в ведении которой и находился когда-то Форт Росс. Версия, которую пытаются донести до американских школяров, такова - именно по приказу русских были убиты все мужчины из племени, населявшего когда-то Сан-Николас. И они же повинны в злоключениях маленькой индианки.
 
Хотя исторические документы говорят как раз обратное. Колонизация калифорнийского побережья русскими моряками и первопроходцами шла преимущественно мирным путем. Местных индейцев не уничтожали, а превращали в друзей и союзников. На фоне зверств, которые творили испанские, французские и англоязычные колонизаторы (но про это в американской прессе вспоминать почему-то не любят), русские выступали как раз миротворцами. Именно при Иване Кускове, ставшем первым комендантом Форта Росс, был заключен мирный договор о сотрудничестве с племенем кошайя. При нем появилась и первая школа для детей аборигенов. Многие индейцы научились говорить по-русски и приняли православие. В колонии были распространены смешанные браки. Сам Иван Александрович женился на женщине, которая была родом из местного индейского племени. В православии она приняла имя Екатерины Прохоровны и была с Кусковым до конца жизни.
 
Развеять миф о «злобных русских» уже пытались несколько вологодских писателей, написавших такие детские книги, как «Калифорнийская славянка» или «Русская Америка от Аляски до Калифорнии». Но особого распространения в США они не получили. Под властью стереотипов когда-то находилась и сама Сара Швебель. Но по мере изучения архивных документов к ней стало приходить понимание другой правды, не придуманной, а настоящей. Окончательно же стереотипы были развеяны в прошлом году, когда Швебель побывала в Вологде и приняла участие в научной конференции по вопросам освоения Русской Америки.
 
Вернувшись в США, Сара и подготовила свой проект «Одинокая женщина из Сан-Николаса», приложив к нему грантовую заявку. Вологодские эксперты достаточно высоко оценили озвученные предложения, но реализовать их на практике будет непросто. Главным камнем преткновения является высокая сметная стоимость запланированных мероприятий - почти 3 миллиона рублей. Даже с учетом того, что примерно половину этих расходов на условиях софинансирования готов взять на себя университет Южной Каролины, сумма все равно получается значительной. Возможно, вопрос с финансированием удастся решить через спонсоров или федеральный грант Русского географического общества - но полной ясности с этим пока нет.
 
Гостеприимство по-ануфриевски
 
Остается добавить, что Сара Швебель - не единственная американка с высокой научной степенью, проявившая неподдельный интерес к Вологодской области. В лихие 90-е почти полтора года с небольшими перерывами в белозерской деревне Ануфриево прожила доктор этнографии из Вашингтона Маргарет Паксон. Интересуясь местным фольклором, Маргарет, которую местные жители называли просто Мегги, научилась носить сапоги и фуфайку, ставить самовар и разжигать печку. А потом и траву косить стала, и сено в копны метать. 
 
Но самые яркие воспоминания у жителей деревни оставил уже последующий визит Паксон, когда она приехала в белозерскую глубинку вместе с журналистом и фотографом одной из популярных американских газет.
- Приехали к нам, поснимали на камеру, - до сих пор вспоминают ануфриевцы. - Скромные такие, улыбчивые. А тут - Троица. Пошли с нами на кладбище. Посмотрим, говорят, что это за обычай у вас такой родственников поминать. Налили им, как водится, сорокоградусной. За упокой православных душ. Сначала американцы отказывались. Мол, «ноу-ноу, не будем». Наши мужики им популярно объяснили, что тут отказываться нельзя, могут обидеть. Пришлось пить. Дело кончилось тем, что фотографа американского с кладбища до соседней деревни Фетинино на самосвале везли, а затем на руках к нам тащили. Но, ничего, отпоили огуречным рассолом и утром на ноги поставили. Стал как огурчик...
 
Кстати, вышедшая затем статья в американской газете была более чем позитивной.
Источник: Красный Север
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика