Отчаявшийся уралец попросил Путина лишить его гражданства РФ

Смотрели ли вы когда-нибудь в глаза отчаявшегося человека? Мне случилось. Это 55-летний екатеринбуржец Рафаил Зейналов. 15 лет своей жизни он отдал оборонке, затем, как все, пытался выжить в постсоветской России, обеспечить свою семью, сохранить и вывести в люди детей. Четыре года назад его неожиданно вызвали на беседу в МВД по Чеченской республике. Два года в заключении, еще два в бесплодной попытке восстановить утраченное здоровье и репутацию. Теперь он у последней черты и просит президента России Владимира Путина выдворить (!) его из страны, забыв о былых заслугах перед отечеством. Глаза Зейналова полны несвойственного людям южной крови отчаяния.

 

История его жизни типична для рожденных в СССР. Родом из Азербайджана, после окончания техникума распределился на Урал, на Малышевский рудник. «Приехал в город Асбест в 1984 году. При себе только потертый костюм, плащ и рваные туфли на ногах», – улыбаясь уголками рта, вспоминает Зейналов молодость. 15 лет отдал закрытому предприятию.

В сознании масс Малышевское рудоуправление – единственное месторождение изумрудов в России. Но специалисты знают: изумруды всегда были лишь попутной продукцией, главная – это бериллы. С 1942 года местные шахты входили в Горно-металлургический комбинат №3, выпускавшего важную оборонную продукцию, так называемую лигатуру (бериллиевую бронзу) для брони танков и самолетов. Затем перешли в ведение Минсредмаша СССР, работали на атомную и космическую промышленность.

 

 

В наследство от того периода у Зейналова осталась подписка о неразглашении гостайны, он «невыездной», и еще диплом инженера-энергетика УПИ (теперь УрФУ). С развалом горнодобывающего предприятия карьера нашего героя начинает делать кульбиты. Он – то начальник управления механизации и автотранспорта на Нижнетагильском металлургическом комбинате (НТМК, входит в «Евраз»), то сотрудник ООО «ЭСК Энергомост» – тянет линии электропередач для «Свердловэнерго» (сейчас филиал ОАО «МРСК Урала»).

В 2006 году Зейналов ушел в свой бизнес. Приобрел в Асбесте ООО «ПСТК Трейд» (согласно данным системы СПАРК, прежде владельцами являлись Михаил Мальцев и Дмитрий Терещенко). Основная специализация – производство хлебобулочных изделий. Проще говоря, это пекарня. «Начал с 9 рабочих мест, дошел до 45, – с гордостью говорит Зейналов. – У меня только в Екатеринбурге было 46 точек [по продаже], на всех трассах области, в Верхней Пышме, Богдановиче, Сухом Логу, Белоярском. Весь этот куст. Был свой автопарк – восемь хлебовозок».

Все закончилось в 2010 году. «Из ГУВД Чечни мне прислали повестку с требованием явится на допрос. Бумага официальная, с печатью, с подписью – надо ехать, и я поехал», – продолжает рассказывать Зейналов. Уже в Чечне выяснилось, что его обвиняют в серии автоугонов: «Помимо моей машины, еще 12 и чуть не за каждой – трупы».

Об истории своей машины, старенького седана Mercedes E220, наш собеседник поведал следующее: «Работая в «Энергомосту», приобрел его у директора Алексея Геннадьевича Никитина. Взамен отдал ему свою новую «Волгу» и 4 тыс. долларов доплатой. Через несколько лет продал, так получилось, жителю Грозного. Был бы покупатель из Екатеринбурга – продал бы ему». О том, что машине перебиты номера, Зейналов узнал только на допросе – всякий раз машину передавали по генеральной доверенности. Первый же допрос Зейналова в Грозном закончился заключением в камеру, в которой он провел два года.

«Уже потом, когда освободился, я приехал сюда, пошел к Никитину, а он мне говорит: “Пошел продавать, почему не спросил? Я же знал, что она перебитая”», – вспоминает Зейналов. И добавляет: «Попадись туда Никитин, его бы просто сломали! А получилось так, что сломали меня!».

«Из меня выбивали: «Подпиши, подпиши, подпиши». И подпиши не только свою, но и еще 12 угнанных автомобилей. Якобы я этим постоянно занимаюсь. Не подписывал, они издевались просто: плечи вывернули – я до сих пор руки поднять полностью не могу, коленки вывернули», – описывает мужчина происходившее с ним в Чечне. Избавление оказалось не менее спонтанным, чем арест: «Прошелся слух по следственному изолятору, что едет [глава СК РФ Александр] Бастрыкин. Они маленько там испугались. И через два года без 19-ти дней меня выпустили». «Просто привезли к вокзалу и высадили. Я попросил справку, что находился у них. На что мне в ответ прозвучало: “Или ты сейчас исчезаешь отсюда, или мы 100 грамм героина из кармана у тебя при понятых изымаем”».

Зейналов добрался до Москвы, при помощи знакомых нашел адвоката, вместе с ним вернулся в Грозный, пытаясь найти правду. В ответ услышал, что там его впервые видят.

Вернулся домой, «погоревал немного и начал производство восстанавливать». За время его «чеченской командировки» к супруге Светлане приезжали какие-то мутные личности якобы из Чечни – выманили около 50 тыс. долларов на то, чтобы вызволить мужа. Сама она то ли от отчаяния, то ли еще почему решила мужа бросить. Пекарня, оставшаяся на попечении наемных директоров, оказалась на грани разорения. «Загнали в долги по налогам, по зарплате, по всему. Ничего мне не оставалось, как расстаться с собственным имуществом и рассчитаться с долгами. 3 млн 800 тыс. рублей отдал, все загасил, по нолям. Государству сейчас я ничего не должен», – перечисляет наш собеседник.

Спасти предприятие так и не удалось. Оборотных средств на ведение бизнеса у мужчины не осталось. В банках кредиты давать отказались, прочие заемщики тоже «все отвернулись». Согласно данным системы «СПАРК», в июне 2014 года принято решение об исключении ООО «ПСТК Трейд» из Единого госреестра юридических лиц (ЕГРЮЛ) как недействующего предприятия.

«Я работы никакой не боюсь, но что мне сейчас, в 55 лет, инженеру, отработавшему 15 лет на «оборонку», – перед метро шапку бросить и милостыню просить?», – сокрушается Зейналов. – Обратился на уровень главы Асбеста, Владимир [Суслопаров, глава города] мой приятель. Но чем он мне поможет – я житель Екатеринбурга? Потом я начал описывать все это президенту [Владимиру Путину], генпрокурору [Юрию Чайке]. Было 14 обращений, ответ пришел один раз. Со мной созвонилась мадам Остякова из администрации президента. Мол, мы реагируем и отправим все по назначению. Прислали на [полпреда в УрФО Игоря] Холманских. Он тоже мне отписал туда, сюда. Везде ничего. В последний раз написал снова президенту и губернатору [Евгению Куйвашеву]. Просто: разрешите мне покинуть эту страну, снимите с меня подписку, лишите меня российского гражданства. Молчок опять, два месяца ни ответа, ни привета», – снова сокрушается Зейналов.

«Я понял, что все бесполезно, никакой помощи не будет, все в глухой обороне. Мне жаль покидать страну, у меня внуки здесь, дети здесь, но я выхода другого не вижу. Я обещаю, что не скажу ничего плохого про страну, про не совсем радивых руководителей. Все, что у меня есть на душе, там и останется. Я действительно не вижу другого выхода, я не могу унижаться дальше. Я не воровал, не грабил, не клал под себя. Я жил, зарабатывал, вкладывал в бизнес, дал стране двух замечательных детей», – резюмировал разговор Зейналов.

Если ему разрешат выехать, он намерен отправиться в Канаду, где живут родственники и знакомые. С их помощью Зейналов надеется начать жизнь заново.

Не беремся судить, насколько его история правдива, но то, что человек отчаялся, очевидно. Мы попытались обратиться за комментарием в пресс-службу МВД по Чеченской республике. По телефону там затруднились это сделать, попросив отправить запрос на имя министра, генерал-лейтенанта Руслана Алханова (направлен). Мы сделали это и ждем ответа. Глава Асбеста Владимир Суслопаров заявил, что фамилию «Зейналов» он где-то слышал, но в связи с чем и когда, вспомнить не смог.

В аппарате уполномоченного по правам человека Свердловской области Татьяны Мерзляковой нам пояснили, что вопрос лишения гражданства «невыездных» действительно непростой и находится в компетенции единственного человека в этой стране. «Только если такое прошение удовлетворит президент. В другом случае надо ждать истечения срока давности, другого способа не вижу», – поясняет советник по вопросам гражданства и миграции омбудсмена Элина Руденкина. По ее словам, такие случаи не единичны – сейчас с вопросами обращаются правоохранители, которым запретили все поездки за границу. «Кого сейчас можно винить? Люди сознательно шли на это, им производили дополнительные выплаты», – говорит Руденкина.

Её единственный совет нашему герою – заручиться согласием властей Канады принять его и дать гражданство. «Статья 20 закона «О гражданстве» гласит: основанием отказа в выходе из гражданства Российской Федерации могут служить не выполненные перед страной обязательства. В данном случае – подписка о неразглашении, выданная на определенный срок. А также, если гражданин не имеет иного гражданства и гарантий его приобретения», – подчеркнула Руденкина.

P.S.: Незадолго до публикации этой статьи Рафаилу Зейналову позвонили из приемной Генпрокурора РФ Юрия Чайки. 3 апреля его ждут на прием в Москве.

Источник: Znak.com
При любом использовании материалов сайта обязательна гиперссылка на адрес newsvo.ru
Яндекс.Метрика